Коротко

Новости

Подробно

Нефтяной потолок

"Нефть и газ". Приложение от , стр. 12

Общие разведанные запасы нефти в Пермском крае составляют около полумиллиарда тонн. При существующих темпах добычи этих запасов хватит на 35–40 лет. Однако уже сейчас в отрасли назревают серьезные проблемы, связанные с поиском новых и освоением мелких и труднодоступных месторождений. О перспективах развития нефтяного сектора Прикамья корреспонденту „Ъ“ Артему Вороненко рассказал начальник Управления по недропользованию по Пермскому краю (Пермьнедра) Андрей Белоконь.


— Территория Прикамья считается старым нефтедобывающим районом. Какова ситуация в нефтегазовой отрасли региона сегодня?

— Добычей углеводородов на территории Пермского края имеют право заниматься 28 компаний. По факту — это в основном разведка и добыча нефти. Запасы природного газа у нас не очень большие — всего четыре чисто газовых месторождения. Все добывающие компании условно можно разделить на две группы: ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» и три его дочерние предприятия, а также 24 малых нефтяных компаний. В 2004 году, например, на нашей территории было всего десять нефтедобывающих предприятий. Рост числа нефтяных компаний связан с активной работой Пермьнедр по организации предоставления в пользование участков недр на аукционах.

В настоящее время действует 147 лицензий, на основании которых ведется добыча углеводородного сырья. Основная доля принадлежит «ЛУКОЙЛу» и его «дочкам» — 115 лицензий. Участки, находящиеся в пользовании у «ЛУКОЙЛа», разрабатываются уже не одно десятилетие. Большинство малых компаний лицензии получили недавно и по факту не все приступили к добыче нефти — это не скорый процесс. Поэтому сейчас не все объекты, где организуется добыча, задействованы в полную силу. Участков, где ведутся поиски углеводородов, всего 17.

Возможность некоторого прироста запасов существует как на поисковых участках, так и на месторождениях, ранее находившихся в консервации и представленных в пользование в последние годы. На таких месторождениях с запасами идет работа по доразведке, строительству скважин и сопутствующей инфраструктуры. Всего на балансе Пермского края учитывается 227 месторождений с разведанными и предварительно оцененными запасами нефти. На эти месторождения приходится почти 488 млн тонн нефти.

В распределенном фонде 170 месторождений или 74% всех месторождений. Это около 463 млн тонн нефти. В нераспределенном фонде — 57 объектов, на них приходится 5% запасов нефти. В среднем на одно месторождение нераспределенного фонда приходится менее полумиллиона тонн нефти. По современным нормативам мелким считается объект с запасами до 15 млн тонн. Таким образом, все месторождения нераспределенного фонда — мелкие, а распределенного — мелкие и средние. На территории Пермского края крупных (свыше 60 млн тонн) и уникальных месторождений не осталось.

— Стоит ли нефтяникам в будущем рассчитывать на эти мелкие месторождения?

— Указанные месторождения нераспределенного фонда — это сомнительная перспектива. Вызывает вопросы рентабельность разработки месторождений с запасами менее 50 тыс. тонн. Ряд месторождений находятся в охранных зонах или расположены под застроенными территориями, как, например, Краснокамское месторождение. Добыча в рамках действующего природоохранного законодательства там запрещена. Таким образом, перспективных объектов, которые на сегодняшний день могут быть интересны для недропользователей, окажется с десяток. Вот этот десяток мы в настоящее время готовим к лицензированию. Думаю, они могут заинтересовать малые нефтяные компании.

— Как изменилась динамика добычи нефти по уже распределенным участкам?

— В 2008 году добыча в целом по краю составила 11,764 млн тонн нефти. Основной объем добыл «ЛУКОЙЛ» с дочерними компаниями — это 98,6%. На оставшиеся 24 нефтяные компании пришлось всего 1,4%. Дно добычи было в 2001 году — всего 9 млн тонн нефти. Для сравнения, в «пиковом» 1975 году было добыто более 20 млн тонн. Таким образом, за последние годы увеличение добычи нефти идет по «чуть-чуть»: на 2–3% в год. По итогам первого полугодия 2009 года можно сказать, что добыча увеличилась: если в первом полугодии 2008 года было добыто 5,8 млн тонн, то за аналогичный период этого года — 6 млн тонн. Рост составил 3%. Перспектива небольшого увеличения добычи есть.

Во-первых, за последние четыре года мы предоставили в пользование порядка 40 участков недр. Это все мелкие месторождения, но, тем не менее, постепенно они будут вводиться в разработку, и прирост добычи возможен. Во-вторых, уже ведутся поисковые работы на новых перспективных участках. В-третьих, мы планируем ввести достаточно большой объем новых участков для предоставления в пользование. Это как уже названные 10–12 мелких месторождений с разведанными запасами нераспределенного фонда, так и перспективные территории для постановки поисково-оценочных работ.

Так, «ЛУКОЙЛ» подтверждает свой интерес к ряду объектов, аукционы на которые запланированы в четвертом квартале 2009 года. Компания на территории Прикамья заинтересована в новых перспективных месторождениях. Данные участки будут предоставляться в целях геологического изучения, разведки и добычи (совмещенная лицензия). После проведения поисковых геологических работ они могут показать неплохие запасы нефти.

Третье направление — это около одиннадцати объектов, выявленных за счет средств федерального бюджета.

— Какова роль государства в плане финансирования геологоразведочных работ?

— В РФ действует федеральная программа Государственного геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Геологоразведочные работы ранних стадий в силу непредсказуемости результатов и высокого уровня рисков финансируются за счет средств федерального бюджета. Начиная с 2004 года мы вели достаточно плотную работу с федеральным центром, и нам удавалось получать средства из бюджета на воспроизводство минерально-сырьевой базы углеводородов на территории Пермского края. С момента создания Пермьнедр по сегодняшний день было освоено чуть более 1 млрд руб. Пик поступлений был в 2005 году — около 300 млн руб. На данные средства выполнялись в основном геофизические работы — с целью локализации нефтесодержащих структур. По их итогам мы обобщили и утвердили перечень из объектов первой очереди, которые мы также хотим предложить для продолжения геологического изучения за счет средств предприятий. Но здесь вопрос потенциальных участников более сложный.

Добавлю, что на этих участках есть нефтяные структуры, которые могу быть потенциально интересными. Проблема заключается в том, что работы за счет федеральных средств проводятся по определенным правилам: в основном на малоизученных территориях. В Прикамье малоизученные территории — это и малозаселенные территории с плохо развитой инфраструктурой. Поэтому проведение там геологоразведочных работ будет очень затратным.

— Какие еще проблемы можно выделить в нефтяной отрасли Прикамья? Как на работу нефтяников повлияли последствия экономического кризиса?

— Снижение вложений в нефтеразведку и добычу является на сегодня одним из главных минусов развития сектора. С 2008 года сокращается сумма финансирования со стороны федерального бюджета. На 2009 год предусмотрено всего 54 млн руб., что почти на 98 млн руб. меньше, чем в прошлом году. Частные компании, с 2005 года увеличивающие инвестиционные вложения, также с 2008 года показывают снижение. Если в 2008 году было вложено 715 млн руб., то в планах на 2009 года значится 653 млн руб. По факту на геологоразведочные работы в первой половине 2008 года недропользователи потратили 296 млн руб., а в первой половине этого года — всего 204 млн руб. Падение — 31%. Вместе с федеральными средствами падение составило 41%.

Эта проблема связана с пресловутым экономическим кризисом. Не вопрос, что бюджет страны в большей своей части формируется за счет поступлений от продажи нефти — это НДПИ и таможенная пошлина. Государство из доходов нефтяников забирает 75–80%. Упала цена тонны нефти, упали поступления в федеральный бюджет. На сегодняшний день первая проблема Пермского края — это общее сокращение финансирования в рамках федеральной программы по воспроизводству минерально-сырьевой базы.

Вторая проблема — наша территория не рассматривается как перспективный регион для открытия новых месторождений со значительными запасами углеводородов. Среди новых центров сырьевого обеспечения экономического роста в настоящее время рассматриваются зона Каспия, Северная зона (российская часть шельфа Баренцева и Печорского морей, территории Ненецкого АО, Мурманской области и севера Астраханской области), Восточной Сибири (Красноярский край, Республика Саха (Якутия), Иркутская область вдоль строящегося нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) и зона Сахалина. Федеральное финансирование в первую очередь идет в эти регионы. Территории всего Приволжского федерального округа здесь нет. Хотя из всех регионов Приволжского федерального округа нам удавалось привлекать на территорию Пермского края наибольшие суммы, в целом поступление в ПФО из федерального бюджета в ближайшее время будет продолжать сокращаться.

