Коротко


Подробно

Кризисная отдача

Практика управления фондами прямых инвестиций, несмотря на кризисную пору, пополнилась новыми интересными образцами. "Секрет фирмы" пристально рассмотрел некоторые из них.


Текст: Сергей Кашин


Несмотря на вялость инвестиционного процесса (он должен оживиться грядущей зимой), в фондах прямых инвестиций в последний год происходило много интересного.

Например, индустрия пополнилась несколькими десятками новых игроков — причем стали они ими невольно. "Сбербанк капитал" создавался вовсе не для управления огромным количеством залоговых активов — чем он вынужден заниматься сейчас. ООО "ВЭБ-инвест", как следует из данных Единого государственного реестра юридических лиц, зарегистрировано 28 мая 2008 года. Россия тогда еще оставалась островком стабильности, и санация банка "Глобэкс" могла явиться председателю ВЭБа Владимиру Дмитриеву только в ночном кошмаре. Однако теперь "ВЭБ-инвест" занят проектированием многофункционального комплекса у Белорусского вокзала и сменой концепции коттеджного поселка на более экономичную. Эти объекты принадлежали "Глобэксу", и в процессе спасения его ликвидности ВЭБа обзавелся девелоперским бизнесом.

Другой пример. Кирилл Дмитриев — один из самых известных менеджеров в сфере прямых инвестиций. На его счету много знаковых для индустрии сделок. Delta Private Equity Partners, которой он до 2008-го управлял, как выяснилось, многим ему была обязана. По крайней мере, после того как Дмитриев покинул DPEP, она захирела и теперь ее портфель объединен с портфелем управляющей компании UFG. Сейчас Дмитриев сделал ставку стоимостью $200 млн на одну из многообещающих технологий — WiMax. Ставка рискованная — даже многие специалисты не верят, что в ближайшие пару лет вне российской столицы станет обычным делом встретить человека, который с нетбуком в руках занимается интернет-серфингом. Но планирующиеся 20 млн клиентов Freshtel (это брэнд новой компании) должны сделать такую встречу заурядным событием. Если Дмитриев ошибся со ставкой, то большая тройка мобильных операторов, которая через три-четыре года выйдет на рынок 4G со всей своей финансовой мощью, может уничтожить его компанию — вместе с его репутацией.

Инвестировать свободную сотню-другую миллионов долларов во время кризиса, как оказалось, непросто. Фонд Marshall Capital Partners так и не смог этого сделать. Аппетиты собственников компаний, на которые нацеливаются фонды, не соответствуют реальному потенциалу этих компаний. С одной стороны, это разумное поведение менеджеров Marshall — фонды, спешившие в 2008 году пристроить средства, сейчас расхлебывают последствия этой торопливости. Но с другой стороны, рассказами о спасении их денег инвесторов вряд ли удовлетворишь. Им нужно 30% годовых. Не инвестируя, добиться этой цели нельзя.

Внешэкономдом


Выход на сцену компании "ВЭБ-инвест" начинается с падения банка "Глобэкс". Спасать его от полного краха пришлось Внешэкономбанку. В тот момент государственный банк предложил посмотреть на девелоперские проекты "Глобэкса" (которые, по сути, и утянули его на дно) нескольким своим клиентам — профессионалам в сфере недвижимости с хорошей кредитной историей. Так рассказывает Александр Репринцев, нынешний глава "ВЭБ-инвеста". Компания "Мегастрой", которую он ранее возглавлял,— как раз один из тех клиентов. "Предложили посмотреть на проекты с точки зрения девелопера. Сроки были очень сжатые. Мы должны были не только дать заключение по проектам, но и провести аудит того, как строились взаимоотношения банка и строительных проектов, а схемы там были непростые",— вспоминает Репринцев. Заключение было таким: проекты интересные, хоть и запущенные.

Как известно, банк "Глобэкс" был спасен. "Вся сделка заняла несколько дней. "ВЭБ-инвест" получил деньги от Центробанка, практически в тот же день подавляющая их часть была переведена в "Глобэкс" для восстановления его ликвидности. Получили 87 млрд руб., из них 80 млрд отправили на закрытие баланса банка, остальное — на решение проблем, связанных с приобретаемыми активами",— так описывает процедуру спасения Александр Репринцев. Девелоперские активы банка стали собственностью "ВЭБ-инвеста", а 87 млрд руб.— сумма, которую компания должна с процентами вернуть государству через семь лет.

