Коротко


Подробно

Красота спасет мирный

Жители небольшого поселка в Самарской области взялись за кисти, чтобы расписать стены домов и добавить жизни яркости.


Наталья Радулова


"ПРАЗДНИКА ХОЧЕТСЯ"


Неизвестный художник орудует. Вандал-живописец работает. Так поначалу думали жители поселка Мирный, что в Самарской области, когда на дверях и на стенах в их подъездах стали появляться красочные рисунки. "Вечером еще ничего не было, а утром глядь — ромашки по всей пятиэтажке! — вспоминают ответственные квартиросъемщики.— И хорошо так взялося, не отмоешь". Эти картинки — цветочки, бабочки, птички — действительно пытались если не отмыть, то хотя бы как-то официально оформить. Это ж вроде акт благоустройства. Но кто его совершил? Ни сами граждане, ни представители власти не понимали, что происходит. Поселок вроде небольшой, всего семь тысяч жителей, все друг друга знают, а кто рисует по ночам — неизвестно. Было дело, подростков даже подозревали, но те обиделись: мы, мол, такими глупостями не занимаемся. Одно дело написать по-быстрому где-нибудь в углу "Лариса — дура" и совсем другое — пейзажи и натюрморты часами выписывать.

Только когда таинственные ромашки появились на фасаде больницы, ночного художника наконец поймали за руку. Галина Королева, поселковый учитель музыки, сразу сложила кисти и отпираться не стала: "Да, это я. Делайте со мной что хотите, не рисовать не могу! Праздника хочется". Главврач растерялся: "Ой, да нам самим нравится. Работайте на здоровье". Так Галина Петровна получила карт-бланш и уже через неделю принялась за роспись стен внутри здания. По стойке регистратуры пустила подсолнухи, в правый коридор — березки и церкви с золотыми куполами, налево, к кабинету педиатра,— верблюдов вперемешку с неопознанными рыбами, у одной из которых наблюдалось что-то вроде клюва.

"Рехнуться можно",— вынес оценку картинам официальный художник-оформитель поселка Мирный, Александр Малыгин. Александр Сергеевич раньше специализировался на плакатах "Слава КПСС!", а сейчас, на пенсии, тоже перешел на церкви с куполами и березки. "Тона резкие,— громит он коллегу-самоучку.— Никакого понятия о перспективе, все плоскостно. От таких фресок у некоторых больных припадки могут начаться эпилептические". Сами больные, правда, не жалуются. "Красиво",— твердят хором, и что хочешь с ними, то и делай. Особенно дети радуются, и совершенно не пугает их нависший над дверью в туалет жираф с довольно кровожадным, надо признать, выражением морды. "Большинство людей еще в школе понимают, что таланта у них нет, и рисовать перестают,— объясняет художник Малыгин.— А некоторые, как мы можем наблюдать, и в зрелом возрасте не стесняются представлять публике свои каляки-маляки. Но должна же быть какая-то мера ответственности перед человечеством".

Галина Петровна, наоборот, считает, что человечеству она дарит радость. "Краски я за свои деньги покупаю, гонорар за работу не требую. Меня люди только благодарят. Я ведь когда начинала, то не обращала внимания ни на что. Рядом кучка от кошечки, грязь, а я не замечаю, рисую прекрасные виды". Были, конечно, и критические отзывы. Одна дама выскочила из квартиры и давай орать: "Что вы делаете! Как можно разрисовывать электрощиток!", мужчина какой-то заметил, что фирменный стиль Королевой — белые ромашки на черном фоне — навевают на него грусть: "Блин, как в морге!" Но большинство все же охало и ахало, умиляясь: "До чего ж славно! Ну просто рай!" Даже за кошечками начали в подъездах убирать и мусорить меньше. Не плюнешь ведь лишний раз на лестнице, если возле каждой, буквально возле каждой ступеньки цветочек нарисован.

"Я после сорока только жить, считай, начала, раньше скучно было мне, а теперь весело и интересно,— признается Галина Петровна.— Летом стихи начала писать, по семь-восемь поэм в день — редкий человек не заплачет. Вот послушайте: "Мне не хватает красоты, Мечты, любви и вдохновенья. Хочу собрать я все цветы, Запечатлеть красот мгновенья". У слушателей действительно увлажняются глаза. Всем в поселке не хватает "красот мгновенья". А где ж их взять, если у местного ЖКХ денег не то что на благоустройство, на ремонт крыш не хватает.