Больше всех в поисково-разведочные работы вкладывает частный инвестор — «ЛУКОЙЛ» и его дочерние компании. У самого «ЛУКОЙЛ-Пермь», как у юридического лица, в этом году, наверное, самые маленькие объемы инвестиций в геологоразведку за всю историю пермской нефти. Предполагаю, что это связано с тем, что на имеющихся у компании объектах работы ведутся уже достаточно давно и сейчас интерес к ним не такой, как ранее. Там уже получены определенные результаты и нести дополнительные затраты нерационально. Надеюсь, если «ЛУКОЙЛ» получит на планируемых аукционах новые участки, то вложения в геологоразведку на территории Пермского края значительно вырастут, что в недалекой перспективе положительно скажется на увеличении числа новых месторождений и, соответственно, запасов нефти и добычи. Также большую надежду мы возлагаем на ЗАО «Кама-Ойл», активно ведущее геологоразведочные работы на шести участках, полученных в пользование в начале 2008 года.

— А как кризис затронул малые нефтяные компании?

— Так сложилось, что небольшие компании занимаются в основном добычей нефти. В Пермском крае всего пять малых предприятий, которые ведут поиски. Но поиски — это тяжелое кредитное бремя, а также риски. В целом проблему пользования недрами я бы разбил на три части. Первая проблема заключается в кредитной составляющей: получив участок, компания должна заплатить государству за право пользования недрами, полученное на торгах, часто в конкурентной борьбе, а также вложиться в геологоразведочные работы, обустройство месторождения, строительство инфраструктуры и бурение скважины. Большая часть малых компаний получали лицензии на аукционах, беря под это кредитные деньги. Однако сейчас кредитный ресурс стал очень «дорогим».

Другая проблема — проблема сбыта. Не так просто наладить сбыт нефть. По факту получить доступ к «трубе» достаточно сложно. Очень жесткие требования. Поэтому малые компании на сегодняшний день предпочитают сбывать нефть трейдерам. Но рынок нефтяного трейдерства достаточно шаткий, и он также подвергся влиянию кризисных моментов.

При этом те льготы, которые государство до кризиса успело внести в налоговое законодательство, Пермского края практически не коснулись. У нас нет высоковязких нефтей, нет у нас месторождений с выработанностью более 90%. К тому же российское законодательство продолжает считать проблемы малых и больших нефтяных компаний одинаковыми, что по факту не так.

Все, что могут сделать в сегодняшней ситуации Пермьнедра, — очень внимательно отнестись к вопросу лишения предприятий лицензий за допущенные нарушения условий пользования недрами. Мы не стремимся отозвать лицензию по любому поводу, если предприятие не может в полной мере выполнить все требования. Наша задача — дать недропользователю возможность исправить допущенные нарушения тех требований, которые прописаны лицензией и установлены законодательством.

На сегодняшний день у нас никто сам не отказался от лицензий, хотя вопрос экономического эффекта от добычи нефти у малых компаний стоит очень остро. Предприятия вели добычу нефти даже тогда, когда цены на нефть падали настолько стремительно, что налоговое законодательство не успевало за ними. Фактическое прекращение добычи требует проведения ряда технических мероприятий, в том числе консервации скважины, что также затратно и может в дальнейшем привести к уменьшению дебета. Поэтому сейчас некоторые малые компании пересматривают отношение к данному бизнесу и пытаются выйти из него с наименьшими потерями.

— Какие перспективы ожидают нефтяную отрасль Прикамья?

— Если абстрактно разделить запасы из распределенного фонда — 463 млн тонн на ежегодную добычу — 12 млн тонн, то на 35–40 лет нефти точно хватит. Но это очень простое, бытовое понимание. На самом деле нефть будет всегда, другой вопрос: есть ли экономическая целесообразность ее добычи.

Вопрос повышения интереса частного инвестора к недропользованию постоянно обсуждается. Например, в настоящее время победитель торгов на право пользования участком недр должен в течение 30 дней после получения лицензии заплатить заявленный платеж за право пользования недрами. В качестве альтернативы можно отсрочить платеж до момента получения прибыли предприятием, то есть до начала добычи. Данные средства выгоднее будет вложить в геологоразведку и обустройство месторождения. Также необходимо отличать на законодательном уровне проблемы малых и больших нефтяных компаний.

В настоящее время на законодательном уровне достаточно активно обсуждаются вопросы дальнейшего совершенствования системы государственного управления геологической отраслью и повышения инвестиционной привлекательности геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы. В каком направлении будет развиваться нефтедобывающая отрасль, покажет ближайшее время.

АРТЕМ ВОРОНЕНКО


Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя