Коротко


Подробно

Ингушетия. Морг

На трассе "Кавказ" недалеко от Нальчика был расстрелян автомобиль Макшарипа Аушева, одного из лидеров ингушской оппозиции при Мурате Зязикове и соратника нынешнего президента Юнус-Бека Евкурова. Аушев погиб на месте, его пассажирка Таузела Дзейтова тяжело ранена. Это убийство привело к новому кризису в Ингушетии. Оппозиция требует отстранения президента Евкурова и намерена начать новые акции протеста. Все это напоминает ситуацию перед отставкой бывшего президента Мурата Зязикова.


Ольга Алленова, Максим Варывдин

"У Макшарипа и Рустамбека Зязикова был личный конфликт"


Прощались с Макшарипом Аушевым три дня. До среды в дом его отца в Назрани приходили люди. Здесь побывала практически вся Ингушетия, не было только представителей семьи бывшего президента Ингушетии Мурата Зязикова. Это немедленно отметили ингушские оппозиционеры, считающие, что Зязиков и спецслужбы, за ним стоящие, по-прежнему пытаются дестабилизировать обстановку в республике. Впрочем, отсутствие Зязиковых на похоронах объяснимо: в Ингушетии многие связывают смерть Аушева с братом бывшего президента Рустамбеком Зязиковым, и даже если эта семья не имеет к трагедии никакого отношения, появление ее представителей на похоронах могло закончиться для них непредсказуемо.

Конфликт Макшарипа Аушева с заместителем начальника ГИБДД МВД Ингушетии Рустамбеком Зязиковым, во времена президентства Мурата Зязикова возглавлявшим его охрану, лежит на поверхности. Он получил широкую огласку благодаря съемочной группе телеканала РЕН ТВ. В середине октября журналисты, готовившие сюжет о коррупции во время правления Мурата Зязикова, побывали в селе Барсуки, где живут члены так называемого клана Зязикова. "Мы снимали из машины дома этих людей, и, очевидно, камеры наружного наблюдения это зафиксировали,— рассказал "Власти" журналист РЕН ТВ Леонид Канфер.— Таксисту, который нас возил, стали звонить и угрожать. Один раз я взял трубку, и меня обложили нецензурной бранью. Ее смысл сводился к тому, что я не должен был снимать эти дома".

Вскоре журналисту сообщили, что к нему в гостиницу приедут выяснять отношения хозяева домов, которые они снимал. "Я успел позвонить Макшарипу, и он сказал, что будет через несколько минут,— вспоминает Канфер.— Тут к нашей гостинице подъехали три машины, и из них вышли люди, среди которых был, как позже выяснилось, Рустамбек Зязиков. В это время подъехал и Макшарип. Увидев его, они не сказали ни слова, просто молча наблюдали за тем, как он нас выводит из гостиницы и сажает в свою машину. Когда мы отъехали, позвонил наш водитель: оказалось, что его избили. Мы вернулись назад к гостинице, но Зязикова там уже не было, только побитый водитель. Мы помогли ему оформить заявление в милицию о побоях". Этот инцидент вошел в сюжет журналиста Канфера, который показали в субботу 24 октября. А 25 октября Аушева убили.

"У Макшарипа и Рустамбека Зязикова был личный конфликт, и я не исключаю, что эта история стала последней каплей в их противостоянии,— заявил "Власти" Леонид Канфер.— Но причина может быть и другой. В нашем сюжете говорилось о схемах откатов в Ингушетии, придуманных при Зязикове. И говорил об этом Макшарип".

Гипотеза, что оппозиционера убили представители коррумпированной элиты республики, против которой он может дать показания в суде, рассматривается следствием. Она укладывается в одну большую версию под названием "общественно-политическая деятельность убитого". Кроме этой версии есть еще четыре: коммерческий конфликт, криминальные разборки, некие обещания Аушева о прекращении уголовных дел против участников массовых беспорядков в Назрани 26 января 2008 года, а также месть родственников девушки, находившейся с ним в машине.

Родственники и соратники убитого считают эти версии малоправдоподобными. Известный ингушский оппозиционер Магомед Хазбиев утверждает, что после ухода в оппозицию Аушев фактически потерял свой бизнес, связанный с мраморной плиткой, которой отделаны многие дома в Ингушетии. Известно, что сотрудники МВД Ингушетии устраивали жесткие проверки в его офисе, а сам Аушев в последнее время находился под подпиской о невыезде из республики. (Его обвиняли в участии в массовых беспорядках 26 января 2008 года, когда было сожжено здание редакции газеты "Сердало" и пострадала гостиница "Асса".) Версия о криминальном конфликте тоже сомнительна: Аушев был широко известен, и о таких конфликтах, если бы они были, в республике обязательно бы знали. Месть родственников Таузелы Дзейтовой за то, что та оказалась в машине Аушева (по местным обычаям это означает бесчестье), по мнению друзей Аушева, вовсе невероятна: девушка приходилась ему двоюродной сестрой, а сам он был женат.

"Убийство не обошлось без участия силовиков"


Кроме перечисленных, существует еще версия о причастности к убийству силовиков: именно ее считают наиболее вероятной как правозащитники, так и власти Ингушетии. Местная оппозиция убеждена, что убивая известных правозащитников, силовики пытаются поддерживать состояние тлеющей войны в республике, чтобы иметь возможность проводить здесь спецоперации и получать за это "боевые".

На возможный силовой след намекнул и президент Евкуров, отметивший, однако, что силовики могли действовать не по указке сверху, а и самостоятельно, выполняя чей-то заказ. "Президент имел в виду, что часто отдельные представители силовых структур работают как наемники,— заявил "Власти" пресс-секретарь Евкурова Калой Ахильгов.— Это всего лишь версия, но она обоснована тем, что это наглое убийство совершено на федеральной трассе, вблизи поста ГАИ. Это значит, что преступники были убеждены в безнаказанности. Родственники Макшарипа тоже убеждены, что это убийство не обошлось без участия силовиков". Однако Евкуров не исключил и того, что убийство известного оппозиционера было направлено против самого президента, чтобы дискредитировать его в глазах общества и Кремля. Заинтересованных в отставке Евкурова слишком много: борьба с коррупцией, затеянная им, грозит многим первым лицам республики тюремной камерой.

Между тем причин не желать убитому ничего хорошего у силовиков было более чем достаточно. Достаточно вспомнить начало пути оппозиционера Макшарипа Аушева. Летом 2007 года были похищены его племянник и сын. Похищения молодых мужчин в то время происходили регулярно, и, как правило, похищенных не находили. Но Аушев вывел на улицы несколько сотен своих родственников, а также тех, кто, как и он, пострадал от похитителей. Он развернул бурную деятельность: собирал митинг в Назрани, искал свидетелей, ездил по Ингушетии и Чечне, разыскивая родных. После громкой кампании в СМИ похищенных освободили: их выбросили из машины возле высокогорного села Шатой в Чечне. Молодые люди рассказали, что похитители держали их в землянке, где кроме них были и другие люди, и что после того, как о похищении заговорили в СМИ, их повезли в горы расстреливать. Многие детали того, как Аушевы избежали смерти, так и остались непроясненными. Сам Макшарип рассказывал, что ему помогли связи в местном МВД. Один из родственников-милиционеров рассказал ему, что сына и племянника везли в горы, обвязав "сникерсами" — тротиловыми шашками.

Аушев не успокоился на освобождении родственников. С его подачи эта громкая история получила продолжение, и стало ясно, что к ней причастны чеченские силовики. Аушеву удалось найти место на территории Чечни, откуда его родственников везли на расстрел, и установить фамилии участников "спецоперации". Аушев обвинил в похищении чеченских милиционеров, в частности начальника РОВД Урус-Мартановского района Рамзана Джамалханова. Группа под его руководством, по данным Аушева, занималась похищениями людей в Чечне и Ингушетии. Оппозиционер утверждал, что задержанных доставляли в чеченское село Гойты, пытали, а потом вывозили в горы и взрывали. Показания самих похищенных подтверждали эту версию. Однако дело замяли.

После этой истории силовики начали настоящую войну против Аушева. В его доме устраивали обыски, а офис проверяли иногда по несколько раз за день. С ним вели переговоры представители власти, предлагая ему должности и деньги,— так он сам рассказывал журналистам. По всей видимости, его считали опасным: он возглавлял сайт "Ингушетия.org", который открыто критиковал действующую власть. Напомним, что предыдущий владелец сайта Магомед Евлоев был убит в прошлом году. В конце концов Аушева "достали": после общенационального митинга 26 января 2008 года, запрещенного властями, против оппозиционера возбудили уголовное дело. Четыре месяца он провел в СИЗО Нальчика, а потом был отпущен под подписку о невыезде. Его оправдал Верховный суд Ингушетии, однако вскоре прокурор Ингушетии Юрий Турыгин добился возобновления следствия.

После отставки Мурата Зязикова Макшарип Аушев поддержал нового президента Юнус-Бека Евкурова, но преследования не прекратились. В сентябре он сообщил президенту Евкурову, что его попытались похитить неизвестные военные в форме и с оружием. По словам Аушева, он выезжал из Магаса, когда его машину остановили военные: их бэтээры перегораживали дорогу, оставляя узкий участок для проезда. Аушеву удалось выскочить из машины и закричать о помощи. Машин на трассе было много, его увидели знакомые и довезли до поста милиции. "Макшарип позвонил мне в тот же день, когда это произошло,— рассказал "Власти" Калой Ахильгов.— Я посоветовал ему позвонить президенту Евкурову, и он с ним связался. По поручению президента было проведено разбирательство и приняты меры, но деталей я не знаю".

В окружении Аушева говорят, что в последнее время, будучи членом экспертного совета при уполномоченном по правам человека РФ, он много занимался правозащитной деятельностью, что крайне раздражало силовиков. "Он внимательно следил за ситуацией в республике, собирал факты нарушений прав человека как со стороны федеральных, так и местных силовиков, и этим был крайне неудобен,— заявила "Власти" бывший главный редактор сайта "Ингушетия.org" Роза Мальсагова, попросившая политического убежища во Франции.— Его убили по этой причине".

Макшарип Аушев не раз говорил своим соратникам, что его могут убить. В апреле этого года, когда был убит его племянник Адам (по официальной версии, он был боевиком), Аушев написал письмо президенту Евкурову, опубликованное на сайте "Ингушетия.org". В нем говорилось, что Евкурову не удалось оправдать возложенные на него надежды, в частности добиться отставки ключевых фигур эпохи Зязикова, в том числе и руководителей федеральных силовых структур — прокурора Турыгина, главы МВД Медова, директора УФСБ Бондарева, председателя Верховного суда Задворного. Именно эти люди, по мнению Аушева, были причиной роста напряженности в республике, и пока они остаются на своих местах, мира в Ингушетии не будет. "Евкурову не удалось — не дали или он не захотел снять с должностей главных виновников дестабилизации обстановки в Ингушетии, которые повязаны с коррупционным окружением Зязикова",— заявил в своем письме Аушев. В другой редакции этого письма, появившейся на сайте совсем недавно, Аушев пишет: "В случае покушения на меня и моих близких буду считать виновными местную власть, силовые структуры и спецслужбы".

Эти слова Макшарипа Аушева существенно удлиняют список возможных подозреваемых. Но его убийство будет трудно раскрыть не только по этой причине. Особенность дела в том, что расследовать его будут не в Ингушетии, а в Кабардино-Балкарии — убийство совершено на территории именно этой республики. И если в Ингушетии, где у оппозиции есть свои люди во всех силовых структурах, о ходе следствия могла просочиться хоть какая-то информация, то в КБР это исключено. А значит, имен заказчиков убийства мы, возможно, не узнаем никогда.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение