Коротко

Новости

Подробно

Письма

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

Один на один с войной


Ольга Алленова, N 15


Отрезали


Отделение Южной Осетии от Грузии с перекрытием всех границ — это самая настоящая гуманитарная катастрофа для ее горных жителей, которые в таких условиях лишены не только элементарной медицинской помощи, но и вообще всего самого необходимого. Как можно заставлять людей жить в ущельях, наглухо отрезанных границами от внешнего мира? Единственное, что успокаивает, так это надежда на то, что власть клана Кокойты не простирается дальше обочин этой дороги, а люди в ущельях, горные дороги которых выходят только к грузинским городам (и в грузинских, и в осетинских селах), живут нормальной жизнью.

"Война не война, а как цинандали из Мцхеты привезут, все тут как тут!" — говорит, наверное, хозяин придорожной корчмы в таком ущелье.

zhdanov_vaniok


Парниковый эффект


Анна Пономарева, N 10


Проглядели экспансию


Хотелось бы спросить автора репортажа о китайских селянах на Урале: "А суть в чем?" Для чего нужна дюжина фотографий о быте китайцев-овощеводов в России? Они и трудолюбивые, и скромные, и кушают мало, а водку не пьют, и неприхотливые, ну, правда, по-русски не выучились, ну так огурцы и по-китайски понимают, если с ними по-хорошему. И власти-то их затуркали, бедных, а ведь сами приглашали... На мой взгляд, эти безобидные овощеводы — самый настоящий "мирный десант" китайцев на пустеющих российских просторах.

Вон как китайцы с Черкизона за свое место под московским солнцем борются — аж вызвали парламентариев из Поднебесной, с городскими и федеральными властями договариваться. А вот чего нет в фоторепортаже — это боли за Россию, столь богатую некогда работящим (и малопьющим) крестьянством, которое заваливало Европу зерном и мясом. И мысли автора о том, что, может, в село стоит заманивать не китайцев (их куда ни позови — поедут), а непьющую российскую молодежь из депрессивных моногородов.

Но это сложно и долго — строить жилье, давать кредиты, создавать инфраструктуру на селе. Куда проще китайцев пригласить, и они поедут поработать, а заодно "посмотреть страну". На предмет дальнейшего оседлого проживания, так сказать.

Pantera


Страна за чертой кризиса


В России кризис? С чего вы взяли? По телевизору сказали? И где? Ах, в Москве... Ну так Москва — это отдельное государство, а во всей остальной России какой кризис? В глубинке все осталось как обычно, а на многих предприятиях (правда, как правило, мелких) даже подъем наметился определенный.

Я, получив законный отпуск, купила билет на историческую родину — небольшую деревню на самом юге Воронежской области, почти на границе с Украиной. 750 км от Москвы. Вдали от больших городов и даже в стороне от хорошо финансируемой трассы "Дон". Бескрайние поля, изрезанные оврагами. Красивые меловые горы. "Какой кризис?" — искренне удивилась золовка. И добавила: "Вечно вы в своей Москве всякую ерунду выдумаете".

Какой кризис? Зарплата воспитателя детского сада как была меньше минимального уровня оплаты труда, так там и осталась.

Средняя зарплата сельского учителя составляет от 4 до 7 тысяч рублей. У директора немного больше — 9. В соседнем районе, конечно, побольше, там местная власть доплачивает, а тут... С врачами, почтальонами и кассирами Сбербанка примерно та же самая ситуация. С другой стороны, никакой другой работы на селе нет. На зарплате бюджетников и пенсиях кризис не отразился. Хоть и немного, но зато выплачивают вовремя. А пенсии так вообще повысили. По трудовым аж на целых 199 рублей. Можно, конечно, сослаться на то, что цены в провинции ниже, чем в Москве. Так и есть. Причем процентов на 20-30. Ощущение дешевизны создается не из-за того, что товары дешевле, а от того, что дорогих вещей там практически не продают. Намного больше всех финансовых кризисов вместе взятых народ волнует закрытие Черкизовского рынка. Потому что товары были именно оттуда. Продавцы опечалены тем, что придется ездить на более дорогие рынки, а покупатели — что им придется за это платить. Впрочем, массовых депрессий по этому поводу, как в Москве, ни у кого не наблюдалось. Да и с чего? Народ от государства ничего хорошего ждать не привык. К тому же урожай ожидается хорошим, а это значит, что голодать никто не будет. И на том спасибо. Ветки яблонь гнутся под тяжестью наливных плодов, пчелы принесли неплохой сбор меда, а парное молоко и так было всегда. К тому же по осени можно сдать выращиваемый на продажу скот и купить что-нибудь полезное, чего давно хотелось. Где кризис-то? Все как обычно.

Алла Шильман


Отобрали


У меня отобрали дочь.

Боролся как мог за семью. Разговаривал, не спал по ночам, пил сердечные, плакал, истерил, дал публично в морду подонку. Привыкал жить в одиночестве, свыкался с тем, что дочь приходит на один день в неделю, что живет под одной крышей с чужим мужиком, пытался понять супругу, насколько хватало сил образумить, договариваться с ней. Потом был развод, который как мог оттягивал только затем, чтобы мог ребенку смотреть в глаза — боролся за семью до конца. Она так этого хотела, ждала от меня, что я что-то сделаю и все исправлю...

Но потом было лето. Позвонил на мобильный бывшей супруге: "Ты когда Катю приведешь ко мне?"

— Мы сейчас едем в отпуск в Ленинградскую область. Когда вернемся, не знаю, скорее всего, через месяц. Трубку ей не дам...

Потом — полтора месяца ожидания, отключенные телефоны, полное отсутствие какой-либо информации. Но я твердо знал, что скоро увижу и обниму ее, дочь свою.

Очередной звонок на работу бывшей. Вместо "не знаем, когда выйдет", слышу: "Она здесь больше не работает. Переехала в другой город"...

Это были дни безумства. Вот так просто, так легко у меня отняли надежду, лишили смысла. Я не знаю, где моя дочь, что с ней, как ей... Позвонила с неизвестного номера бывшая: "Мы в Ленинградской области. Когда приедем в Северодвинск, не знаю. Когда увидишь ее?.. Я не думала об этом".

Упросил дать трубку дочке:

— Как ты, Катюш?

— Мне плохо...

Слезы и тяжкие, разрывающие мозг гудки в трубке. И все последующие дни приговор: "Аппарат абонента выключен..."

Формально у бывших супругов равные права по отношению к ребенку, но на деле отец практически бесправен. Мать может позволить, может отказать, может соблаговолить, а может запретить...

Почему-то вспомнились крепостные крестьяне, когда могли вот так запросто разлучить родителей с детьми и так далее....

Дикая ситуация. Да и речь ведь идет не о дележе какой-то собственности, но здесь ребенок становится собственностью и орудием шантажа, какой-то странной и непонятной мести.

Вот и думаешь постоянно, а зачем мне, моему ребенку такой закон, который не защищает наши права, работает по инерции, по каким-то странным схемам?

Вора нельзя публично назвать вором, негодяя — его настоящим именем. Все они под защитой закона. Все действия должны совершаться по нормам матрицы, любое нарушение алгоритма, любой внесистемный элемент должен быть изолирован.

Если обесчещенный муж дает в морду подонку, разрушившему его семью, сам же и становится виноватым. Блудливый мужик сейчас практически герой в глазах общества, а неверной жене никто не собирается мазать дегтем ворота — она самостоятельная женщина, знающая толк в жизни и пытающаяся взять от нее по максимуму.

Почему в нашем обществе, к примеру, частная собственность возведена в ранг сакральных ценностей, а семья, о которой все любят рассуждать, совершенно выпала из сферы интересов закона? Почему нет уголовной ответственности за порушенную семью, ведь по большому счету это можно сравнить с убийством человека?

Бесконечные "почему", на которые нет ответа.

Что может быть хуже, унизительней для мужчины, чем такое тавро: "воскресный папа". Какую-то тюремную систему свиданий уж очень это напоминает.

Что в силах? Письма в отдел опеки и попечительства. Обещают поговорить/уговорить, попытаться найти новый адрес, но у них тоже ограниченная компетенция.

Исковое заявление в суд, чтобы определить порядок осуществления родительских прав. Определится, но в силу расстояний всегда его можно просаботировать.

— Это время твоего приезда неудобно, у нас другие планы. Нет, не сегодня. Сегодня никак нельзя. Ребенок занят уроками и не может сейчас с тобой говорить.

А назавтра опять отключенные телефоны...

На одном из юридических форумов увидел возможную и вероятную перспективу. Человек просит совета и помощи: "Мы с женой в разводе. Живем отдельно друг от друга. Я в Краснодаре, она в Казани. Есть ребенок, который проживает с матерью. Я по исполнительному регулярно выплачиваю алименты. В силу отдаленности видеться часто с сыном не могу, только в период отпуска. В прошлый раз (2 года назад) приезжал в отпуск и на протяжении практически всего отпуска "договаривался" с женой, когда мы сможем с сыном увидеться. Она, ссылаясь на занятость, все время переносила. Отдавать мне сына, чтобы мы с ним погуляли днем, а потом я отвез его к ней, отказалась наотрез. Напрямую в свидании не отказывает, но и времени не дает. С горем пополам мне "выделили" 2 часа на свидание. Сейчас история повторяется. Я заранее предупреждаю, что у меня отпуск и я приеду. В ответ легкие намеки на то, что они, возможно, уедут"

Ответов по большому счету нет. Есть констатация, что процессы по порядку общения с ребенком являются одними из наиболее сложных в юридической практике, а "власть над ребенком и возможности матери для разрушения семейных отношений между отцом и ребенком безграничны".

Попытаться потягаться и выступить с иском о передаче ребенка отцу, тем более что дочке почти десять? Но это уж совсем утопично. Каждый скажет, что у ребенка должна быть мать, а отец желателен, но не обязателен. Шансы были бы, если мать была алкоголичкой, наркоманкой, антисоциальным элементом... Так ведь она в целом хорошая мать, она начинает новую жизнь, в которой мне нет места, желательно, что и в жизни нашей дочери.

Найти, приехать и забрать? Поступок, но он выльется в лишний повод тебя же окончательно очернить, и после этого ты уж точно никого не увидишь.

Полная безнадега. Что делать? Ждать и надеяться? Лелеять мысли, что по прошествии лет дочь сама все поймет и придет ко мне? А если не так, а если ей будут ежечасно капать о плохом отце, которого нет рядом? А если потом она пройдет мимо и не взглянет в мою сторону?..

У меня отобрали дочь. И в этом цивилизованном обществе я совершенно не знаю, что делать. И в этом цивилизованном обществе я понимаю, что у меня, у отца, — нет никаких прав.

Андрей Рудалев, г. Северодвинск



Письма читала Екатерина Данилова


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя