Коротко


Подробно

Военные сборы

Генеральный директор и совладелец компании "Бегун" Алексей Басов готов платить большие деньги за сплющенные фляжки и пожелтевшие агитационные листовки. Он даже подумывает о музее военных артефактов в формате открытой выкладки.


Текст: Александра Убоженко


— А это не опасно? Вдруг взорвется? — спрашиваю я, глядя, как Алексей Басов вертит в руках гранату. Хотя она времен Великой Отечественной войны, на ней даже краска не облупилась и четко виден серийный номер. На сленге коллекционеров — хороший "сохран".

— Она не может взорваться,— успокаивает бизнесмен.— Все, что может взрываться, изымается из снарядов еще на месте раскопок. Я, когда приобретаю боеприпасы, всегда прошу из гранаты выпилить кусочек или дырочку в гильзе просверлить. Иначе хранить такие предметы незаконно.

Боеприпасы совладелец "Бегуна" приобретает уже более семи лет — почти столько же, сколько руководит компанией, которую он создал в 2002 году. Начало коллекции положил штык от винтовки Мосина образца 1930-х годов. Приятель-журналист проводил расследование о так называемых "черных копателях" — людях, не имеющих официального разрешения на проведение раскопок, и получил штык в качестве сувенира от нелегальных торговцев. Басов до сих пор затрудняется ответить, почему приятель решил передарить вещь ему: "Хотя я всю жизнь увлекался историей, в детстве мечтал археологом быть, но о "военной коллекции" и не помышлял".

С археологией не сложилось. Однако Басов не жалеет. Сегодня "Бегун" с выручкой несколько десятков миллионов долларов является вторым в Рунете после "Яндекса" оператором контекстной рекламы. Бизнес позволил Басову, не копаясь в земле, собрать коллекцию из почти тысячи предметов военного обихода.

Пот коллекционера


Профессиональные собиратели военных артефактов ходят группами, или "вахтами", ориентируясь по старым военным картам, и проводят в экспедициях не один день. Когда-то Басов тоже купил два металлоискателя, однако использовал их всего пару раз во время поездок с семьей в Подмосковье. Ему достаточно было знать, в каких местах шли бои за Москву, найти высоту, которая была бы удобна для обороны, чтобы приступить к делу. Компаньонами Басова были двое его детей. Они ходили четыре часа кряду, радостно вздрагивая от каждого писка металлоискателя.

— Это азартное занятие. Насколько оно уныло смотрится со стороны, настолько же волнительно изнутри. Когда металлоискатель "запищит", то от восторга весь потный становишься в предвкушении находки,— улыбается Басов.

Однако находки оказывались преимущественно консервными банками и ржавыми гвоздями. Как искатель Басов может похвастаться лишь несколькими гильзами и царскими монетами XIX века.

— Искать что-либо в Подмосковье уже практически бесполезно — все копано-перекопано,— объясняет он скромный результат.

Большую часть своей коллекции бизнесмен собрал в более понятной для себя среде — интернете, на онлайн-аукционах. И уж тут он действовал со всей серьезностью.

Из эпицентра


— Я готов переплачивать,— признается Басов.— Все-таки совсем уж запредельными цены на военные артефакты не бывают — не Тициан же. И я могу себе позволить покупать интересные мне предметы.

Вот, например, искореженная фляжка советского бойца, судя по всему, побывавшая в эпицентре взрыва. Торги за нее длились несколько недель, потому что ставки упорно повышали сразу несколько коллекционеров. В итоге, если обычная фляжка периода Великой Отечественной стоит около 500 руб., то эта обошлась Басову в "несколько тысяч".

Стоимость своих трофеев он предпочитает не называть. Говорит, что еще ни разу не проигрывал аукциона, но признается в этом немного застенчиво. У Басова мягкая улыбка и совсем не командный голос. Он вообще не производит впечатления милитариста.

— Да, аналогии между бизнесом и войной проводят часто,— понимающе улыбается Алексей,— однако с конкурентами у нас борьба, а не война. И в моем представлении руководитель компании — созидатель, но не разрушитель.

В "Бегуне" царит скорее творческая атмосфера, чем армейский порядок. Сотрудники ходят в джинсах, футболках и свитерах. Кто-то в наушниках слушает музыку. В старом офисе, откуда компания переехала после расширения штата (сейчас здесь работают более 200 человек), даже стоял кальян. Под настроение Басов не прочь рассказать коллегам о своем увлечении. И некоторые, по его словам, подумывают о том, чтобы тоже заняться коллекционированием вещей военных лет.

— Не страшно вам такие предметы иметь? Ведь владельца покореженной фляги, скорее всего, разорвало на куски?

— Действительно, такие вещи требуют особенного обращения. Уважения,— кивает Басов.— Я потому и не признаю исторических реконструкций. Поймите, для меня это не игра в "войнушку". Моя задача просто все это сохранить.

Рядом со спецназом


В "войнушку" Басов вообще-то играет, но исключительно с современным оружием. Года три назад он увлекся практической стрельбой — воспроизведением ситуаций, которые случаются в ближнем бою с применением огнестрельного оружия. В отличие от других стрелковых видов спорта, здесь спортсмен не знает, откуда появится мишень, с какой скоростью будет двигаться, прикрыта ли она условным "заложником", которого ни в коем случае не должна зацепить пуля, или нет.

Подобные тренировки регулярно проводят спецназовцы. Басов тренируется раз или два в неделю и постоянно ездит на чемпионаты России, европейские и мировые соревнования. Еще в 2006 году Федеральное агентство по физической культуре и спорту РФ официально признало практическую стрельбу видом спорта. Правда, разрядником или мастером спорта глава "Бегуна" пока не стал:

— Ну я так, крепкий середняк, никаких выдающихся достижений нет.

Коллекционер из Басова тоже "неправильный". Истинные коллекционеры, как правило, специализируются на узкой тематике, например на листовках или на стеклянных вещах, бывших в обиходе у военных во время Великой Отечественной войны. Басов собирает все подряд, что прошло через каток войны. Так ему интереснее. Единственное исключение — одежда, потому что она либо "чердачная", то есть хранилась на складах, либо была снята с тел погибших. А также награды. По убеждению Басова, ордена и медали должны храниться в семье солдата.

— Мне интересны вещи уникальные. Те, которые существуют в единственном экземпляре, например личные дела наших военнопленных, побывавших в немецких концлагерях,— Басов показывает на стопку бумаг.

В хорошей сохранности, с фотографиями и даже снятыми отпечатками пальцев, когда-то эти бумаги были захвачены Красной Армией и хранились в архивах КГБ. Потом за ненадобностью почти весь архив был уничтожен, но часть его попала к коллекционерам. По-немецки Басов не читает, но каждое дело перевел сам с помощью словарей, потратив на перевод несколько недель.

— Вот этот человек работал на немцев. В личном деле другого есть пометка, что он склонен к побегу. У меня хранится кусочек живой истории конкретного человека. Это и ценно.

— А все-таки зачем оно вам?

— Хочу, чтобы эти предметы доставались из земли, не пылились в архивных запасниках, жили в мире людей.

Дела музейные


В кабинете Басова живут автомат ППШ, винтовка и старая немецкая каска. Остальные предметы, кучей сложенные на столе, он захватил специально для нашей встречи. Коллекция хранится в загородном доме в нескольких массивных стеклянных шкафах. Периодически Басов проводит небольшие экскурсии у себя дома для детей из различных военно-патриотических клубов и сам выступает в роли гида. Главное — он дает экспонаты потрогать.

— Для мальчишек это же счастье — подержать немецкую каску. Когда я еще учился в школе имени Зои и Александра Космодемьянских, у нас был военный музей. И я все школьные годы хотел оттуда что-то утащить, в руках подержать.

В перспективе Басов мечтает создать музей, где экспонаты будут находиться в открытой выкладке. Он уверяет, что это было бы полезно не только из военно-патриотических соображений:

— Вот, например, немецкая листовка. Почитайте.

На бумаге по-русски написано: "На какой высоте у вас процент здоровья? Понос главный ваш бич, при такой жизни, как у вас, да при таком супе иначе и быть не может". И далее призыв брататься с дружественным немецким народом, а взамен получить качественную еду.

— Нынешние маркетологи могут учиться,— говорит Басов,— грамотный у немцев был маркетинг, намного эффективнее, чем современная реклама. Точно знали нужды потребителей.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение