Коротко

Новости

Подробно

«Я и буддист, и православный»

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 18

Накануне круглой даты глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов поделился с "Властью" неюбилейными президентскими впечатлениями.


"Для людей это был бы праздник"


— В Калмыкии многие обижены на федеральный центр за далай-ламу. Мол, в советское время разрушили буддийские храмы и не разрешали строить новые, а сейчас не пускают сюда духовного лидера. Вас как калмыка это не обижает?

— Я совсем недавно встречался с далай-ламой в Швейцарии. И он сказал мне: "В сентябре я буду лететь в Индию, и, если хотя бы будет транзитная виза, я смогу остановиться у вас на два дня". Я не знаю, почему Россия не хочет его пригласить. Он не Усама бен Ладен. Я в МИДе спрашиваю, в чем проблема. Это ведь не проблема Лаврова. И даже не консула. Это проблема референта. Сидит в консульском отделе мальчик из МГИМО, ему принесли десять паспортов, он посмотрел по компьютеру: в Интерполе не числится, не похож на террориста — берет и шлепает ему визу. И далай-лама приезжает в Калмыкию, в Бурятию, в Туву, встречается там с паствой. Для людей это был бы огромный праздник.

— Но это осложнило бы отношения России с Китаем.

— Он же был у нас в 2004 году, ни одного политического заявления не сделал. У нас в России любят маленькую проблему гиперболизировать. Я в 2003 году в составе официальной делегации был с Путиным в Китае, и я его попросил: "Не говорите про далай-ламу, не надо ничего. Не ваш уровень". Потом меня многие благодарили, что я добился визы на три дня для далай-ламы. И что, осложнились наши отношения с Китаем?

— А вы буддист?

— Я и буддист, и православный, я в одного Бога верю, есть один абсолютный создатель, даже не Бог, думаю, это какая-то цивилизация высшая, которая наблюдает за нами. Мы эгоисты, считаем, что мы такие великие, вот жизнь только на планете Земля. А забываем, что только в нашей Галактике 200 млн звезд, а этих галактик тоже несколько триллионов. Есть же другие цивилизации, другие измерения.

"В проект никто не верил, даже Сечин"


— Ваша оппозиция считает, что за 16 лет президентства вы ничего не сделали, чтобы уровень жизни в Калмыкии повысился, и что сегодня те же проблемы, что и 16 лет назад.

— А вы знаете, что мы в этом году на первом месте в регионе по сбору налогов? За первое полугодие, по сравнению с прошлым годом, у нас рост налогов составил 22%. Мы немного гайки закрутили, и процесс пошел.

Вот, например, у нас элеватор стоял, мы отдали его зерновой корпорации, ребята пришли, вложили сразу более 5 млн рублей, новое оборудование поставили. Эти же инвесторы турецкую мельницу закупили за 20 млн рублей, сейчас вторую мельницу будут ставить. В этом году запускаем кондитерскую фабрику, комбикормовый завод, недавно открыли мясокомбинат, там 50% — наши бизнесмены, 50% — Москва. С "Ашаном" заключили договор на реализацию. У нас овцеводство — это же ведущая отрасль, значит, фермеры будут нормально зарабатывать, раз такие проекты пошли.

— Почему же только сейчас вы все это стали делать? Почему раньше инвесторы не шли? Ведь Калмыкия была в упадке.

— Все правильно. Инвестиционная привлекательность до последнего времени была нулевой. Когда я стал президентом, я начал своих друзей сюда привозить. Фридмана Мишу, Олега Дерипаску. Нет в России ни одного олигарха, который бы не был здесь. Всех я сюда приглашал, уговаривал, бараниной кормил. Но дальше разговоров ничего не шло.

У нас нет своей электростанции, и у нас дорогая электроэнергия. У нас сегодня электричество для промышленных предприятий стоит за 1 кВт 3,5 рубля. Рядом Ростовская область, где в три раза дешевле. Ну кто будет тут джинсы шить? И у нас территория самая большая на Юге России. А население — всего 300 тыс. Вот он, весь рынок сбыта. Никто не хотел сюда идти телефоны сотовые продавать или парфюмерию. Ну, говорят, Кирсан, мы тебе одну антенну поставим, она полмиллиона стоит, а у тебя в лучшем случае два чабана будут говорить по телефону.

Далее. Для развития региона нужна транспортная структура. А у нас как на лошадях при Золотой орде ездили, так и сейчас. У нас 13 райцентров, а на момент развала Советского Союза Элиста была связана дорогами всего с тремя райцентрами. У нас даже на Волгу дороги не было. Вы вообще знаете, что у нас есть свой участок Волги, 18 км? А то в Москве в министерствах многие не знают. Говорят мне: "При чем тут вы и Волга?" Так вот, у нас 300 км до Цаган Амана не было асфальтовой дороги. Люди по 12 часов добирались в больницы. А сейчас садишься, 2,5 часа, и уже на месте, на Каспии.

— Вы ведь дороги строили за счет офшора?

— За счет инвестиций. За счет Ромы Абрамовича строили, за счет Фридмана, за счет Дерипаски. Для чего мы в 1994 году зону льготного налогообложения создали? С 1994 по 2004 год мы построили 113 км водопроводных сетей и 574 км дорог с твердым покрытием, сдали около 570 тыс. кв. м жилья.

Вот это инвестиционная привлекательность. А так транспортной инфраструктуры нет, связи нет, воды нет, электроэнергии нет. В свое время я пришел к Ельцину, говорю: "Дайте чего-нибудь, хочу шерстомойную фабрику построить". Мы тогда шерсть возили в Улан-Удэ промывать и в Белоруссию, потому что рядом Невинномысская шерстомойная фабрика остановилась. Ельцин послал меня к Гайдару, Гайдар — к Борису Федорову, он тогда был вице-премьер у Гайдара. Вот он меня слушал и в окно смотрел, а потом говорит: "Видишь, шахтеры касками стучат, из Кемерово приехали, жрать им нечего. А у тебя бараны есть, ну кушайте баранов, какие тут инвестиции?"

— К вам были какие-то претензии от федеральных структур по поводу этого офшора, вы его вынуждены были закрыть.

— По поводу претензий — это все инсинуации. Восемь раз прокуратура нас проверяла, три раза — счетная палата, ни одного нарушения не нашли у нас по зоне льготного налогообложения.

1 декабря 2002 года парламент Республики Калмыкия отменил этот закон. Хотя мы бы могли не отменять. Ну просто замучили уже все. Те же оппоненты сегодняшние и тогда кричали. Я говорю этим местным дуракам: вот вы чего кричите, вы же ездите по тем же дорогам! Я построил тогда 1,5 тыс. км дорог. На Ростов не было дороги, с Ростовом соединил. Не было дороги на Кавказские Минеральные Воды. Мы по степи федеральную трассу пробили, ее даже на карте не было. И сейчас все машины, которые из Москвы идут в Ессентуки, по этой трассе идут.

Так что все те проблемы, которые я вам перечислил, медленно, но решались. Мобильная связь пришла, телефонизация стопроцентная. А в этом году мы запускаем ветряные электростанции, это инвестиционный проект чешской компании "Фалькон капитал". К концу года их будет 20 штук. Через полтора года Калмыкия становится энергонезависимой. У нас будет самая дешевая электроэнергия. Когда проект был в разработке, никто не верил, даже Сечин. А сейчас это уже реальность.

"Не я же бегал возбуждал эти дела!"


— У вас серьезное противостояние с оппозицией, которая поддерживает мэра Элисты Бурулова. Что вы с ним не поделили?

— Что делает наша оппозиция? Критикует по всем вопросам. Вот по ветряным электростанциям меня критикуют. Хорошо, давайте другое что-то предложите. Что нам строить в Калмыкии? ГЭС? У нас рек нет. ТЭЦ? У нас мазута нет, и зачем экологию портить? Атомную станцию? Но ее будут 20 или 30 лет строить. И опять же экология страдает. А больше нечего строить. Оппозиция говорит, республика деньги тратит большие на эти ветряки. Но мы же ни одного рубля не потратили! Мы только землю выделили. Ну не получится у них с ветряками, ну они же с землей нашей не увезут эти ветряки! А к нам уже Сечин приезжает, Медведев приедет, Путин хочет посмотреть. Интересно же. Таких проектов зеленой энергии в России — раз-два и обчелся.

— А с чем все-таки связан ваш конфликт с мэром?

