Коротко

Новости

Подробно

Генерал без армии

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Именно при Рашиде Нургалиеве МВД дозрело до самой скандальной и неконтролируемой структуры


Всеволод Бельченко


Рашид Нургалиев рискует запомниться как самый скандальный министр внутренних дел: МВД при нем потрясает один скандал за другим. Так, в ноябре по стране прокатилась серия разоблачительных заявлений милиционеров: свои видеообращения записало больше десятка нынешних и бывших сотрудников. Тексты выступлений разнятся: от жалоб на плохие условия службы до рассказов о липовых уголовных делах, подлоге и коррупции, но суть одна — впервые в истории милиционеры стали массово выносить сор из избы.

До этого по стране прокатилась другая волна, на этот раз вопиющих преступлений милиционеров: все началось в апреле со стрельбы, учиненной майором Евсюковым в столичном супермаркете, а закончилось расстрелом двух школьников в Туве сотрудником ДПС Борбак-оолом в конце октября.

Разъяснений всех этих ужасов ожидали именно от Рашида Нургалиева.

Хоккеист в футляре


Рашид Нургалиев родился 8 октября 1956 года в казахстанском городке Джетыгаре. Его родители Гумар и Александра работали в одной из местных колоний. Вскоре отца перевели на Север, а в 60-х назначили начальником колонии в карельском поселке Верхний. Семья Гумара Нургалиева тогда переехала в соседний поселок Надвоицы, где осела на несколько десятилетий.

Надвоицы — небольшой поселок, построенный вокруг местного алюминиевого комбината, всего 10 тысяч жителей. Нургалиева тут прекрасно помнят: и одноклассники, и учителя, и соседи.

Он был "компанейским парнем, занимался спортом, играл в хоккей, любил песни Демиса Руссоса", вспоминает Олег Шелыгин, учившийся в параллельном классе. Одноклассник Николай Захаров также говорит о Нургалиеве как об "общительном, простом парне" и добавляет: он возглавлял школьную команду КВН.

Веселый, находчивый, общительный, но при этом закрытый — уточняют портрет Нургалиева другие знакомые.

"Он был очень собранный парень, довольно строгий, — вспоминает одноклассник Нургалиева Владимир Чащинов. — Не было в его характере чего-то детского, бесшабашного... У него единственного в классе не было клички — не прилипала она к нему".

"Он не был похож на старшего брата: тот мог иногда откровенничать с мамой или со мной, а Рашид нет, — говорит классный руководитель и учитель математики Нургалиева Нина Залысина. — Это был аккуратный собранный мальчик, очень старательный, настойчивый, доброжелательный. Занимался гимнастикой, а потом хоккеем".

Закрытость и сдержанность станут фирменными чертами Нургалиева: и в институте, и в КГБ-ФСБ, и на министерском посту он тщательно дозирует информацию о себе и близких. Не то чтобы ему было что скрывать: просто со школы министр предпочитает не рассказывать лишнего.

Любовь к хоккею, кстати, тоже оттуда, из школы: министр до сих пор не прочь выйти на лед — пару лет назад, во время визита в Надвоицы, он сыграл матч со своими одноклассниками. Известно также, что Нургалиев с увлечением следит за успехами хоккейного клуба МВД.

Физика любви


В 1974 году Рашид Нургалиев уехал в Петрозаводск и поступил на физико-математический факультет местного университета. Воспоминания однокурсников и преподавателей слово в слово повторяют рассказы одноклассников: целеустремленный, аккуратный, учился хорошо, но не отличник. При этом чем жил Нургалиев, сказать толком никто не может — не любил Рашид Гумарович разговаривать по душам. Известно лишь, что на первом курсе он жил в университетской аудитории, переоборудованной под общежитие, был однажды рядом с общежитием бит хулиганами, после чего переехал жить к знакомым родителей. Единственное, чем запомнился Нургалиев в университете, — песнями.

"Рашид пел в студенческом академхоре, — вспоминала бывший декан физико-математического факультета Клара Йолева. — Знаете, очень неплохо у него получалось. Голос такой сильный был".

Окончив институт, вооруженный сильным голосом и знанием физики, Рашид Нургалиев вернулся в Надвоицы и устроился в вечернюю школу преподавателем физики.

Как говорит Нина Залысина, там же, в Надвоицах, на вечере встреч выпускников школы Нургалиев познакомился со своей будущей супругой Маргаритой Рябцевой, студенткой Петрозаводского педагогического института.

"Рита, когда увидела Рашида, тут же сказала: "Этот парень будет мой!"", — вспоминала в разговоре с журналистами Валентина Филатова, подруга родителей Нургалиева.

"Дочка познакомилась с ним на танцах после зимней сессии. В апреле они уже поженились, — рассказывала несколько лет назад теща министра Тамара Рябцева. — Должна признаться, они до сих пор любят друг друга".

Маргарита Нургалиева в свое время любила театр, а ее супруг — охоту, вспоминают родственники. Иногда он приезжал весной и осенью пострелять уток, глухарей, тетеревов, а осенью еще и лосей

У Нургалиевых двое сыновей: старший, Максим, родился в 1981 году и учился в той же Надвоицкой школе, младший, Рашид, три года спустя и образование получал уже в Петрозаводске. По воспоминаниям учителей, сыновья по характеру похожи на отца, оба также выбрали себе карьеру в силовых структурах: Максим окончил Академию ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого, Рашид — Академию ФСБ.

Операция "Кобальт"


Но как сам Рашид Нургалиев из скромного учителя физики стал сотрудником всемогущего КГБ?

У преподавателя вечерней школы не было перспектив, их тогда закрывали, объясняет карьерный кульбит Нина Залысина. Одноклассники и однокурсники добавляют: в университет приходили люди из КГБ, присматривали кадры, возможно, целеустремленный выходец из семьи начальника колонии им приглянулся.

Как бы то ни было, уже в 1981 году Нургалиев стал оперуполномоченным горотдела КГБ в Костомукше, откуда его отправили на переподготовку в Минск, на высшие курсы КГБ СССР. После окончания курсов в 1982 году Нургалиев стал начальником Медвежьегорского райотдела, затем — начальником отдела по борьбе с терроризмом в областном КГБ.

Звездный час Нургалиева пробил в 1992 году, когда руководить карельским Министерством безопасности прислали выходца из Петербурга Николая Патрушева. Буквально через несколько дней после назначения новый министр провел с группой своих подчиненных операцию по задержанию самолета ЯК-40 "Литовских авиалиний", на котором пытались контрабандой вывезти 2,6 тонны кобальта. Именно благодаря этой операции Патрушев заметил Нургалиева. С тех пор зам по борьбе с терроризмом стал его ближайшим соратником. Там же, в карельском Министерстве безопасности, Нургалиев познакомился и с другими ныне высокопоставленными силовиками: Владимиром Проничевым (руководитель пограничной службы) и Анатолием Грошевым (первый зам руководителя службы экономической безопасности ФСБ).

Нургалиев шел на повышение всякий раз, как продвигался по служебной лестнице его шеф: в 1994 году Патрушев переходит на службу в центральный аппарат Федеральной службы контрразведки (позже — ФСБ), Нургалиев следует за ним. В 1998 году Патрушев становится замом руководителя администрации президента — Нургалиев возглавляет главное контрольное управление администрации, в 1999-м Патрушев уходит на директорство в ФСБ, Нургалиев становится его замом и начальником инспекторского управления.

Именно росту влияния ФСБ приписывали назначение Нургалиева в 2002 году первым заместителем министра внутренних дел и начальником криминальной милиции. Собственный портфель в правительстве Нургалиев получил в 2004 году, когда его предшественник Борис Грызлов ушел на пост спикера Госдумы.

Одинокий игрок


Нургалиев шел наверх за Николаем Патрушевым, но за самим Нургалиевым, похоже, не шел никто: он не брал с собой наверх друзей, родственников и сослуживцев. Так, один из близких друзей Нургалиева, с которым тот начинал служить в КГБ и учился в одной школе, Александр Пшеницын, по-прежнему работает в УФСБ по Карелии на скромной должности зама. Родной брат министра — Радик Нургалиев — живет в Надвоицах и трудится охранником на местном асфальтовом заводе.

"Очень порядочный мужик, он у нас живет в Надвоицах, шоферил все время, — вспоминает Нина Залысина. — Рашид приезжает к нему в гости, у них очень теплые отношения. У нас его теща до сих пор живет".

Теща, кстати, до недавнего времени трудилась дежурным электромонтером на Надвоицком алюминиевом заводе. Не пользуются министерским блатом и дети Нургалиева. Ситуация для современной России, мягко говоря, нетипичная.

