Коротко

Новости

Подробно

Выпрямление "автогражданки"

Теория и практика

"Business Guide (Страхование)". Приложение от , стр. 30

С 1 ноября у всех попавших в аварии водителей появилась возможность уезжать с места ДТП, не дожидаясь сотрудников ГИБДД, и обращаться за выплатой по ОСАГО в "свою" компанию. Страховщикам эти новации уже принесли больше хлопот, чем денег. Зарабатывать компании пытаются на другом нововведении — "зеленой карте" — полисах ОСАГО для выезжающих за рубеж.


Ксения Ленова


На черном рынке ОСАГО — 775 тыс. чистых бланков полисов ОСАГО, которые агенты продают по дешевке и которые ни от чего не смогут защитить своих владельцев: выпустившие эти полисы компании давно лишились лицензий. "Конечно, соблазнительно купить полис ОСАГО за 500 рублей, когда в офисах страховых компаний он стоит, например, 6 тыс. рублей. Однако таким искателям лучшего следует помнить, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке",— увещевал водителей председатель совета директоров "РЕСО-Гарантии" Сергей Саркисов месяц назад.

Мышеловка может захлопнуться уже в ближайший год, когда всех автовладельцев обяжут получать выплаты по "автогражданке" только в "родной" компании. Сейчас более 99% пострадавших в авариях обращаются за возмещением в компанию виновника ДТП. И последнее, о чем думает водитель, покупая полис "автогражданки",— это финансовая устойчивость компании. Но если автовладельцы начнут получать выплаты у "своих" страховщиков, ситуация может кардинальным образом измениться. "Сейчас многие автовладельцы покупают полисы ОСАГО по принципу "бежал через мосточек, ухватил кленовый листочек", поэтому и сталкиваются с обанкротившимися компаниями,— считает первый замгендиректора "Росгосстраха" Дмитрий Маркаров.— Но это, конечно, проблема не людей, а системы, которая не мотивирует задумываться о надежности страховщика".

Формально прямое возмещение убытков ввели еще с 1 марта. Однако пока этой новацией воспользовалось лишь около 20 тыс. автовладельцев из 25 млн. Причиной тому стали опасения страховщиков: в Европе прямое возмещение вводилось десятилетиями, а в России — всего за несколько лет. "Нам нужно было время обкатать систему прямого возмещения",— говорит Дмитрий Маркаров.

Отсрочить введение прямого возмещения страховщикам помог юридический казус. В феврале Минфин выпустил приказ, обязывающий компании согласовать новые правила работы с чиновниками. Когда в министерство поступило соответствующее соглашение, выяснилось, что там есть пункт, по которому нововведения работают только в том случае, если оба участника аварии купили полисы ОСАГО не раньше 1 марта.

В качестве довода приводилось заключение Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве. Минфин и Росстрахнадзор отстаивали право на нововведения для всех владельцев полисов ОСАГО. Спор затянулся почти на год — документ до сих пор не согласован с Минфином. Месяц назад страховщики отправили в министерство новый вариант соглашения, где предложили ввести прямое возмещение для всех автовладельцев с 1 ноября. Более того, профобъединение занимающихся ОСАГО компаний — Российский союз автостраховщиков (РСА) — планирует в течение ближайших недель внести поправки в законодательство, которые обяжут всех автовладельцев обращаться за выплатами только в "свои" компании. Пойти на эти меры страховщиков вынудили неожиданные трудности.

Кривое возмещение


Сейчас, выплатив своему клиенту, компания требует деньги со страховщика виновника аварии. А тот возвращает средства по фиксированной ставке в зависимости от федерального округа. Причем не важно, платит он за разбитую фару "Жигулей" или за разбитый вдребезги Mercedes — сумма всегда будет одна и та же. В Москве она составляет 29 313 рублей. В результате большинство участников рынка стали выплачивать по прямому возмещению только клиентам с маленькими убытками, а водителей машин с серьезными повреждениями отправляют под разными предлогами в компании виновника аварии.

"В итоге страховщики зарабатывают на разнице между размером урегулированного и возвращенного от компании виновника убытка",— поясняет директор департамента автострахования "Югории" Сергей Мезенин. Страдают от этого в первую очередь страховщики с дорогими машинами в портфеле. И единственным выходом из ситуации считают введение обязательного прямого возмещения.

Прошедшие восемь месяцев показали, что это далеко не единственная проблема. По словам директора юридического департамента Первой страховой компании Риммы Иващук, в Минфине пылятся поправки в Налоговый кодекс, без которых у страховщиков по итогам финансового года могут возникнуть проблемы с налогообложением. Ситуация проста: из-за выплат по фиксированным ставкам на балансе страховщиков числятся "хвосты", которые отражаются в кредиторской и дебиторской задолженности и могут вызвать вопросы у налоговиков.

С налоговиками же связана еще одна проблема. Как рассказали BG в РСА, сейчас Федеральная налоговая служба и Служба судебных приставов могут арестовать счета компании, в том числе спецсчет, с которого производятся выплаты по прямому возмещению. На время ареста страховщик фактически выпадает из системы, поэтому РСА планирует внести в законодательство поправки, которые придадут спецсчетам особый статус и оградят их от арестов.

Европроколы


С трудностями столкнулись страховщики и с введением европротокола. Именно так называется процедура, которая дает право водителям уезжать с места аварии, не дожидаясь сотрудников ГИБДД. Для этого участники аварии должны договориться, кто из них виноват, и быть уверенными в том, что на ремонт им хватит 25 тыс. рублей. Как и прямое возмещение, европротокол распространялся лишь на водителей, купивших полисы не раньше 1 марта, а с 1 ноября заработает для всех желающих.

Когда европротокол вводился, в правительстве надеялись уменьшить количество пробок в мегаполисах. Сергей Мезенин приводит статистику, по которой 60-70% всех аварий в городах укладываются в 25 тыс. рублей. По его оценкам, благодаря европротоколу количество пробок в крупных городах может сократиться на 10-15%. Однако пока автовладельцы не спешат пользоваться нововведением: по оценкам опрошенных экспертов, выплаты по новой процедуре получили меньше 20 тыс. человек. Сказывается отсутствие единой методики оценки ущерба, без которой сложно оценить размер ущерба на глаз.

"Европротокол действительно может существенно повлиять на решение проблемы пробок,— признает Римма Иващук.— Но только в том случае, если будет изменена форма извещения о ДТП и будут установлены объективные сроки страховых выплат". По словам эксперта, сегодня на заполнение извещения уходит около двух часов. "Необходимо оптимизировать форму протокола, указав конкретные поля для обязательного заполнения, в частности по определению виновности, и сделать образец заполнения",— считает Римма Иващук.

Руководитель отдела по урегулированию претензий компании "Чартис" Владимир Матвеев считает, что снизить количество пробок поможет распространение компаний, занимающихся оформлением ДТП помимо сотрудников ГИБДД. "Эти так называемые аварийные комиссары могли бы оперативно выехать на место ДТП, зафиксировать все обстоятельства случившегося и заполнить необходимые документы, а также оценить ущерб",— считает Владимир Матвеев.

Главную опасность после введения европротокола для всех страховщики видят во всплеске мошенничества. По некоторым оценкам, он может достигать 30% от всех обращений за выплатами. Владимир Матвеев считает, что у этой проблемы есть два решения: создание единой информационной базы данных между страховыми компаниями и закрепление за страховщиками права доступа в информационные базы данных ГИБДД. "От того, насколько эффективно будут работать страховые компании в этом направлении, зависят страховые тарифы на ОСАГО",— констатирует Владимир Матвеев.

Европротокол и прямое возмещение, доставившие страховщикам столько проблем, прямой выгоды им не принесли. Правда, с введением этих новаций правительство согласилось поднять региональные коэффициенты по ОСАГО, увеличив стоимость полисов для некоторых регионов, а также для молодых и неопытных водителей. Страховщики уверяют, что особой прибыли это повышение им не принесло — всего лишь выравнялась убыточность.

Желтые против зеленых


Тем временем с 1 января начала действовать так называемая зеленая карта. Продавать ее могут только те компании, которые согласились внести в фонд РСА единовременный взнос в размере €500 тыс. в качестве гарантии исполнения своих обязательств. Таковых оказалось 12: АЙНИ, "АльфаСтрахование", Военно-страховая компания, "Двадцать первый век", ЖАСО, "РЕСО-Гарантия", "РГС-Столица", РОСНО, "Русский мир", "Согласие", "Спасские ворота", "ЭРГО Русь". "Зеленая карта" — это страховка ответственности, которую обязаны покупать все выезжающие за рубеж автовладельцы. Действует этот полис на территории 44 стран: всей Европы, а также Украины, Белоруссии, Молдавии, Израиля, Марокко, Туниса и Ирана. Максимальный размер выплат различается в зависимости от страны пребывания — от €10 тыс. в Белоруссии до отсутствия лимитов при ущербе жизни и здоровью в Бельгии. Поэтому полисы для поездок в более "дешевые" Украину, Белоруссию и Молдавию стоят в среднем в три раза меньше.

Страховщики рассчитывали собирать по "зеленой карте" порядка €50 млн в год. По итогам первых шести месяцев текущего года собрали только 695 млн рублей. Это порядка 1,7% от всего рынка ОСАГО. Зато уровень выплат оказался очень низким. Всего за полгода зарегистрировано 500 аварий с участием россиян за границей, причем самая крупная выплата составила всего €20 тыс. Правда, в РСА напоминают, что по выплатам по ущербу жизни и здоровью нет срока давности, а мелкие убытки по автомобилям западные страховщики обычно выставляют в конце года.

С первой проблемой в этом сегменте страховщики столкнулись сразу после введения "зеленой карты". Тарифы на эту страховку просчитывались в привязке к евро в конце ноября — начале декабря, когда готовился соответствующий законопроект. Тогда €1 стоил 35,4 руб. и за тарифообразование отвечал Минфин. Но когда за следующие три месяца евро подскочил на 28,5%, стали очевидны назревшие перемены. В итоге министерство согласилось поднять цены на полисы на 30% и передать функции тарифообразования страховщикам. С тех пор цены менялись дважды — снижались на 7% в июле и повышались на 8% в октябре.

Начальник отдела андеррайтинга и методологии страхования наземного транспорта "Согласия" Сергей Рябцев говорит, что с "зеленой картой" назрели три основные проблемы. Первая связана с ее продажами: "Так как продукт новый, не все агенты хорошо его знают, поэтому при продаже допускают ошибки". Вторая проблема куда более существенна. Как и в обычном полисе ОСАГО, между членами РСА, который регламентирует "зеленую карту", определена максимальная комиссия. Она составляет 20%. "Не все придерживаются такой комиссии, иногда ее завышают",— сокрушается Сергей Рябцев. И доказать такие нарушения непросто. Самой же серьезной проблемой продавцы "зеленой карты" считают продажу полисов украинскими компаниями на территории России. Называются такие полисы "желтыми картами" и стоят вдвое дешевле. Для сравнения: полис для легковой машины у отечественного страховщика на 15 дней стоит 570 рублей, а у украинских конкурентов — порядка 200. При этом лимит ответственности по полисам примерно одинаковый. "Как-то повлиять на "украинских" продавцов мы не можем, так как документов, регламентирующих торговлю страховыми продуктами в зоне ответственности таможен, на сегодняшний день нет",— объясняет Сергей Рябцев. Страховщики надеются подготовить поправки в законодательство, которые бы запретили торговлю чужими полисами в отечественной приграничной зоне. А тогда, вероятно, и сборы вырастут.

Комментарии
Профиль пользователя