В момент перехода активов проекты (в их числе, например, ТЦ "Новинский пассаж" и строительство комплекса "Слава" около Белорусского вокзала) стоили, по предварительным оценкам, раза в два меньше полученной "Глобэксом" суммы. Поэтому поставленные перед "ВЭБ-инвестом" задачи очень напоминают те, что стоят перед фондом прямых инвестиций. Инвестор, в данном случае государство, потратил на активы некую сумму и хочет получить приличный апсайд — возврат на вложенные деньги. Стоимость полученных активов должна удвоиться, плюс к этому должно хватить денег на выплату процентов.

Первой задачей, естественно, стал набор команды, которая смогла бы довести до ума полученное хозяйство. Всего в управлении у "ВЭБ-инвеста" 12 компаний (Александр Репринцев называет их "активодержателями" объектов), их общий штат 400 человек — уже после кадровой оптимизации, проведенной на объектах. Многих менеджеров Репринцев привел из компании, которую возглавлял прежде,— "Мегастрой" (ныне инвестиционная группа "Создание"). "Некоторых людей взяли с рынка. С рынка — это значит с рабочего места, а не тех, кто остался не у дел из-за кризиса",— дополняет Александр Репринцев. По его словам, менеджеры работали и в банках, и в девелоперских компаниях, смотрели на этот бизнес с разных сторон. "Если появится конкуренция на этом рынке,— своими конкурентами Александр Репринцев считает дочерние компании банков, управляющие недвижимостью, полученной от неплатежеспособных заемщиков,— я думаю, такая команда станет серьезным конкурентным преимуществом".

Рынком недвижимости сейчас и в самом деле управляют банковские менеджеры. Руководитель "ВЭБ-инвеста" уверен, что еще как минимум год уйдет у них на то, чтобы осмотреться. И делает прогноз: "Для того чтобы рынок восстановился, выправился — речь не идет о ценах какого-нибудь года, нет, лишь о стабильном потоке сделок,— надо четыре-пять лет".

Глубокая вовлеченность в оперативное управление своими проектами отличает "ВЭБ-инвест" от фондов прямых инвестиций. Те, как правило, участвуют в бизнесе лишь на уровне совета директоров. Кроме того, вознаграждение менеджеров фонда определяется четко еще в самом начале его работы. Обычная схема "2 и 20" — 2% привлеченных денег управляющая компания может потратить на себя (management fee) и 20% получает от апсайда — превышения некоего зафиксированного уровня доходности. Отношения между госкорпорацией и ее "дочкой", конечно, отличаются от этой схемы. Все расходы "ВЭБ-инвеста" содержатся в годовом бюджете и утверждаются советом директоров компании, большинство в котором — представители ВЭБа. Александр Репринцев говорит, что речь о вознаграждении команды в случае успешного завершения проекта — возврата кредита с процентами и получения некоего дохода сверх этих сумм — не шла в принципе и в ближайшие три-четыре года и не пойдет.

Александр Репринцев

Работал: в ЗАО "Тема", Внешторгбанке, Московской областной коллегии адвокатов, "Мегастрое", с ноября 2008-го — генеральный директор "ВЭБ-инвест"

Участвовал в проектах: "Смоленский пассаж", "Кутузовская ривьера", гостинично-деловой комплекс "Парк Победы"

$50 млн долга вовремя вернул ВЭБ Александр Репринцев, когда был гендиректором компании-девелопера. За это ВЭБ доверил ему еще $3 млрд

Широкополосное наступление


Фонд Icon Private Equity, возглавляемый Кириллом Дмитриевым, стал автором самой большой PEF-инвестиции за прошедший год. Это вложения в компании, предлагающие услуги WiMax. "Украинские новейшие технологии" в Киеве и "Интерпроект" в Москве в прошлом году, уже после начала кризиса, получили по $100 млн.

Предыдущий крупный проект — создание федерального банка путем объединения нескольких средних региональных структур вместе с владельцем УРСА банка Игорем Кимом — был остановлен прошлой осенью. "Мы прекратили те три сделки, которые готовились. Я считаю, что это был правильный шаг,— многие фонды, кстати, не смогли остановиться. Игорь был согласен с этим решением. Он повернул ситуацию в свою пользу: совершил сделку с МДМ, более крупным банком",— говорит Дмитриев.

Время для инвестиций "с нуля" в проект WiMax Дмитриев считает удобным: "В кризис цены на стройку ниже, и многие потенциальные конкуренты откладывают инвестиции в инфраструктуру — деньги необходимы на неотложные нужды". WiMax — это технология беспроводного широкополосного доступа, такой "WiFi в движении" (они относятся к одному семейству стандартов). Его конкурентом станет стандарт LTE, который будут внедрять большинство мобильных операторов (так как он обеспечивает им технологическую преемственность), но произойдет это лишь через несколько лет.

Еще до инвестирования $200 млн в российского и украинского операторов WiMax $20 млн были вложены в их итальянского коллегу — компанию AriaDSL. $300 млн — это значительная часть имеющихся у Icon Private Equity средств, и вложить их по сути в один проект (пусть и диверсифицированный географически) — дело достаточно рискованное. Но Кирилл Дмитриев безапелляционен: "Мне совершенно очевидно, что комбинация нескольких сложившихся на сегодняшний день условий приведет к взрывному росту спроса на услуги WiMax-операторов". Имеется в виду, что это беспроводной интернет (пользователь не привязан к определенному месту — более того, он может пользоваться сетью в движении, вплоть до 150 км/ч), это интернет широкополосный (10 Мб/сек и выше, что позволяет без проблем смотреть видео и слушать музыку). Кроме того, появился новый класс компактных компьютеров — нетбуков, стоимость которых начинается с $250, а время автономной работы может достигать 10 часов.

$250-300 единовременных затрат и $15-20 ежемесячных (именно такие тарифы обещают новые компании) неизбежно привлекут, по мнению Дмитриева, массового потребителя даже за пределами столичных мегаполисов. Собственно, в России Icon Private Equity собирается делать упор именно на региональные центры.

Те, кто имел дело с WiMax-операторами (а в Москве их уже как минимум два), понимают, что нарисованная картина на сегодняшний день идеализирована — и по стоимости услуги, доступности, качеству, и даже по характеристикам нетбуков. Впрочем, и сотовые операторы начинали не без шероховатостей. Задача, которую ставит фонд,— за ближайшие три года (до того момента, как на рынок беспроводного доступа выйдут мощные игроки — сотовые операторы) получить достаточное количество клиентов. Тогда успешный "выход" из этой инвестиции не будет неразрешимой задачей. По словам Кирилла Дмитриева, это может быть слияние с кем-то из других операторов мобильного широкополосного доступа или продажа операторам кабельного телевидения. Процесс приобретения WiMax-операторов кабельными каналами сейчас бурно идет в США. "Кабельщики" боятся проиграть, из бизнеса их могут выдавить компании мобильной связи. Ведь через несколько лет сотовики смогут предложить любой контент (игры, кино, музыку) без всякой привязки к квартире клиента.

Дмитриев считает, что число сделок, проводимых фондами прямых инвестиций, должно резко увеличиться в первом-втором кварталах следующего года. Объяснение простое: типичная сделка готовится пять-шесть месяцев. Период напряженного ожидания ("поиск дна") только-только закончился, у инвесторов появилась определенность. Отсчитываем полгода — и получаем начало сезона сделок. Кстати, сам Icon Private Equity намерен сделать три-четыре инвестиции в России еще до конца года.

Кирилл Дмитриев

Работал: в McKinsey & Company, Goldman Sachs & Co, IBS, Delta Capital Partners, в 2008-м создал Icon Private Equity

Участвовал в проектах: продажа DeltaBank компании General Electric, банка DeltaCredit — Societe Generale, ГК "Национальные кабельные сети" — холдингу "Базовый элемент"

20 млн абонентов за $100 млн — таковы параметры нового проекта Icon Private Equity по развертыванию сети широкополосного интернет-доступа в 11 российских регионах

Маршальская доля


Фонд прямых инвестиций компании Marshall Capital относится к весьма немногочисленной группе фондов, которые встретили кризис со значительным количеством свободного кэша. За считанные дни до начала кризиса, в августе 2008 года, управляющая компания сообщила о формировании двух фондов суммарным объемом $420 млн. Впрочем, это, конечно, не живые деньги, а так называемые коммитменты — обязательства инвесторов предоставить деньги по мере необходимости. Тогда же возглавить работу фонда был приглашен Дмитрий Кушаев, до этого руководивший подразделением инвестбанкинга в "Тройке Диалог".

В то время многие игроки private equity индустрии были полны оптимизма. Радужное будущее рисовалось и Дмитрию Кушаеву. "Private equity я много занимался еще в "Тройке Диалог", и сейчас уникальный рынок для таких сделок",— заявил он тогда "Ведомостям".

Но прошел год — из собранных денег на новые проекты не потрачено ни цента. Если совсем точно, то некоторая сумма израсходована, по словам Дмитрия Кушаева, на решение проблем компании "Нутритек" — одной из прежних инвестиций Marshall Capital. При этом нельзя сказать, что фонд пассивен и не ищет сделок. По числу упоминаний в прессе он один из лидеров.

На финальных стадиях сорвались две сделки, которые могли бы стать самыми заметными инвестициями фондов за прошедший год. С сетью аптек "36,6" пресса фонд уже "поженила" — об этом СМИ писали как о деле решенном. Но сделка сорвалась на самой последней стадии. Как рассказывает Дмитрий Кушаев, фонд около полугода готовил сделку. Причем эти полгода пришлись на самые жесткие кризисные месяцы. Ситуация в компании в это время ухудшалась, кроме того, некую негативную информацию дал дью-дил. Но на "адекватное снижение цены", как называет его Кушаев, совладелец компании, он же ее гендиректор, Артем Бектемиров не согласился.

Покупку доли Олега Жеребцова в сети "Лента" не удалось довести до конца. Конкурент — фонд TPG перебил уже согласованную с владельцем пакета цену. Возможно, это объясняется тем, что фонд, потративший — совместно с ВТБ — на приобретение 35,4% акций "Ленты" $115 млн, уже получал от своих инвесторов упреки в бездействии. Ведь TPG заявил о приходе в Россию еще в конце 2006-го, но за три года не осуществил ни одной сделки.

Основную причину отсутствия сделок у фондов, которые наряду с государственным бюджетом и банками являются третьей по величине кубышкой страны, Дмитрий Кушаев видит в психологическом воздействии кризиса на умы инвесторов этих фондов. "Трудно спокойно инвестировать, когда не ясно, как ситуация будет развиваться дальше",— резюмирует Кушаев. Кроме того, по его мнению, многие фонды были заняты исправлением положения в компаниях, которые они купили до кризиса. На ситуацию повлиял обычный гэп между оптимистами-собственниками (которые уверены, что дальше ситуация начнет выправляться) и инвесторами-пессимистами (несколько лет стагнации или черепашьего роста). Российской спецификой объясняет он и не очень большое число компаний, которые выставились на продажу. Хотя в России кризисное падение экономики было самым глубоким, банкротств практически не было, неэффективные собственники остались на своих местах. Вместо того чтобы искать инвесторов, которые спасли бы их от излишней долговой нагрузки, они просто перестали платить долги, навязывая кредиторам реструктуризацию. Поэтому и не было всплеска ожидавшихся слияний-поглощений и продаж слабых бизнесов.

У Marshall Capital время тоже не бесконечно — обычно портфель наиболее активно формируется в первые три-четыре года. Год уже прошел. Дмитрий Кушаев уверяет, что в течение года инвестиции будут обязательно, ведь со стабилизацией ситуации растут и аппетиты собственников компаний, которые выбираются для инвестиций. Внимание сотрудников сосредоточено на разных отраслях: фармацевтика, ритейл, продукты питания, телекоммуникации.

Буквально в последние недели было объявлено о создании СП Marshall Capital и Morgan Stanley. Цель — предложение услуг банкам по управлению недвижимостью, множество объектов которой оказались на попечении банкиров, отойдя за долги.

Дмитрий Кушаев

Работал: в Ernst & Young, ING Barings, ING, "Тройке Диалог". С октября 2008-го — старший управляющий директор Marshall Capital Partners

Участвовал в проектах: IPO "Вымпелкома", "Вимм-Билль-Данна" и "Аптек 36,6", в продаже акций АвтоВАЗа Renault, Инвестсбербанка — банку OTP

15 сотрудников фонда Marshall Capital Partners за год так и не смогли найти применение свободным $300 млн

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение