Коротко


Подробно

Следы на воде

Волна, поднятая Arctic Sea, возможно, докатится до сессии Генассамблеи ООН, которая в эти дни проходит в Нью-Йорке. Причина проста — приближается момент истины в иранской ядерной проблеме


Владимир Бейдер, Иерусалим


Похоже, весь мир уже заподозрил, что захват русского "летучего голландца" со стратегической древесиной, сухогруза Arctic Sea — дело рук израильского Моссада. Сомневаются в этом только в Израиле. А те, кто имеет непосредственное отношение к самому Моссаду, даже смеются.

Бывший глава отдела спецопераций Моссада, в далеком прошлом руководивший поиском и похищением в Буэнос-Айресе главы еврейского департамента СС Адольфа Эйхмана, а в недавнем — министр по делам пенсионеров Рафи Эйтан, назвал утверждения о причастности Моссада к захвату русского судна "сказками братьев Гримм". Другой высокопоставленный моссадовец, Гад Шомрон, — "сказками тысячи и одной ночи". Иными словами, версии различались лишь авторством, но не жанром. Итак, чьи же сказки?

Варианты правды


Все эти версии радио в Израиле выплеснуло за час, что я ехал из Иерусалима в Тель-Авив. Даже в Израиле далеко не каждый день выступают на радио по два шпиона в час, по крайней мере, именно в этом качестве. Понятное дело, наивно было бы ждать от сотрудников Моссада всей правды об операции их спецслужбы, но то, что они так густо вылетели в эфир, хотя бы отнекиваться, выглядело подозрительным.

И на обратном пути я позвонил своему знакомому, отставному моссадовцу в генеральском чине, договорились встретиться в кафе неподалеку от его дома в Иерусалиме. А он не пришел. Мои подозрения, естественно, усилились. Тогда я напросился в гости к его коллеге, но отчасти и моему — литературоведу и писателю Мишке Бен-Давиду.

— Приезжайте,— сказал он,— если хотите знать мое мнение, почему это выдумки. Вы же понимаете, что я понятия не имею, что там было на самом деле.

Конечно, я понимал. Откуда ему знать?

Мишка (так с детства зовут его все) о том, что это имя не годится для взрослого, впервые узнал от своих русских учеников, когда стал директором школы. Он автор 10 романов, разошедшихся большим для Израиля тиражом, лауреат литературных премий, сценарий по одной из его книг приобретен Голливудом, доктор наук, преподает литературу и кино в Тель-Авивской сценарной школе.

Но еще 10 лет назад Мишка Бен-Давид возглавлял отдел разведки оперативного управления Моссада. То есть отвечал за разведобеспечение всех операций Моссада в мире.

Мы сидим с ним на лужайке его дома в предместье Иерусалима. Отсюда потрясающий вид на Иудейские горы, поросшие лесом, вдалеке, в голубой дымке,— плохо различимое отсюда море.

— Как вы отнеслись к слухам о том, что Моссад причастен к таинственному исчезновению и даже захвату Arctic Sea?

— Это несерьезно. Как только в мире происходит что-то непонятное — так сразу объявляют: это Моссад. Чего вдруг? Моссад — очень маленькая организация, она не в состоянии быть везде и заниматься всем. Это часть легенды, она существует, но оторвана от жизни.

— Хорошо, объясните тогда, почему это не Моссад?

— Есть несколько веских аргументов. Прежде всего шанс на то, что государство Израиль дало бы Моссаду разрешение на захват российского судна, мал до чрезвычайности. Моссад не работает в России, не работает в США, у нас есть закрытые регионы и темы. Маловероятна версия и о том, что судно захватили пираты по указке Моссада, нанятые им. Пираты, которые чуть не месяц находились на судне и ждали, пока русские военные моряки их захватят,— в Моссаде могут работать разные люди, но уж настолько глупые, вряд ли. А версию о том, что поездка Переса к Медведеву была связана с захватом Arctic Sea, я сам имел возможность проверить: в президентском пуле журналисты готовились к этой поездке давно. Да и понятно, что президентские визиты не планируются за день-два. Так что, выдумка.

— А неожиданный секретный полет Нетаньяху в Москву?

— Вот этот визит действительно странный. Но он точно так же может быть связан с этим судном, как и не связан. Тут достаточный простор для спекуляций.

— Давайте представим, что вы еще при должности, в Моссаде, и вам стало известно, что какой-то нежелательный груз, допустим, как говорят, зенитно-ракетный комплекс С-300, грузится на русское судно для Ирана. Что бы вы предприняли?

— Ну, я бы предпринял несколько шагов: не сработал бы один — перешел к другому, от него — к третьему. Прежде всего постарался бы выяснить, чья это инициатива. Есть большая разница, кто отправляет груз — государство или какие-то полумафиозные структуры, например нелегальные торговцы оружием. Если Россия сама — я бы обратился в компетентные организации и сказал: мы знаем, что вы нарушаете международное эмбарго, а я не могу позволить, чтобы этот груз попал к этому получателю. Так что, прежде чем обнародую этот факт, прежде чем обращусь к американцами или странам НАТО, чтобы они задержали это судно в своих территориальных водах (скажем, Arctic Sea проходило Ла-Манш — там юрисдикция и Великобритании, и Франции), прежде чем все это произойдет и больно ударит по государственному престижу России, остановите-ка этот рейс сами — и я промолчу.

— А если мафия?

— Если выяснится, что это оружейная мафия и Россия ничего об этой сделке не знает, сообщу государственным органам. И еще до получения объяснений по поводу того, как так может быть, что мафия грузит в русском порту Калининграде С-300 для Ирана, попрошу задержать это судно силами русских властей. Кроме первой — положительной — тут может быть два вида отрицательной для меня реакции. Первая: это все глупости, вас дезинформировали и т. п. Вторая: спасибо за информацию, давайте назначим встречу недели через две и все подробно обсудим.

— Тогда что?

— Тогда я задействую НАТО: обращаюсь к США, Британии, Франции, Италии и прошу задержать судно с С-300 в своих территориальных водах. И большой шанс, что они на мою просьбу откликнутся.

— А если нет?

— Вот только тогда я буду взвешивать вариант захвата судна своими силами.

— У Моссада вообще есть возможности обнаружить, что в таком-то порту, например Калининграде, на такое-то судно, например на Arctic Sea, загружается такой-то груз, например С-300?

— Сильная сторона Моссада — это разведка. Израиль не держит агентуру по всему миру. Но в вопросах, которые его жизненно интересует, он ведет очень интенсивную разведку, порой очень агрессивными методами. Поскольку ядерные возможности Ирана нас интересуют очень (в случае, не дай бог, военной операции в Иране скорее всего придется применять ВВС, а это акция очень сложная), то любое вооружение Ирана, которое может еще более усложнить эту акцию, нас интересует очень. С-300 как раз относится к такому виду оружия, которое может затруднить работу наших ВВС, если им, опять же не дай бог, придется бомбить иранские ядерные объекты. Если на Arctic Sea грузились С-300, мы бы постарались это узнать. Впрочем, я почти уверен, что Россия не могла инициировать эту отправку.

— Почему?

— Потому что ей незачем было бы выбирать такой сложный путь. Вполне можно было бы доставить Каспийским морем или самолетами через республики СНГ на юге: с российской военной базы там на военную базу в Иране — и никто бы не узнал.

— Так что же там все-таки было с Arctic Sea?

— Скорее всего всей правды мы не узнаем никогда. Обычно в таких ситуациях все, что сливается в прессу,— дезинформация, выгодная какой-то из сторон, а остальное — тайна.

А корабль приплыл


Со злополучного лесовоза Arctic Sea начался новый сезон международной охоты на Иран и его явных и скрытых союзников. Нырнув в небытие на Балтике и вынырнув с жутким шумом у островов Зеленого Мыса, этот кораблик поднял такую волну, что она успела забрызгать многих, рассчитывавших выйти сухими, отсидеться на берегу. Волна эта еще и не улеглась, ее хватит на то, чтобы докатиться до Нью-Йорка, где как раз на этой неделе, в дни Генассамблеи ООН, будет решаться вопрос о санкциях против Ирана.

Точно неизвестно, причастен ли Израиль к скандалу вокруг Arctic Sea, но понятно, что скандал этот ему полезен.

Неизвестно также, были ли на Arctic Sea российские ракеты и какие именно или за ним и вправду гонялись из-за редкого типа древесины на борту, но теперь понятно, что втихаря вооружать Иран уже не получится ни у кого. Тут либо не вооружать, либо не втихаря — и честно объявить свою компанию.

Точно неизвестно, зачем летал Нетаньяху в Москву, из-за Arctic Sea с его таинственным грузом или уговаривать присоединиться к санкциям против Ирана, лишь бы не было войны. Но почти понятно, что он своего не добился.

Маленький кораблик, с кучей неясностей по поводу происшедшего с ним — и столько сразу всего прояснилось.

Еще больше ясности добавится в середине этой недели на Ассамблее ООН. Введение жестких санкций против Ирана неизбежно разделит мир на противников и сторонников жесткой постановки вопроса. Понятно и другое: без поддержки России санкций либо вовсе не будет, либо они не сработают.

И тогда война с Ираном. Либо США и Израиля. Либо — что скорее всего — Израиля только. А в этой войне будут ли нацелены российские С-300 на израильские самолеты или нет — вопрос существенный, но непринципиальный.

К тому времени все уже займут свои места по ту или иную сторону. А цены на нефть взлетят, как обещают, до 300 долларов за баррель в любом случае.

То есть эпопея Arctic Sea открыла один сезон охоты на Иран и его компанию, а сессия ООН, похоже, открывает следующий. В Израиле очень многие убеждены, что он вряд ли будет последним.

География


Одиссея Arctic sea


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение