Коротко

Новости

Подробно

Ответственность за совет

"Business Guide (Консалтинг)". Приложение от , стр. 19

Из-за кризиса петербургский рынок консалтинга, анализа, юридических и аудиторских услуг сократился примерно на 20-40%. Однако серьезнее потери денег может оказаться репутационный вред — многие консультанты перед обвалом рынков прогнозировали их рост.


Сильнее всего кризис ударил по консультантам и оценщикам, которые работают на рынке недвижимости. Если еще два года назад они могли выбирать из нескольких проектов самый лучший, а остальные оставлять в очереди, то теперь серьезных сделок и проектов катастрофически не хватает. Обороты компаний сократились на 20-50%, некоторые вынуждены были уволить до 40% своих сотрудников.

По консультантам, которые работают в других направлениях, таких как аудит, налоговый консалтинг, юридические и маркетинговые услуги, кризис ударил меньше, отмечают представители этих фирм. Это логично, ведь они редко специализировались на оказании услуг компаниям из какого-то отдельного сектора экономики.

По словам партнера Deloitte Шарифа Галеева, услуги аудиторов востребованы даже во время самых тяжелых кризисов, ведь требования по составлению отчетности еще никто не отменял. А налоговые консультанты и вовсе ощущают на себе желание потенциальных клиентов оптимизировать свои отчисления — за последний год оборот налогового направления Deloitte в Петербурге увеличился. Компании даже пришлось увеличить штат.

Управляющий партнер юридической фирмы "Дювернуа лигал" Егор Носков также отмечает, что оборот его компании не снизился, несмотря на экономический кризис, а количество обращений только увеличилось. Правда, пришлось несколько изменить структуру оказываемых услуг. Если раньше одним из основных источников дохода этой фирмы было сопровождение сделок, то теперь юристы в значительной степени оказывают услуги по реструктуризации бизнеса, банкротству и судебным спорам. "Предполагаю, что в более тяжелом положении могли оказаться узкоспециализированные юридические фирмы, бизнес которых был связан только с ростом экономики, они специализировались на сопровождении сделок M & A и IPO. Но крупные многопрофильные юридические консультанты не только не потеряли сейчас бизнес, но и получили хорошие возможности для его развития", — говорит он.

Кто виноват?


Возможно, наибольший ущерб кризис нанес репутации консультантов по недвижимости. Руководители некоторых крупных петербургских девелоперов заявляют, что прогнозы, которые делали консультанты относительно роста рынка, перегрели его. В результате во время кризиса это привело к убыткам некоторых инвесторов. Например, президент холдинговой компании "Адамант" Игорь Лейтис утверждал, что консультанты раздували слухи о том, что рынку нужны миллионы квадратных метров, чтобы начинающие девелоперы приходили к ним за исследованиями. "Вообще непонятно, чем занимаются эти ребята [консультанты]. Такое впечатление, что лучше всего они умеют писать абстрактные концепции, которые мало соотносятся с реальностью. Составить все концепции и произвести нужные расчеты грамотный девелопер может и сам", — вторил ему председатель совета директоров УК "Теорема" Игорь Водопьянов. Однако конкретных примеров вреда, нанесенного неверными прогнозами, опрошенные "Ъ" представители петербургского бизнеса привести не смогли.

Консультанты считают обвинения в свой адрес беспочвенными. "Обвинять нас в кризисе — это все равно, что обвинять Гидрометцентр в дожде", — замечает директор "Knight Frank Санкт-Петербург" Олег Барков. Он утверждает, что у консультантов не было никакой заинтересованности в раздувании растущего рынка. "Бизнес консультантов рос вместе с рынком — клиентов приходилось ставить в очередь. В этой ситуации нет никакого смысла дополнительно стимулировать рост рынка", — отмечает менеджер.

Руководитель петербургского офиса Colliers International Николай Казанский добавляет, что консультанты давали девелоперам в предкризисное время немало полезных советов. Он рассказывает, что в 2007 и в 2008 годах специалисты Colliers International многократно проводили с девелоперами переговоры относительно продажи работающих объектов, на которые претендовали многочисленные инвестиционные фонды. Доходы девелоперов могли превышать себестоимость строительства объектов в 2-3 раза, но девелоперы отказывались, потому что рассчитывали на дальнейший рост рынка. "Ответственность в раздувании рынка лежит в большей мере на девелоперах, и некоторые из них сейчас ищут виноватых. В момент роста у многих из них просто закружилась голова, достаточно вспомнить новоявленного миллиардера, который на вечеринке посылал всех, у кого нет миллиарда, куда подальше. Да, консультанты не предсказали глобальный кризис, но этого не сделали ни наше правительство, ни крупнейшие международные инвестиционные банки", — замечает он. С такой позицией согласны и некоторые девелоперы. Председатель правления "Охта групп" Владимир Свиньин считает, что, несмотря на недостаток квалифицированных консультантов, рынок раздули и девелоперы, за которыми оставалось принятие окончательных решений.

Консультанты утверждают, что, несмотря на заявления некоторых их клиентов, количество обращений к ним не снизилось, а по некоторым направлениям даже возросло. По словам господина Казанского, несмотря на снижение стоимости среднего "счета", вызванное уменьшением объемов сделок, количество обращений в компанию девелоперов и лендлордов даже увеличилось — раньше на волне роста можно было обойтись и без консультантов. "У меня редкий день обходится без встреч с действующими или потенциальными клиентами. Представители бизнеса понимают, что в кризисной ситуации лучше рассматривать несколько мнений и концепций и достаточно часто обращаются к нашему опыту", — отмечает Олег Барков.

Имиджевая страховка


Дополнительным конкурентным преимуществом некоторых консультантов может считаться страхование ими рисков возможных потерь клиентов. Причем некоторые компании, работающие на рынке B2B, обязаны страховать свои услуги. В первую очередь это касается оценщиков. Оценочные компании и оценщики, занимающиеся частной практикой, должны это делать по закону "Об оценочной деятельности". Впрочем, как отмечают игроки консалтингового и страхового рынков, цель страхования для них — скорее улучшения имиджа.

"Практически каждая крупная компания страхует свою деятельность", — отмечает президент группы компаний "Аверс" Михаил Зельдин, соглашаясь при этом со значительной имиджевой составляющей этого процесса. Например, при участии в некоторых конкурсах принимается во внимание размер страховки профессиональных рисков. Но случаев судов и страховых выплат господин Зельдин вспомнить не может. По его словам, это обусловлено в первую очередь особенностью российского законодательства, по которому очень сложно доказать факт вреда, причиненного оценщиком. "Это находит отражение и в ставках страховых компаний", — говорит эксперт. Для суммы страховки в 5 млн рублей ежегодный взнос составляет всего 10-20 тыс. рублей. "Если бы страховщики закладывали в свои риски реальную возможность выплат, взносы были бы гораздо выше", — добавляет он.

"Кроме оценщиков, такая практика распространена в основном у аудиторских компаний, которые до недавнего времени также были обязаны заключать договоры со страховщиками", — рассказывает директор по маркетингу страховой группы АСК Татьяна Долинина. По ее словам, это также делается в основном для улучшения имиджа — добиться выплаты можно только через суд, а консультанты предпочитают не доходить со своими клиентами до суда. "Ставки по этому виду страхования достаточно низкие, — добавляет Татьяна Долинина. — Как правило, они составляют 0,5-1% от страховой суммы, ведь вероятность страхового случая очень мала".

Менеджер "Росгосстраха" говорит, что страхование профессиональных рисков пока не приняло в России массового характера. "У нас в стране нет законодательной базы, которая обеспечивала бы работающую систему страхования профессиональной деятельности консультантов", — отмечает он.

Страхуют профессиональную деятельность и международные юридические фирмы. Партнер петербургского офиса одной из таких фирм отмечает, что ее головной офис страхует свою деятельность на сотни миллионов долларов. Это правило относится и к российским офисам фирмы. При возникновении страхового случая, убытки покрывает одна из западных страховых компаний, с которой головной офис фирмы заключает договор. Но на практике у этой юридической фирмы страховой случай ни разу не был зафиксирован. Собеседник "Ъ" отметил, что все проблемы с клиентами удается решать в досудебном порядке.

По словам Егора Носкова из "Дювернуа", практически полное отсутствие выплат по страхованию объясняется тем, что в российской практике все рекомендации консультантов даются неформализованно, в виде электронных писем или устно, и не являются юридическими документами, которые можно использовать в качестве доказательства в суде. "Из-за этого у клиентов практически не остается шансов на оспаривание результатов работы консультантов. Но этот рынок очень узкий, и все его игроки заботятся о своей репутации. Достаточно совершить один серьезный прокол, чтобы потерять доверие потенциальных клиентов", — рассуждает юрист.

Олег Барков из Knight Frank также говорит, что почти все услуги его компании носят рекомендательный характер. Решение, следовать этим советам или нет, остается за клиентом.

Клим Иванов




Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя