Коротко

Новости

Подробно

Демонстративный ресурс

Коммунисты Москвы отпраздновали 7 ноября с массовкой из регионов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

7 ноября представители левых сил во главе с лидерами КПРФ праздновали 92-ю годовщину революции октября 1917 года. По оценке организаторов, в шествии и митинге только в Москве приняло участие до 40 тыс. человек, милиция говорит о 7 тыс. митингующих, что тем не менее является рекордом последних лет. Рекорд, впрочем, стал результатом организованной работы: своих активистов КПРФ свозила в Москву из регионов автобусами, как делают это представители "Наших". По окончании митинга группа левых радикалов пыталась прорваться на Красную площадь, но не сумела справиться с ОМОНом.


Место сбора демонстрантов было назначено у памятника Пушкину, а шествие должно было начаться по Тверской от галереи "Актер". Движение автомобилей на пересечении Тверской с бульварами милиция перекрывать не стала, и, чтобы пройти от места сбора к месту старта, демонстрантам нужно было воспользоваться подземным переходом, в который их вежливо загоняли милиционеры с мегафонами. "Проходим на улицу Горького",— говорили они, очевидно полагая, что пенсионерам, составлявшим большую часть демонстрантов, приятнее слышать старый топоним. Вообще, в отличие от остальных оппозиционных демонстраций, на этой отчетливо чувствовались взаимная симпатия демонстрантов и милиции. По пути следования колонн порядок наряду с милиционерами и муниципальными народными дружинниками обеспечивали дружинники в повязках с логотипом КПРФ. Причем и у тех, и других, и у третьих рации были настроены на одну и ту же волну, поэтому то, что говорили друг другу милиционеры, было слышно коммунистическим дружинникам и наоборот. Даже колонна нацболов — человек двадцать с черными флагами и транспарантом "Пусть будет бунт" — никаким особым вниманием милиции не пользовалась. Нацболы, впрочем, шествие замыкали, а в голове демонстрации следовали активисты наиболее близкого к КПРФ и потому наиболее умеренного Союза коммунистической молодежи (СКМ) — они скандировали усовершенствованную версию старой нацбольской кричалки: "Завершим реформы так: над Кремлем красный флаг" (в оригинале, которым сама НБП уже много лет не пользуется, было "Сталин, Берия, ГУЛАГ").

Лидеры шли не во главе демонстрантов, а в колонне, следовавшей за молодежью из СКМ. На них, в том числе на Геннадии Зюганове, были красные шарфы с символикой КПРФ, делавшие лидеров партии похожими на футбольных болельщиков. Когда голова колонны сворачивала на Охотный Ряд, хвост еще толпился на Пушкинской. Очевидно, это была самая массовая оппозиционная демонстрация в Москве в этом году, но если присмотреться к колоннам, можно было обратить внимание, что массовку создавали в том числе и многочисленные группы коммунистов из Подмосковья и окрестных (Тульской, Владимирской, Ярославской, Калужской) областей, доставленные в Москву автобусами. Также выделялась многочисленная колонна обманутых дольщиков в желтых майках и с желтым же надувным дирижаблем. У здания Госдумы колонна остановилась. Активисты СКМ начали скандировать: "К свиньям эту Думу", а в это время колонна, в которой шли лидеры КПРФ, прошла вперед, чтобы воспользоваться своей привилегией: пройти на Театральную площадь, минуя рамки металлоискателей.

На площади у памятника Карлу Марксу демонстрантов ждала стационарная, как во время празднования Дня города, сцена, с которой какая-то пожилая женщина под минусовую фонограмму исполняла вполне аполитичные, если не сказать кабацкие, песни. Сплясав на прощание, женщина уступила место на сцене петербургскому барду Александру Харчикову, также исполнившему две песни — вначале про любимый автомат, из которого лирический герой собирается убивать "сволочей": "Начинаем на букву А и кончаем на букву Я", затем — про какого-то Лилипута, подмявшего под себя Россию: "Россия, прозрей, стряхни с себя ярмо Лилипута". В паузе между песнями господин Харчиков успел прокричать: "Социализм или смерть!" Хотя вопрос был явно риторический, собравшиеся начали кричать в ответ — "Социализм!", а чей-то голос из толпы добавил: "Конечно, лучше социализм, чем смерть".

Потом выступал Геннадий Зюганов. Перечислив достижения советской власти, лидер КПРФ начал критиковать правительство, требуя, однако, отставки не всего кабинета, а только нескольких министров, причем по имени назван был только Алексей Кудрин, еще двоих господин Зюганов называл обидными кличками — "генерал Тубареткин" и "баба-ЕГЭ". Также в своей речи лидер КПРФ обвинил в аварии на Саяно-Шушенской ГЭС "рыжего фюрера", не уточняя, кого именно имеет в виду.

Затем господин Зюганов вручил несколько партбилетов новым членам партии и один орден "Партийная доблесть" пенсионерке Мелентьевой, которая в ответ прокричала в микрофон: "Служу Советскому Союзу!" Организаторы митинга вообще явно постарались, чтобы собравшиеся не скучали: речи шли вперемешку с эстрадными номерами и чтением стихов. Продолжалось все это до часа дня, но интрига сохранялась дольше: накануне на сайте "Левого фронта" был опубликован анонс еще одного митинга под лозунгом "Красную площадь — народу!", участники которого приглашались к половине второго к памятнику маршалу Жукову на Манежной для дальнейшего прорыва на Красную площадь. Манежная площадь, однако, была перекрыта ОМОНом.

Митингующие с Театральной по окончании своего мероприятия двинулись к гостинице "Москва", заполнив половину площади Революции (вторая половина была заблокирована цепями ОМОНа). В толпе выделялся толстый пожилой мужчина, изображавший Владимира Ленина и развлекавший собравшихся матерными речовками. Будет второй митинг или нет, никто не знал; собравшиеся оживились, только когда в милицейский автобус без видимых причин втащили четверых активистов "Левого фронта". Демонстранты обступили автобус, требуя отпустить задержанных, омоновцы начали неторопливо загонять демонстрантов в метро, и в этот момент группа активистов "Левого фронта" во главе с лидером "Авангарда красной молодежи" (АКМ) Сергеем Удальцовым попыталась прорвать оцепление, чтобы все-таки пройти на Манежную. Ряженый "Ленин" также был среди прорывавшихся, но он быстро убежал, а два десятка участников прорыва омоновцы забрали в автобусы, причем у господина Удальцова, когда его задерживали, было разбито в кровь лицо. Сегодня лидер АКМ должен предстать перед судом по обвинению в организации несанкционированного митинга и сопротивлении сотрудникам милиции. До суда господин Удальцов находится под арестом в ОВД "Китай-город", остальных активистов отпустили вечером 7 ноября.

Олег Ъ-Кашин



Комментарии
Профиль пользователя