Коротко

Новости

Подробно

Иностранные инвесторы вложили в премьера немного критики

Владимир Путин принял их без излишней забюрокраченности - в "Балчуге"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Председатель правительства России Владимир Путин вчера встретился в отеле "Балчуг Кемпински" с членами Консультационного совета по иностранным инвестициям, которые рассказали ему, почему они хотят инвестировать в российскую экономику. Специальному корреспонденту "Ъ" АНДРЕЮ Ъ-КОЛЕСНИКОВУ они рассказали, почему инвестировать не хотят.


Российский премьер встречался с иностранными инвесторами в отеле "Балчуг". Два года назад такая встреча проходила в "Президент-отеле", принадлежащем управделами президента России. Но год назад было, видимо, решено придать встрече символическое или, можно даже сказать, мистическое значение. Для этого ее перенесли в отель "Балчуг", который сам по себе является, собственно говоря, и объектом, и субъектом иностранных инвестиций.

Более того, мистицизм был доведен (скорее всего, уже помимо сознательной воли организаторов, зато, думаю, при влиянии бессознательной) до наивысшей точки кипения тем обстоятельством, что встреча проходила в зале Wladimir.

Причем если в прошлый раз проход осуществлялся через вход с табличкой Wladimir, то теперь — через Wladimir I. Если предположить, что пронумерованы были не просто разные входы в зал, а разные ипостаси, которые миновал в своем развитии господин Путин как, например, президент и премьер-министр, то следовало особенно внимательно отнестись к двери, над которой уже сейчас сияет табличка Wladimir II.

Встреча должна была начаться в 13.00. Как рассказал один из ее участников, он, собираясь в Москву, не представлял себе в точности, о чем пойдет речь на этот раз, но одно знал наверняка: вовремя не начнется.

Между тем встреча началась с опозданием всего на час, то есть практически вовремя.

Владимир Путин заметил, что она проходит в день 20-летия падения Берлинской стены, а это событие не только для Германии, но и для всего мира.

Падение, по его словам, подвело черту под "печальным прошлым" (впрочем, его мнения насчет того, что оно было печальным, не разделяют сейчас, судя по социологическим опросам, даже многие жители бывшей ГДР) и стало "этапной вехой к объединению всей Европы".

Таким образом, Владимир Путин и в самом деле, очевидно, считает, что объединение Европы с ее общими границами началось с объединения ГДР с ФРГ, а значит, что в этом деле нельзя недооценивать роль Советского Союза и, главное, его правопреемницы Российской Федерации. (И, как обычно, никакой благодарности!)

Премьер отметил, переходя от пункта "Разное" к основной повестке дня, что "подавляющее большинство иностранных инвесторов не пожалели о сделанном в пользу России выборе" (подавляющее меньшинство не считается).

— Находящиеся в этом зале коллеги,— отметил премьер,— представляют фирмы, которые вложили в экономику России $90 млрд (и таким образом стали ее заложниками.— А. К.).— Это очень приличные деньги. И большинство намерено, как я понимаю, вкладывать и дальше (а что же им остается? — А. К.).

Премьер признался, что готов поговорить о том, что следует предпринять "российскому правительству для инвестиционного прорыва". Возможно, он не рассчитывал, что в ответ на эту ритуальную вежливость иностранные инвесторы и в самом деле начнут об этом говорить.

Но они начали. Джеймс Терли, председатель совета директоров и главный исполнительный директор Ernst & Young, сказав, что российское правительство может выйти из кризиса раньше других (он ни слова не произнес насчет того, выйдет ли вслед за российским правительством и российская экономика тоже), добавил, что в действительности самое главное — разработать новую структуру отношений с иностранными инвесторами.

Господин Терли не отличался особой деликатностью. Он рассказал, что благодаря "административным задержкам одна крупная иностранная компания начала строительство в Москве на год позже, чем могла бы" (хотя это опоздание сродни опозданию Владимира Путина на эту встречу — то есть начали строить практически вовремя).

— Существующая система выдачи лицензий, разрешений, сертификатов наносит вред привлекательности России,— поделился своей болью господин Терли.— Плюс проблемы с транспортом и инфраструктурой...

Дополнение, которое сделал господин Терли, пожалуй, обессмысливало дальнейший разговор: проблема инвестиционной привлекательности России автоматически теряла свою актуальность, как я понимаю, навсегда.

Но Владимир Путин не согласился с этим утверждением. Он горячо поблагодарил Джеймса Терли за позитивную оценку. Я подумал, что ослышался, но тут Владимир Путин поблагодарил его и за "выверенные критические замечания".

"Административные задержки" он перевел для себя как "излишнюю забюрокраченность":

— Это тяжелое наследие рыночной... э-э... то есть плановой экономики,— без энтузиазма поправился премьер.— Это когда чиновник лучше инвестора знает, что делать и как и когда это делать.

Премьер заявил, что российские власти работают над этой проблемой.

— Делаем, хотя и не так быстро, как хотелось бы. (Иностранным инвесторам. А российским чиновникам этого вряд ли вообще хотелось бы.— А. К.)

Речь идет прежде всего, по его словам, о переходе на заявительный принцип деятельности иностранных инвесторов.

— Российская экономика,— подчеркнул премьер,— испытала сжатие рынка и ценовое падение, то есть это двойной удар.

А значит, спрашивать с нее в ближайшее время еще и благоприятного инвестиционного климата было бы просто нечестно.

После встречи инвесторы, между тем, выходили с просветленными лицами, и выражение этих лиц не меняло даже то, что сами бизнесмены рассказывали.

Причем интересно, что никто из них, приводя примеры административного произвола в России, не ссылался на опыт своих компаний (и в самом деле, сказывался опыт работы в России). Всякий раз это были просто крупные или даже транснациональные компании.

Представитель одной из них поделился со мной одним из таких ярких примеров.

Инвесторов, которые хотят вкладывать в Россию, с 2006 года проверяют на профпригодность. Необходимо, чтобы свои дипломы о высшем образовании они заверяли специальным образом там, где они их получили, и привозили документы об этом в Россию.

— А некоторые выросли, например, в Германии, закончили два вуза в США и больше туда никогда не возвращались — и теперь работают президентами и вице-президентами крупнейших корпораций! А требуется, чтобы они лично заверяли эти дипломы по месту их выдачи! Да они ни за что туда сами уже никогда не поедут! И в Россию после этого тоже! Уж лучше в Китай: там таких требований нет и не может быть!

Конечно, им любой предлог нужен, чтобы в Китай что-нибудь да инвестировать.


Комментарии
Профиль пользователя