Нургалиев трудоголик: как писали СМИ, он работает практически без выходных, а после назначения на министерский пост похудел на несколько размеров. Работа — это "моя жизнь", признавался родным Нургалиев.

Увы, жизнь эта, похоже, удается все меньше и меньше.

"Он не замешан в крышевании и коррупционных скандалах, он сам по себе профессионал, хорошо знающий оперативную работу, но в период его министерства управление МВД как системой потеряно, — рассказал "Огоньку" источник, близкий к руководству МВД. — Министерства как единого организма больше не существует. Есть несколько заместителей министра, которые имеют своих покровителей и проводят свою политику. Доходит до того, что некоторые заместители министра между собой не общаются и не разговаривают. Бывают недели, когда не проводятся совместные оперативные совещания, и руководители действуют сами по себе!"

"В 2005 году Нургалиев подписал приказ N 650, где записано: по большинству видов преступлений число раскрытых дел в нынешнем году должно быть больше, чем в прошлом, — говорит председатель координационного совета профсоюза работников милиции Михаил Пашкин. — Милиция уже не справляется с этими планами: каждый участковый должен сделать по два протокола в день, в месяц — одно уголовное дело. Отдел дознания в Москве должен в месяц 40 дел направить в суд. Фактически сегодня в МВД выстроена потогонная система, где "добавленная стоимость" — это посаженные граждане. Отсюда — липовые уголовные дела. Сотрудники милиции работают без выходных, им это не оплачивают, не дают отгулов, и ясно почему: если давать отгулы, кто же будет выполнять план по посадкам?"

Контролирует ли Нургалиев свое ведомство?

"Похоже, в МВД не было единой кадровой политики при назначении заместителей министра, все эти назначения велись из разных центров власти, конкурирующих, а иногда даже воюющих между собой, — говорит источник "Огонька". — В итоге МВД на уровне замов и руководителей департаментов напичкано представителями разных структур.

При этом Нургалиев без сопротивления "сдал" несколько важных структур МВД: при нем ликвидировали подразделение по борьбе с организованной преступностью, центр по борьбе с наркотиками, с отмыванием денег. При этом все выглядит так, будто эти решения министр принимал не сам. Например, незадолго до ликвидации центра по борьбе с оргпреступностью Нургалиев утвердил программу по борьбе с ней, укрепил это подразделение. И вдруг — раз, и реорганизация!"

По словам нашего источника, сейчас готовится еще одна похожая "реорганизация": из ведения МВД хотят изъять все подразделения по проведению специальных технических мероприятий.

"Он хороший профессионал, хороший человек, но это не те свойства, которые позволяют быть руководителем одного из ведущих министерств, — говорит собеседник "Огонька". — Он ничего не может отстоять. Но когда идет противостояние между группами внутри власти, все заинтересованы как раз в таком министре, министре, при котором МВД остается болотом".

Нургалиеву, похоже, не на кого опереться: его шеф Николай Патрушев ушел на не самую влиятельную должность председателя Совбеза, своей мощной команды внутри МВД у министра нет. На поддержку милицейских низов Нургалиев также не рассчитывает.

"Он нас не очень любит, — говорит Михаил Пашкин. — Я знаю людей, которые пытались с ним заговорить о профсоюзе, так он после этого перестал с ними встречаться!"

Любую инициативу с мест министр воспринимает с подозрением: так, автора скандального обращения майора Дымовского Нургалиев обвинил в клевете, а других правдорубов назвал людьми, дискредитирующими органы.

Не складываются у министра отношения с общественниками и СМИ: первые разочаровались в Нургалиеве, когда он оправдал действия Башкирского ОМОНа в Благовещенске, вторых министр обвинил в "дезавуировании народа" и кампании против милиции.

На этом фоне обещания министра наладить работу со СМИ, повысить открытость МВД и изменить кадровую политику многие воспринимают с нескрываемым скепсисом.

"В милиции сложилась патологическая ситуация: руководители не верят сотрудникам, а сотрудники не верят руководителям", — сокрушается Михаил Пашкин.

Общество, увы, не верит ни тем, ни другим. И это, пожалуй, самый заметный итог 5-летнего министерского срока Рашида Нургалиева.

Материалы по теме:

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя