Коротко

Новости

Подробно

"У нас с арфой все только началось"

Эндрю Лоуренс-Кинг о прошлом и будущем арфы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Интервью классическая музыка

Вчера в камерном зале Московской филармонии вместе с ансамблем "Мадригал" выступил британский арфист ЭНДРЮ ЛОУРЕНС-КИНГ, один из самых уважаемых специалистов по старинной музыке. Перед концертом с музыкантом пообщался СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.


— Арфа вроде бы не в первую очередь ассоциируется со старинной музыкой: как получилось, что вы выбрали именно этот инструмент?

— Сначала я учился игре на клавишных и вокалу, арфа мне попалась просто случайно. Думаю, она понравилась мне потому, что соединяла в себе оба аспекта моей работы со старинной музыкой раньше. Мне нравится ясность клавесина, но ему не хватает индивидуальной окраски разных звуков — того, что очень важно для певца, а у арфы есть.

— А какая именно арфа вам тогда попалась?

— Я начал с маленькой средневековой арфы. Но в любом случае в это время игре на старинной арфе было негде учиться. Это нигде не преподавалось, было еще несколько практикующих музыкантов, но они начали примерно в то же время, что и я. Оставалось только работать по старым книгам.

— А что, были специальные сочинения, посвященные арфовому искусству?

— Их не так много, это правда. За всеми подробностями относительно техники и манеры приходилось обращаться к трактатам о других инструментах. Клавишных, например, а также лютневых и других щипковых.

— В эпоху Возрождения и барокко арфа действительно была таким уж важным инструментом?

— Если судить по большинству теперешних концертов старинной музыки, то нет. Но они не отражают реальную практику того времени. Достаточно посмотреть на ренессансную живопись — среди музицирующих ангелов обязательно будет арфа, а они ведь играют на вполне реалистичных инструментах, не условных. Арфы, кроме того, всегда присутствуют в описаниях представлений первых опер — то есть тогда они были совершенно привычными. Теперь они на втором плане, и это случилось по двум причинам. Во-первых, на этих больших барочных арфах играет не так много людей, это довольно сложно, техника очень отличается от игры на современных арфах. Во-вторых, музыку для арфы найти вроде бы сложно. В хорошей библиотеке вы найдете сольную музыку для клавесина, виолы да гамба, для флейты и так далее, но не для арфы. Среди ученых была большая дискуссия по этому поводу. Мне кажется, тут просто не так ставится вопрос. Мы спрашиваем: "Где музыка для арфы?" А надо спрашивать: "Что могли играть арфисты?" Это очень разные вопросы. Мы, например, знаем, что не так часто арфа была единственным инструментом, на котором играл музыкант. В испанской традиции практически каждый органист играл также на арфе. Насчет Франции XVII века есть много свидетельств того, что на арфе играют ту же музыку, что и на клавесине, то есть опять то же самое.

— А что с более поздними временами, в XVIII веке?

— В конце XVIII века во Франции, например, игра на арфе была чрезвычайно популярна среди аристократии, особенно среди дам.

— Но это же немного иное, это вещь для развлечения, а не для профессионала, не для оркестровой ямы, скажем.

— Ну, многое меняется, да. Начиная с Монтеверди и до Генделя арфа была в почете, она была одним из самых востребованных инструментов континуо наряду с лютней, теорбой, клавесином и так далее. К началу XIX века у нее два очень четко выделенных употребления: это аристократический инструмент для домашнего музицирования и инструмент, который изредка используется в оркестре просто для того, чтобы придать специфическую краску. Это помимо прочего последствия Французской революции. Если множество высокопоставленных персон играло на арфе, ясно, что они поддерживали при этом профессионалов-арфистов и пишущих для арфы композиторов. Если все эти аристократы оказались гильотинированными, то и та арфовая культура оказалась гильотинированной тоже. Но все равно даже позже, в середине XIX века, все было не совсем так, как пишут в учебниках, потому что на арфе все равно играли много другой, не арфовой музыки.

— Арфа популярна, например, в Латинской Америке. Это европейское влияние?

— Безусловно. Фольклорные арфы разных латиноамериканских стран — это просто копии разных испанских арф, которые когда-то были туда вывезены. Но вообще, арфа очень важна не только в южноамериканском фольклоре, но и в других странах. Например, в Тироле, в Уэльсе. Ну и в Ирландии, разумеется.

— Много ли музыкантов, которые хотят последовать вашему примеру и изучать старинную арфу?

— Довольно много. Я, как правило, даю мастер-классы всюду, куда приезжаю с концертами. У меня есть ученики в самых разных странах, даже в России две ученицы. В Европе сейчас есть всего пара школ, где учат исполнительству на старинных арфах, хотя там чаще всего занимаются чем-то одним — французской арфой или итальянской. Я думаю, этот процесс будет нарастать. Клавесин, допустим, и виола да гамба возродились еще в конце XIX века, у них уже столетний опыт исследования и преподавания, целые поколения, а у нас с арфой все только началось.


Комментарии
Профиль пользователя