— История с мэром — это вопрос не мой, у нас нет своей генеральной прокуратуры, у нас нет своего министерства внутренних дел, у нас, к сожалению, нет даже своей налоговой инспекции. Прокурор Калмыкии — из Читинской области. Руководитель следственного комитета — из Волгоградской области. Министр внутренних дел — из Новгородской области. Председатель КГБ — из Краснодарского края. Руководитель налоговой инспекции — из Волгограда. Какие вопросы ко мне? Следствие по мэру вело вообще Южное управление Главного следственного комитета РФ, это в Пятигорске. Почему 120 мэрских машин должны заправляться на заправке у жены мэра? Для маленькой республики это тоже деньги. А рядом стоит заправка ЛУКОЙЛА, на 20 процентов дешевле.

— Но у вас с ним конфликт начался до того, как возбудили дело. И противники ваши считают, что дело с вашей подачи возбудили. Говорят, что вы его уволить хотели.

— Да никакого конфликта с мэром у меня нет. А уволить его я права не имею. Просто человек испугался и решил эту историю преподнести как травлю. Мне в Генпрокуратуре сказали, что у него 250 млн рублей нецелевого использования. Дела возбудили еще против трех его вице-мэров. Не я же бегал возбуждал эти дела! Пусть федеральные ведомства с этим разбираются.

"Я в общем-то не против поменять деятельность"


— С федеральными силовиками у вас тоже не складываются отношения. Говорят, у вас тут конфликт между федеральными структурами и местной властью.

— Проблема в том, что представители федеральных структур с местными властями не взаимодействуют. Они даже на доклад не ходят. У меня 65 процентов в республике — федеральные структуры, это везде так по России. Руководители территориальных структур назначаются как бы без нашего участия. Снимаются тоже непонятно по каким причинам. У меня налоговый инспектор уже пятый или шестой за год, они приезжают, несколько месяцев работают и уезжают. Я говорю: "Вы тогда кого-то из местных возьмите, если эти люди не могут тут жить. Или меня как-то информируйте". А мне говорят: "У нас практика такая, это федеральные службы".

Или вот случай с налоговыми декларациями. Провожу я заседание антикоррупционной комиссии. Я сам, депутаты и члены правительства подали декларации, на себя и всех родственников. Тут мне на комиссии докладывает секретарь, что не сдали декларацию министр внутренних дел, начальник ФСБ, прокурор не сдал, глава следственного комитета не сдал. И эти товарищи мне говорят: "А мы можем не сдавать, у нас еще инструкции нет". А ведь еще в апреле президент России, председатель правительства и министр внутренних дел Нургалиев в добровольном порядке в "Российской газете" опубликовали свои декларации, дали пример. Нет, говорят мне силовики, не будем публиковать. Я звоню в тот же день Нарышкину. Он говорит: "Вот у вас есть пресса, ну пусть они долбят, кто не опубликовал декларации. Президент-то подал пример". Я говорю, хорошо. Ну пресса начала долбить. А эти товарищи сразу стали своим начальникам наверх жаловаться, что Илюмжинов федеральные структуры притесняет.

— Похожая ситуация во всех регионах. Вы думаете, что сможете это изменить?

— Если все руководители будут пытаться это изменить, то изменят. Вот вам еще одна история. Звонят мне из следственного комитета, из Генпрокуратуры, спрашивают: "Что там у вас утром за расстрел женщины произошел?" Я ничего не знаю. Прошу соединить меня с министром внутренних дел: "Что у нас произошло?" — "Да тут капитан Болдырев вывез женщину под Элисту и в степи расстрелял. Наверное, бытовая основа, вроде деньги должна была". Я говорю: "Там Евсюков пол-универсама расстреливает, здесь милиционер в форме из табельного оружия женщину расстреливает, и вы считаете, что это бытовой эпизод?" Написал бумагу Нургалиеву, присылают комиссию. Оказалось, что этого Болдырева на работу принимал его начальник, некто Сарангов. Поднимаю его дело: в 2002 году был начальником ГУВД Элисты и уволен за дебош в кафе — напился и из пистолета начал стрелять. Отправили на пенсию. И что же, прихожу я на коллегию и вижу его там. Что он тут делает? А он теперь и. о. начальника штаба МВД Калмыкии. Оказывается, они вместе с министром нашим в академии учились. И он его взял, восстановил в МВД, и этот товарищ возглавил инспекцию по кадрам. О чем тут говорить?

— А у вас в связи со всем этим не возникает желания сменить род занятий?

— Избрали меня на пять лет, мою программу парламент утвердил, а будут следующие перевыборы и пройдет кто-то другой, пожалуйста. Я в общем-то не против поменять деятельность, но хочу довести до ума все начатые проекты.

Комментарии
Профиль пользователя