ПОДВАЛ ПОД ХОХЛОМУ


На творчество Галины Петровны глядя, оживились и другие живописцы из Мирного. На улице Зои Космодемьянской инициативу взяла в свои руки Ирина Мальцева. Сначала она безрезультатно просила денег на краску в жилищно-коммунальном хозяйстве, а потом плюнула и поехала в райцентр сама: "Восемь банок по 120 рублей на себе тащила!" Ирина Георгиевна занялась фасадом дома — нарисовала сказочный сад. "Мои мотивы,— тут же не без ревности заметила Королева.— Бабочки, как у меня, лепестки. Один к одному!" Учительница музыки нанесла контрудар — на той же улице, Космодемьянской, расписала чуть ли не все входные металлические двери. Мальцева ответила заборчиком из автомобильных шин: "Зять мне их из шиномонтажки привез, вкопал, а я разукрасила". Королева разрисовала почтовые ящики. Мальцева собрала с жителей дома 800 рублей и сделала мозаику из разноцветных осколков кафельной плитки: "Вокруг одна серость, яркости в Мирном нет!".

Затем в борьбу включилась тяжелая артиллерия — единственный в поселке председатель ТСЖ, Галина Ярыгина с Комсомольской. В своем доме на каждом этаже вместе с добровольцами она нарисовала животных. Да и еще и стихи рядом вывела замысловатой вязью — и про бычка, который качается, и про лошадку с гладкой шерсткой. Как справедливо заметила жительница дома, первоклассница Маша Рябова: "У нас тут одна скотина". От первого до пятого этажа все в подъезде оформили должным образом. А подвал вообще под хохлому разделали.

Местная администрация, увидев такой творческий ажиотаж, тоже решила подключиться. Был объявлен "конкурс по благоустройству" — раз уж люди начали самостоятельно украшать свои дома, то грех их было не поощрить. "Денег у нас, конечно, немного,— объясняет глава городского поселения, Владимир Вдовин.— Весь бюджет нашего района равен сумме, которую выделяют московские власти на один только отлов бродячих собак. Но грамоты мы подготовили. И цветочные семена победителям".

В борьбу за семена включился уже и староста церкви, Виктор Обидин. Из автомобильных шин наловчился Виктор Андреевич клумбы делать: "Колесо берешь, листочки на ем ножом вырезашь и выворачивашь!" Волонтер, пенсионер Бычков, до сих пор тележки с землей для этих клумб возит — весной еще одну партию цветов будут высаживать.

В общем, начав заниматься благоустройством собственного поселка, жители не могут остановиться. Подъезд на подъезд идет, дом на дом. Главная проблема Мирного — ветхое жилье и скудное финансирование — уже не воспринимается гражданами как трагедия. "Столько лет жили в серости и запустении, хватит,— говорят они.— Сделаем своими силами то, что сможем". Достаточно было одного толчка, одних ромашек от учительницы музыки, и вот уже тут жители скидываются на заборчик: "Две с половиной тысячи собрали на металлический, отолифили его уже", там тащат ведро водоэмульсионки за 400 рублей: "Трансформаторную будку будем расписывать, дети смешариков просят". Молодая семейная пара, Леша и Алла Щербаковы, собираются во дворе из цемента вылепить золотую рыбку. Предприниматель Андрей Соловых у своего подъезда скамейки и клумбы установил. А шестиклассники Андрей Нестеров и Артем Козлов сообщают, что в их классе приступили к оформлению стен: "Мы хотим яблоневый сад".

"ПОВЕСИЛСЯ В ВАННОЙ"


Однако сказать, что все мирненцы, как один, объединились в творческом порыве, нельзя. Жители 12 бараков, многие из которых стоят с 1950-х годов, со времен основания поселка, даже не пытаются что-то изображать на своих стенах. Бараки давно признаны ветхими, а строительство нового жилья из-за кризиса неизвестно когда начнется. Детские разноцветные ползунки, развешанные для просушки на веревках возле бараков,— вот и все благоустройство. Грамот за это не вручают.

Находятся недовольные и в относительно пригодных к жизни пятиэтажках. "Что, грифити наши понравились? — с насмешкой интересуется строгая дама, проживающая за одним из расписных фасадов.— Зачем вы это фотографируете? Разве не видите, что это несерьезно, это детский сад? Уродуют поселок своими картинками. Ободранные стены — это, по крайней мере, было честно. Но ободранные стены, разрисованные ежиками и колобками,— это выглядит жалко". Фамилию свою дама называть отказывается: "А вдруг завтра за мной воронок приедет?"

Зато баба Настя Малянова ничего не стесняется: "Мне уже 80 лет, мне бояться нечего. Запишите, что вода у нас плохая идет из крана, с песком, с ошметками. Отопление до сих пор не дали. Похлопочите там за нас. Пенсия у меня 4 тысячи, поэтому на огородике работаю до сих пор, капусту свою выращиваю, свеклу, помидору". Баба Настя, однако, вместе со всеми остальными жителями своего дома сдает деньги на "штакетник" для палисадника, на лампочки, на "лавочки". И, как все остальные, занимается уборкой лестничной клетки — за чистотой в подъезде жители следят сами, от квартиры к квартире переходит табличка "Дежурный по площадке".

"Квартплата дорогая!" — берет слово соседка бабы Насти, Галина Лаврентьевна. Она работает в детском саду, оклад 5300, и весь он уходит на оплату трехкомнатной квартиры: коммуналка, свет, газ, телефон. "Каждый месяц тарифы нам повышают! За что?" Остальные ее одергивают: "Зато стены у нас какие в подъезде, таких и в Москве, наверно, нет". Женщина тут же светлеет лицом: "Да, стены хорошие. Лебедей наших видели? Ну до чего ж славные лебедушки на озере, водичка синяя-синяя. Красота, правда? Душа радуется".

Соседи собрались на лавочках по скорбному поводу — хоронят одного из жителей, он на днях повесился в собственной ванной, радости для его души, видимо, все же было мало в расписанном лебедями доме. "И крестный его тоже полгода назад повесился,— сообщают осведомленные.— В другом, правда, многоквартирном". Тяжелая депрессия в Мирном, как и в сотнях других маленьких поселках нашей страны, где вместе с ромашками процветают безработица и алкоголизм, явление довольно распространенное. И спасет ли от этого творчество, наивное искусство,— еще вопрос.

"Ну а что теперь, руки сложить? — подводит итог баба Настя.— Будем дальше красоту наводить, что делать. Субботник вот у нас скоро. Карнавал еще был недавно". Про это мероприятие с гордостью говорят все — от бабы Насти до главы поселения. На днях отмечали день поселка, и по улицам прошли ряженые учителя, школьники, врачи, пожарные — то-то радости было. "Что нам еще остается,— смеется баба Настя.— Только карнавалы устраивать и подъезды разрисовывать". Вместе с ней начинают хохотать и другие соседи. Громко, отчаянно, с доставанием платков и вытиранием слез. Из подъезда, расписанного цветами и бабочками, выносят венки.


ХРОНИКА


Что закрашивают в поселке


2005 год. В поселке Мирный, как и во всей Самарской области, население недовольно резко взлетевшими размерами квартплаты и тарифов на коммунальные услуги. За граждан вступилась прокуратура: повышение тарифов признано необоснованным. Увы, рост платы за ЖКХ это не остановило.

2006 год. Три дома для военнослужащих в Мирном признаны аварийными: износ — 50 процентов, текут крыши, трещины в несущих конструкциях, трубы сгнили, подвалы затоплены.

2007 год. Ребенок, поднимавшийся в поселке по лестнице аварийного дома, упал с 4-го этажа: на лестничном марше не оказалось прутьев. Райадминистрация признана виновной в ненадлежащем содержании жилого дома. Суд обязал выплатить родителям ребенка, ставшего инвалидом 160 тысяч рублей.

2008 год. По программе "Переселение из ветхого и аварийного жилищного фонда" в поселке запланировано строительство трех многоэтажных домов для тех, кто живет в бараках, возведенных еще в 1950-е. Однако строительство не начато до сих пор.

2009 год. День поселка в Мирном отметили костюмированным карнавалом, участвовали все организации, предприятия и учреждения поселка. Попутно подвели итоги конкурса по номинациям: "Лучший дом", "Лучший балкон" и "Лучшая клумба".



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение