Коротко


Подробно

Классик жанра

Кирилл Белянинов, Нью-Йорк

В списке топ-новостей минувшей недели оказались похороны криминального авторитета Вячеслава Иванькова (Япончика). С кем прощалась страна?


— Преступность — это выдумки идеологов,— сказал Япончик. Задумался на секунду, откинувшись на спинку жесткого пластмассового стула, и продолжил, поправив неизменные очки в тонкой золотой оправе.— Я ничего не знаю об организованной преступности. Мне трудно судить, я не являюсь специалистом. Моя, допустим, скромная трагическая судьба еще не показатель того, что я могу судить о преступности как специалист. Я могу сказать, что вся моя жизнь — самопротест коммунистическим чиновникам, и ничего больше...

К интервью с Вячеславом Иваньковым весной 1997 года мы готовились чуть ли не три месяца. Послали добрый десяток запросов в ФБР, Американское управление тюрем, поговорили с дюжиной "авторитетных" предпринимателей и серьезных адвокатов, пока наконец в ответ на очередной звонок нам не сообщили: "Заключенный N 30219048 может с вами встретиться".

Тюремный изолятор MCC (Метрополитен Коррекшэнл Сентер), в Нижнем Манхэттене в Нью-Йорке, мы нашли после получаса блужданий вокруг знаменитой Уолл-стрит. Невысокое здание изжелта-красного кирпича, каких в Нью-Йорке тысячи, отличалось от прочих разве что растянутой вдоль крыши "егозой" — закрученной спиралью стальной лентой с острыми шипами — и широкой раздвижной стеклянной дверью. Помощник начальника МСС Роберт Менко уточнил: "На беседу у вас есть ровно час".

Иванькова в комнату свиданий вывел двухметрового роста охранник с обязательной дубинкой на ремне. Перед тем как пропустить арестанта, он аккуратно вытащил у заключенного из-под мышки толстую коричневую папку.

— Но это документы, которые касаются только меня. И они нужны мне для разговора. Здесь все доказательства! — возмутился Иваньков.

— Нельзя,— ответил охранник.— В комнату для свиданий ничего проносить нельзя.

— Fucking America! — не сдержался Иваньков.

Во время продолжавшегося час с лишним разговора, пока помощник начальника тюрьмы Роберт Менко в очередной раз не постучал по циферблату наручных часов, Иваньков так и не ответил ни на один вопрос. Он говорил о том, что вместе с диссидентами боролся с коммунистическим режимом. Цитировал Солженицына. Называл академика Сахарова "светлой личностью". Объяснял, что в Советском Союзе людей сажали только потому, что стране "нужно было строить БАМ, нужны были сварщики и бульдозеристы".

— Столько лжи наворочено! — возмущался он.— Что я могу им сказать? Слона в Национальном парке я не пытался насиловать. И статую Свободы тоже. Луну у американцев я похитить тоже не собирался. И Пирл-Харбор с японцами я не бомбил. Просто у меня прозвище такое, с детства. В России вообще принято давать прозвища. Вы Гиляровского почитайте.

Вячеслав Кириллович из Нью-Йорка


Гиляровский, правда, оказался менее актуальным в сравнении с официальными и полуофициальными документами, представленными американскими федеральными ведомствами по делу заключенного N 30219048.

Согласно этим бумагам, в марте 1992 года через Будапешт Вячеслав Иваньков прибыл в Соединенные Штаты. Вполне официально — как директор съемочной группы студии "12А", которой руководил Ролан Быков (московским оперативникам потом удалось даже изъять документы, согласно которым вору в законе официально выписали командировочные — 30 долларов в день). В Америке Иваньков заключил фиктивный брак с аккомпаниаторшей Вилли Токарева по имени Ирина Ола и обосновался в Бруклине.

По версии американских правоохранительных органов, впрочем, кинотворчеством Иваньков занимался только в свободное от "основной работы" время. На суде в 1997 году специальный агент ФБР Лестер Макналти сообщил следующее: "Вячеслав Кириллович Иваньков (он же Япончик) принадлежит к элитной группе преступников, известных в Советском Союзе как воры в законе. Он руководит международной преступной организацией, связанной с торговлей наркотиками, вымогательством и убийствами... В январе 1993-го МВД сообщило ФБР, что Иваньков въехал в страну для того, чтобы руководить и координировать русскую организованную преступность в этой стране. МВД также передало американской стороне список номеров телефонов, по которым может звонить Иваньков во время пребывания в США, после чего в телефонные линии были установлены определители номеров. Анализ телефонных переговоров выявил, что Иваньков использовал вышеназванные номера для переговоров с установленными членами русских преступных группировок... Организация Иванькова действует в нескольких городах Европы, Канады и Соединенных Штатов, отдавая предпочтение Нью-Йорку, Лондону, Торонто, Вене, Будапешту и Москве... Среди прочих компаний, используемых Иваньковым в криминальном бизнесе, можно назвать "Атком" (Вена), похоронную фирму "Ритуал" и "Арбат Интернэшнл" в Москве. Иваньков использовал "Арбат" для переправки крупных сумм из Москвы в Будапешт для компании, контролируемой Севой Могилевичем, одним из его ближайших помощников..."

ФБР, правда, предметно заинтересовалось "Вячеславом Кирилловичем из Нью-Йорка" не сразу. По крайней мере, за год до ареста "крестного отца русской мафии" заместитель начальника нью-йоркского управления Федерального бюро расследований Джим Калстром рассказывал нам, что никаких претензий у правоохранительных органов США к Япончику не имеется:

— Мы знаем, кто он такой, и внимательно следим за его жизнью. Но никаких поводов для его задержания у нас пока нет.

Как выяснилось позже, ФБР все же не упускало Япончика из виду. А повод появился в1994 году, когда хозяин печально известного банка "Чара" Владимир Рачук вложил 2,7 млн долларов в нью-йоркскую компанию "Саммит Интернешнл", принадлежавшую Александру Волкову и Владимиру Волошину. В ноябре того же года Рачук неожиданно умер (официальная версия — самоубийство), а у банка начались проблемы с обманутыми вкладчиками. Деньги вызвался вернуть Япончик, но в итоге оказался за решеткой.

— С деньгами "Чары" Волков и Волошин работали под патронатом одного из высокопоставленных чиновников МВД,— объяснял нам в комнате свиданий тюрьмы МСС Иваньков.— Фамилию я пока не выяснил, но обязательно выясню. Деньги лежали здесь в двух банках. Оттуда их забрали, а вовсе не проиграли в казино, как утверждал Волошин. Почти 7 миллионов. Что-то вернули, но 5 миллионов в общей сложности ушло. У меня работали люди, они проследили все, и у меня есть на это документы. Волков и Волошин, обманув американцев, на базовых деньгах "Чары" и Мосстройбанка сделали 30 миллионов на Уолл-стрите и отправили их в разные страны. Это законченные мерзавцы. Они были сотрудниками КГБ, а сейчас находятся под прикрытием ФБР...

Присяжные версии вора в законе не поверили. Вердикт вынесли единогласно: девять с половиной лет заключения. Основатель "русского отдела" и бывший заместитель директора ФБР Джеймс Моуди сказал нам, что решением присяжных в его ведомстве остались недовольны: сочли его слишком мягким. Выйти из американской тюрьмы Вячеслав Иваньков должен был только в начале 2006 года. Но в американское дело вмешалась российская милиция.

Операция "Пенсионер"


Весной 2000 года Генеральная прокуратура РФ неожиданно обвинила Вячеслава Иванькова (заочно) в убийстве. По версии следствия, 29 февраля 1992 года в московском ресторане "Фидан" только что вышедший в то время из тюрьмы Япончик расстрелял троих граждан Турции. Двое были убиты на месте, а третий — Ахмед Таранчи — выжил. По странному совпадению, обвинение возникло через несколько месяцев после смерти предполагаемого соучастника преступления, криминального авторитета Вячеслава Сливы (он умер в Канаде в 2000 году).

И хотя срок давности по этому преступлению давно прошел, американские власти согласились сократить Иванькову срок заключения. Летом 2004 года Япончика выдворили из США, а 14 июля его поместили в СИЗО "Матросская Тишина". Для именитого заключенного, кстати, срочно пришлось освобождать лучшую камеру изолятора, в которой ждал приговора суда Михаил Ходорковский. Олигарха тогда перевели в камеру напротив, а самая комфортная "хата" досталась Япончику. Гостил он в ней почти год — 19 июля 2005 года суд присяжных признал Иванькова невиновным. Единственный выживший в той перестрелке заявил, что никаких претензий к обвиняемому не имеет. И почти никто не оспаривал возникшей тогда у многих догадки: вся история с обвинением Япончика в изначально недоказуемом убийстве придумана для того, чтобы вытащить его из американской тюрьмы.

Чудесные избавления


В длинной криминальной биографии Вячеслава Иванькова таких счастливых избавлений было несколько. Свои первые "университеты" он прошел в конце 60-х в знаменитой тогда банде Геннадия Корькова по кличке Монгол. Ее жертвами были подпольные цеховики, валютчики и советские миллионеры. Их вывозили в лес, заставляли рыть себе могилы, подвешивали на деревьях жен и дочерей. Из 32 участников банды Монгола семь были женщины. В 1972 году Корькова осудили на 14 лет, такие же сроки получили и остальные члены банды, но Япончику тогда удалось скрыться. Сотрудники МУРа рассказывали, что его прятала любовница: врач Евгения Животова сумела официально поместить Иванькова в клинику нервных болезней им. Сеченова. Оттуда Япончик вышел со справкой "инвалида II группы" и диагнозом "шизофрения".

Его задержали только весной 1974-го: сначала за драку в ресторане "Русь", а потом за найденные при обыске поддельный паспорт и водительские права. 18 ноября 1974 года он был осужден ровно на столько, сколько отсидел во время следствия,— 7 месяцев и 15 дней. Поговаривали, что Иваньков подкупил следователя, а после оглашения приговора заявил: "В этом городе хозяин не МУР, а я". Стремительная карьера "законника", которого, по слухам, "короновал" Корьков-Монгол во время недолгой отсидки Япончика в Бутырке, едва не оборвалась в июне 1975 года. Тогда Иваньков договорился о возврате долга в 5 тысяч рублей. Деньги должны были передать в 10 вечера возле Театра Советской Армии, в самом центре Москвы. Но должник, некий Михаил Глиоза, обратился в МУР, так что на заранее оговоренном месте вора ждала милицейская засада. Почуяв неладное, Япончик попытался скрыться, и тогда оперативники открыли огонь. По "Волге" Иванькова выпустили 11 пуль, а за преследованием наблюдали члены партийно-правительственной делегации братской Румынии, только что вышедшие из театра. Сопровождал румын министр обороны маршал А. Гречко. Иванькову удалось избежать наказания и тогда. Во время следствия Глиоза заявил, что милиционеры сами открыли огонь, а он всего лишь собирался вернуть Япончику долг. Так что обвинить Иванькова было просто не в чем. По приговору суда он отправился в психиатрическую больницу и вышел оттуда, не отсидев и года.

В 1981 году у оперативников появилось очередное основание для ареста ставшего знаменитым бандита — заявление филателиста Аркадия Нисензона, который кроме коллекционирования почтовых марок "увлекался" продажей старинных икон и торговлей валютой. Япончика брали в 8:30 утра 14 мая 1981 года. Утверждают, что на своей "шестерке" он пытался уйти от погони, протаранив милицейскую машину, и даже отстреливался. Но статья о незаконном хранении огнестрельного оружия в обвинительном заключении так и не появилась. Хотя приговор вышел солидным: 14 лет строгого режима. Если верить документам МВД, за время отсидки Япончик 58 раз нарушал режим, 16 раз попадал в штрафной изолятор, дважды был осужден "народным судом" учреждения тюремного режима СТ-2 за "нанесения тяжких побоев осужденным". В тюрьме Иваньков добавил в свой "послужной список" еще две судимости. А к сроку — еще полтора года.

И вот на этом славном фоне началась борьба за его досрочное освобождение: 5 октября 1989 года администрация Тулунской тюрьмы получила официальный запрос Верховного суда СССР с просьбой выслать характеристику заключенного Иванькова В. К. для "рассмотрения вопроса об изменении срока наказания".

За освобождение "незаконно осужденного" ходатайствовали Иосиф Кобзон, академик Святослав Федоров, правозащитник Сергей Ковалев, депутат Иркутского областного совета Владимир Нечаев. А 21 января 1991 года протест в президиум Московского городского суда о пересмотре дела Иванькова вносит заместитель председателя Верховного суда РФ, председатель Коллегии по уголовным судам Анатолий Меркушев. Тот, первый, протест тогда отклонили, но спустя всего два месяца Меркушев вновь обращается в судебную коллегию, и на этот раз подчиненные зампреда ВС РФ с просьбой непосредственного начальника согласились. Так в конце 1991 года Вячеслав Иваньков вышел на свободу, отбыв за решеткой ровно 10 лет. А потом была Америка: туда и обратно.

Тело и дело


После оправдательного приговора на исторической родине Иваньков исчез. Говорили, что он осел в подмосковном Ново-Переделкине, занимается внуками и лишь иногда выезжает в Европу для решения "спорных вопросов"...

Эту благостную картинку "пенсионер на покое" развалили нынешним летом выстрелы у ресторана "Тайский слон" на Хорошевском шоссе в Москве: покушение на жизнь Иванькова мгновенно вернуло его из тени в "свет". Вспомнились и былые подвиги Япончика, и нынешние (см. "Огонек" N 21). Его похороны на Ваганьковском кладбище, старательно обставленные в полном соответствии со статусом "последнего законника СССР", точку в "советской" истории отечественной преступности явно не поставили. Отчего-то кажется, что, хотя тело Япончика предано земле, дело его живет.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Огонёк" от 19.10.2009, стр. 34
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение