Коротко

Новости

Подробно

Китайский передел

"Business guide (Нефть и газ)". Приложение от , стр. 13

Ведущие нефтяные компании заняли выжидательную позицию, предпочитая не ввязываться в период кризиса в рискованные инвестиции. Судя по результатам первого полугодия, количество сделок в 2009 году будет на порядок меньше, чем в предыдущем. Впрочем, Китай, пообещавший первым выбраться из кризиса, начал крестовый поход за подешевевшими сырьевыми активами.


Сделки года В прошлом году количество сделок в мировом нефтегазовом секторе выросло на 8,5% по сравнению с 2007-м — с 893 до 969, однако их совокупная стоимость, согласно ежегодному отчету PriceWaterhouseCoopers, сократилась почти на 40% (с $292,2 млрд до $180,4 млрд). Если в 2007 году было заключено десять сделок стоимостью выше $5 млрд, то в 2008-м их число сократилось до двух (инвестиции американской ConocoPhillips в активы австралийской Origin Energy в рамках их СП по переработке газа угольных пластов и покупка концерном Royal Dutch Shell канадской компании Duvernay Oil — обе сделки на сумму $5,8 млрд).

Вместе с тем количество недорогих сделок на сумму до $0,5 млрд выросло на 15%, причем во всех регионах, кроме основного рынка Северной Америки и России (в России их количество сократилось с 41 до 33, а общая стоимость — на две трети).

В прошлом году позитивную динамику продемонстрировал только европейский рынок, где количество сделок выросло на 64% (с 77 до 126), а их общая стоимость сократилась лишь на 15%, притом что по всему миру этот показатель упал на 38%. Крупнейшей сделкой на рынке Европы стала покупка «Лукойлом» за $2,1 млрд 49%-ной доли участия в СП с итальянской компанией ERG, управляющей нефтеперерабатывающим комплексом ISAB в городе Приоло на Сицилии.

Первые показатели 2009 года, как и ожидалось, оказались ниже прошлогодних: согласно отчету PwC, в 1 квартале этого года было совершено сделок почти вдвое меньше, чем в 2008-м (учитываются сделки, стоимость которых превышает $50 млн) — 46 против 86, во 2 квартале — 83 против прошлогодних 126. При этом среди участников наиболее крупных сделок чаще всего фигурируют национальные индийские и китайские компании, и «Газпром».

«Желание китайских нефтяников получить доступ к ресурсам реализовалось в 2009 году в сделку, которая перекрыла по своей стоимости крупнейшую сделку 2008 года: China Petroleum & Chemical Corporation (Sinopec) купил швейцарскую Addax Petroleum с существенными активами в Нигерии и Ираке за $7,2 млрд», — приводит пример Алексей Кондрашов, партнер Ernst & Young и руководитель московского нефтегазового центра и международной практики налоговых услуг для предприятий нефтегазового сектора. И это еще не предел, добавляет он.

В 2009 году может состояться сделка по продаже аргентинской нефтяной компании YPF (принадлежащей испанской Repsol), которая оценивается в $17 млрд (для Repsol это вынужденный шаг — компании нужно расплатиться с долгом в €10,41 млрд). Интерес к YPF проявляют китайская Sinopec и индийская ONGC (которая, возможно, выступит в партнерстве с российскими компаниями), и если удача будет на стороне китайцев, инвестиции Поднебесной в зарубежные сырьевые активы, по подсчетам агентства Bloomberg, вырастут до $43 млрд, что на 48% больше показателей прошлого года.

Тенденция рынка «Суммарная стоимость уже заключенных и планируемых с участием Китая сделок может достичь $80 млрд, — подсчитывает аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков. — Безусловно, в кризисный период Китай стал самым активным участником рынка M&A в нефтегазовой отрасли. Это обусловлено стремлением Китая диверсифицировать свои инвестиции и поставки нефти. В кризисный период особую ценность приобрели вложения в реальные физические активы, которые способны обеспечить сохранение стоимости инвестиций и повысить энергобезопасность страны в долгосрочной перспективе. Кроме того, стоимость активов в связи с мировым кризисом упала, поэтому Китай этим успешно воспользовался».

Энтузиазм, с которым Китай поглощает сырьевые активы за рубежом, объясняется не только геополитическими амбициями и стремлением стать ведущей экономикой мира, но и растущим потреблением нефти.

Согласно отчету BP, за последние десять лет ежегодное потребление нефти в Китае увеличилось вдвое — с 4,2 млн баррелей в 1998 году до 8 млн баррелей в 2008-м. Если в прошлом году страна импортировала 3,6 млн баррелей нефти в сутки, то в ближайшие пять лет, по прогнозам экспертов, суточная потребность Китая в нефти может превысить 11 млн баррелей. Для сравнения в развитых странах потребление нефти может снизиться на 2–3 млн баррелей в сутки, добавляет Виталий Крюков.

«У китайцев нет достаточных запасов никеля, нефти и меди. Кризис между тем наступает, вот они и скупают по миру все, что могут. Они готовятся к черному дню», — такую оценку стратегии КНР дал в интервью Bloomberg известный американский инвестор Джим Роджерс.

Пекин надеется, что последовательная экспансия на переживающие спад иностранные рынки позволит стране первой и с наименьшими потерями выбраться из кризиса: на последнем форуме в Давосе премьер госсовета Вэнь Цзябао заявил, что в 2009 году рост китайской экономики составит 8%. О том, что расширение присутствия китайского бизнеса за рубежом для КНР — вопрос государственной важности, говорит и недавнее назначение на пост заместителя секретаря госсовета КНР бывшего главы алюминиевого холдинга Chinalco (третьей в мире компании по производству алюминия) Сяо Яцина — в правительстве ему доверено курировать проекты инвестиций в иностранные активы.

«В этом году Китай уже подписал кредитные соглашения в обмен на поставки нефти с Бразилией, Венесуэлой, Россией, Казахстаном, Анголой и Эквадором. Заключил сделки по покупке нефтегазовых активов в Сингапуре, Казахстане, на Ближнем Востоке, Африке и т.д. Фактически Китай будет активно участвовать в добывающих проектах во всех ключевых мировых нефтегазовых регионах. В дальнейшем Китай продолжит усиливать свои позиции на рынке нефти и может стать одним из ключевых игроков на сырьевых рынках», — комментирует Виталий Крюков.

В ходе своего февральского турне по Африке председатель КНР Ху Цзиньтао пообещал помогать континенту в период кризиса дешевыми кредитами и инвестициями в добычу полезных ископаемых (так, Маврикий получил льготный кредит в $260 млн на развитие единственного аэропорта, беспроцентный заем в размере $6,5 млн и $5 млн в подарок).

Банк развития Китая поддержал «Роснефть» и «Транснефть» кредитом в $20 млрд на 20 лет по ставке 5% (взамен на ответвление к китайским границам нефтепровода ВСТО и гарантии поставок 15 млн тонн нефти в год в течение 20 лет). Еще раньше, в ноябре 2008 года, китайский лидер заручился доверием нескольких латиноамериканских стран, также пообещав им финансовую помощь.

Игорь Лотаков, партнер по предоставлению аудиторских и консультационных услуг компаниям нефтегазового сектора PriceWaterhouseCoopers, называет рост активности Китая главной тенденцией развития рынка: «Во втором квартале этого года большинство сделок с участием китайских компаний прошли в сегменте upstream, т.е. предполагали покупку добывающих активов. При этом, в отличие от российских компаний, проявляющих активность в основном внутри страны, Китай заметен на зарубежных рынках».

Глубина переработки «Из российских компаний серьезную активность проявляет подконтрольная „Газпрому“ компания „Газпром нефть“, которая наращивает свою ресурсную базу. Потому что в нефтяном бизнесе главные сделки — это сделки с активами, приобретение прав на участки, на которых в будущем происходят крупные коммерческие открытия. Поэтому в 2008 году сделок с активами было в пять раз больше, чем сделок с акциями, и они не менее, а, может быть, и более важны», — говорит Алексей Кондрашов.

А в конце июня уже 2009 года «Газпром нефть» в результате целой череды сделок увеличила свою долю в нефтедобывающей компании Sibir Energy до 74,43%. Ранее на 100%-ый пакет Sibir Energy посягала ТНК-BP, предложившая за нее сумму втрое больше ее рыночной стоимости.

Ключевые активы Sibir Energy — около половины акций Московского НПЗ, которым она владеет на пару с «Газпром нефтью», а также 50% в СП с Shell — Salym Petroleum Development, которой принадлежит лицензия на Западно-Салымское месторождение в Ханты-Мансийском АО, имеющее статус стратегического, и 138 АЗС в Москве. Андрей Балякин из БДО Юникон напоминает и о других крупных сделках с участием российских нефтяных компаний.

В начале года все та же «Газпром нефть» пополнила портфель своих активов за счет сербского нефтеконцерна NIS, а в апреле приобрела у Chevron итальянский завод по выпуску масел и смазок под маркой Texaco (предприятие переименовано в Gazpromneft Lubricants Italia S.p.A.).

В марте «Сургутнефтегаз» приобрел за €1,4 млрд свой первый зарубежный актив — 21,2% акций венгерской нефтегазовой компании MOL, владеющей двумя НПЗ в Европе. По прогнозам аналитиков, это поможет российской компании увеличить переработку с 35% до 40%.

Другой нефтяной гигант ЛУКОЙЛ в июне выкупил у французской Total 45-процентную долю в голландском НПЗ Total Raffinaderij Nederland NV (TRN) мощностью 9,5 млн т нефти в год (его стоимость оценивается в $725 млн). Ожидается, что сделка будет завершена к концу года.

В целом, по словам Игоря Лотакова, российские компании проводят «стратегию по покупке перерабатывающих мощностей другого качества и другой глубины переработки, нежели те, которые есть в России, и выходу на рынок потребления за пределами страны».

Алексей Кондрашов добавляет, что текущее состояние рынка — не столько последствие кризиса, сколько логическое продолжение главного тренда последних лет — конкурентной борьбы за ресурсы: «Кризис — хорошее время покупать компании, испытывающие финансовые затруднения. Активность китайских и индийских национальных нефтяных компаний будет, скорее всего, нарастать, но нельзя исключать и крупных корпоративных сделок с участием международных нефтяных компаний, — отмечает эксперт. — Но главное, что будет продолжаться процесс приобретения активов. О них меньше пишут в газетах: этот бизнес требует тишины».

Диана Россоховатская


Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя