Коротко

Новости

Подробно

В Европе будут и власть, и вертикаль

Благодаря Чехии, которая на все это наконец согласилась

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Процесс ратификации Лиссабонского договора, который призван стать для ЕС аналогом единой конституции, завершен. Последнюю подпись под документом во вторник поставил президент Чехии Вацлав Клаус. Соглашение вступит в силу 1 декабря, но еще до того лидеры Евросоюза соберутся на внеочередной саммит и изберут первых в истории ЕС президента и главу общеевропейского МИДа. В итоге масштабной институциональной реформы всему миру, включая Россию, придется иметь дело с более сильным и единым Евросоюзом.


"Это великая новость для всех европейцев",— заявил во вторник президент Франции Никола Саркози, услышав известие о том, что его чешский коллега Вацлав Клаус наконец-то подписал Лиссабонское соглашение. Его подпись была последней, которой не хватало для завершения ратификации документа. Теперь, согласно 6-й статье соглашения, оно вступит в силу 1 декабря — в первый день месяца, следующего за тем, когда получена последняя ратификационная грамота.

Судьба документа, который станет для ЕС своего рода конституцией, до последнего момента висела на волоске. У этого соглашения вообще оказалась довольно непростая судьба. Предыдущий проект евроконституции был разработан еще в начале 2000-х, однако в 2005 году его отвергли на референдумах Франция и Нидерланды. Разработчики нового текста сделали так, чтобы его ратифицировали парламенты, и он не выносился на референдумы. Договор был подписан в Лиссабоне 13 декабря 2007 года, но ратификация затянулась почти на два года.

Сначала претензии к соглашению выдвинули Великобритания и Польша, в итоге добившиеся, чтобы польские законы о гомосексуализме не менялись под общий стандарт, а решения общеевропейских судов не вступали в силу в Соединенном Королевстве без подтверждения британскими судами. Но самый мощный удар по будущей евроконституции был нанесен в июне 2008 года, когда Лиссабонский договор отвергли граждане Ирландии — единственной страны, где документ вынесли на референдум. ЕС пошел на уступки и Дублину, признав нейтральный статус Ирландии и ее автономию в налоговой и социальной политике, так что повторный референдум в октябре этого года прошел удачно.

Чешская преграда возникла на пути Лиссабонского соглашения последней. Вацлав Клаус объявил, что не подпишет договор до тех пор, пока не будет сделано исключение для Чехии, ограничивающее на ее территории действие Европейской хартии о правах человека (ЕХПЧ). Это обезопасило бы Прагу от исков потомков 3 млн немцев, изгнанных в 1945-1946 годах из Судетской области Чехословакии в соответствии с декретами президента Эдварда Бенеша. Вслед за этим в чешский конституционный суд поступила жалоба 19 близких президенту Клаусу сенаторов, потребовавших проверить Лиссабонский договор на соответствие положениям конституции страны. А Вацлав Клаус заявил, что до вердикта суда документ подписывать не будет. В этих условиях саммит ЕС, собравшийся в Брюсселе в конце минувшей недели, не смог избрать новое руководство Евросоюза уже по нормам Лиссабонского договора. Тем не менее на саммите лидеры ЕС пошли на уступки Праге и внесли специальные оговорки в ЕХПЧ.

3 ноября конституционный суд Чехии вынес решение о том, что Лиссабонский договор отвечает букве основного закона страны. В тот же день Вацлав Клаус подписал документ. "Я уважаю решение конституционного суда, хотя и полностью с ним не согласен. После вступления договора в силу Чехия перестанет быть суверенной страной",— заявил чешский президент.

Действительно, институциональная реформа ЕС, которая будет запущена Лиссабонским договором, существенно снизит роль отдельных членов союза при решении общеевропейских вопросов. Раньше каждая из 27 стран обладала правом вето, что серьезно осложняло процесс принятия решений. Например, с ноября 2006 по апрель 2008 года ЕС не мог начать переговоры с Россией по новому соглашению о сотрудничестве и партнерстве из-за польского вето. По новым правилам отдельные страны ЕС больше не смогут блокировать решения, которые теперь будут приниматься по формуле "двойного большинства". Для принятия решения необходимо, чтобы с ним были согласны не менее 55% стран--членов ЕС, в которых проживает не менее 65% населения (если же проект решения не предлагается Еврокомиссией, то для его принятия необходимы голоса 72% членов). Чтобы заблокировать решение, нужны будут голоса как минимум четырех стран.

Изменение системы голосования в совете ЕС, объединяющем глав государств и правительств 27 стран-членов, далеко не единственная новация. Раньше в этом органе каждые полгода по очереди председательствовала какая-либо страна ЕС, а теперь председательствовать в совете будут сразу три страны сроком на полтора года. Для координации работы совета Лиссабонский договор предусматривает должность президента — его раз в два с половиной года будут избирать лидеры стран-членов (один и тот же человек может занимать эту должность не более двух сроков подряд). Президент будет выполнять административные и представительские функции, однако высокий аппаратный вес этой позиции в иерархии евробюрократов делает ее весьма значимой.

Как в один голос заверяли вчера европейские лидеры, первый в истории ЕС президент будет избран очень скоро — члены совета Евросоюза не будут дожидаться вступления в силу Лиссабонского соглашения 1 декабря, а соберутся на специальный саммит в Брюсселе. Как ожидается, он состоится уже в середине ноября. Среди вероятных претендентов на президентский пост называются экс-премьеры Великобритании Тони Блэр, Бельгии Ги Верхофстадт, Испании Фелипе Гонсалес, Ирландии Джон Брутон и Финляндии Пааво Липпонен, экс-президенты Ирландии Мэри Робинсон и Латвии Вайра Вике-Фрейберга, экс-канцлер Австрии Вольфганг Шюссель, а также действующие премьеры Нидерландов Ян Петер Балкененде, Люксембурга Жан-Клод Юнкер и Бельгии Герман ван Ромпей. Судя по всему, решающую роль в окончательном выборе сыграет мнение Парижа и Берлина, которые пообещали выступить с единой кандидатурой. Аутсайдером гонки сегодня выглядит Тони Блэр, еще недавно считавшийся фаворитом,— большинство лидеров ЕС так и не простили ему однозначной поддержки войны в Ираке и отказа ввести в Великобритании евро вместо фунта.

Другим чиновником, которого изберет внеочередной саммит ЕС, станет глава общеевропейской службы внешних сношений — это ведомство станет для ЕС аналогом единого МИДа. Глава службы, автоматически получающий пост вице-председателя Еврокомиссии, по сути, совместит полномочия, которые до сих пор разделяли еврокомиссар по внешним сношениям (эту должность до 31 октября занимала Бенита Ферреро-Вальднер) и верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности (этот пост занимал Хавьер Солана). Шорт-листа кандидатов на эту должность пока нет.

В Брюсселе ожидают, что реализация реформ, предусмотренных Лиссабонским соглашением, позволит укрепить в ЕС вертикаль власти. Из аморфного объединения, в котором властные полномочия распылены между многочисленными национальными и наднациональными институтами с порой пересекающимися сферами ответственности, должна выстроиться более жесткая и централизованная структура. В итоге партнерам ЕС, в том числе и России, придется иметь дело с более сильной и единой Европой. И хотя роль традиционных партнеров Москвы, вроде Парижа и Берлина, в обновленном ЕС наверняка укрепится, далеко не факт, что РФ сможет с прежним успехом использовать раздоры в рядах Евросоюза для достижения своих целей.

Александр Ъ-Габуев



Комментарии
Профиль пользователя