Коротко

Новости

Подробно

Без лишних трупп

Фестиваль "Фриндж" может обойтись и без актеров

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль театр

В Эдинбурге проходит традиционный международный Эдинбургский фестиваль и фестиваль "Фриндж" — самый большой театральный форум мира. РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ с удивлением обнаружил, что на "Фриндже" можно целый день посещать спектакли — и при этом не увидеть ни одного актера и даже ни одной сцены.


Из тысячи с лишним спектаклей, включенных, вернее, включивших себя (во "Фриндже" может принять участие любой желающий) в программу фестиваля-гиганта, раз в два года собирают программу под названием "British Case". Она предлагает вниманию толпы зарубежных продюсеров британские спектакли, которые готовы в ближайшее время ездить по свету и представлять Соединенное Королевство на других фестивалях. Несложно догадаться, что одной из предпосылок успешной гастрольной судьбы представления является его компактность: при прочих равных продюсер всегда сделает выбор в пользу спектакля, у которого меньше декораций (а лучше, если их нет вовсе) и в котором занято меньше актеров. Произнести "а лучше актеров вовсе нет" кажется невежливым, но предупредительные британцы подготовили несколько таких волшебных вариантов.

Группа под названием Rotozaza уже десять лет ставит эксперименты над теми, кого они называют "нерепетировавшими исполнителями". Попросту говоря, над зрителями, которые сами становятся актерами. Спектакль под названием "ГуруГуру" играется пятью зрителями, полукругом сидящими перед телевизионным экраном, который разговаривает с участниками представления, больше похожего на сеанс психологической разгрузки — или, правильнее сказать, перезагрузки. Каждый из пятерых получает новое имя, наушники и указание строго следовать командам, которые будут транслироваться в ухо.

"Поднимите палец вверх и скажите: "У меня есть идея"",— велит вам голос. Одному из соседей он тут же приказывает резко вас оборвать: "Заткнись!" Постепенно между пятью участниками налаживается оживленная беседа, в процессе которой они успевают не только рассказать друг другу о себе, но и сделать "полезное" дело — составить на телеэкране фоторобот седого старичка, который, собственно, с ними и общается. Выполняя указания экранного "гуру", актеры-зрители под суфлера вздыхают и ругаются, выключают и включают свет, вырывают друг у друга из ушей наушники и т. д. Когда вас через час приглашают на выход, первые пару минут постороннего голоса в ухе очень не хватает — даже не знаешь, что говорить.

Понятно, что "ГуруГуру" сделан для того, чтобы показать нам, как легко манипулировать поведением человека, как относительны все наши мнения и желания, в конце концов, какую власть приобрел над человеком экран телевизора и всякие "гуру", глядящие с него. Еще один спектакль "Фринджа", который зритель проводит с наушниками, не требует даже таких несложных мыслей. В сущности, "Susurrus" (слово это обозначает шум листвы, вызываемый ветром) не что иное, как обычная радиопьеса, написанная шотландским драматургом Дэвидом Ледди. Но вот автор придумал, что, слушая ее, зрителю неплохо бы прогуливаться по ботаническому саду — благо именно он является одним из мест действия истории.

Каждый пришедший получает наушники и карту эдинбургского Королевского ботанического сада. Эпизодам составленной из монологов пьесы соответствует один из уголков этого прекрасного парка. За час с небольшим вы успеваете обойти почти весь ботанический сад, заодно знакомясь с печальной историей об одной семье и об оперном певце, который не смог пережить конец карьеры и покончил с собой. Текст изобилует отсылками к пьесе Шекспира "Сон в летнюю ночь" — ведь ее действие происходит в волшебном лесу — и искусно вплетенными в текст сведениями о ботанике. В перерывах между эпизодами звучат оперные арии. Зрелищем, таким образом, становится ухоженная природа, очередное посещение театра заменяется прекрасной прогулкой (хотя шотландский климат всегда рад подгадить гостю), а грустный финал всей пьесы воспринимается с философским умиротворением, потому что слышишь-то текст, а видишь с пригорка эдинбургский замок.

Собственно, сдав наушники, из сада можно и не уходить, потому что вечером его главная оранжерея и прилегающие территории становятся местом светозвуковой инсталляции "Power Plant" (название содержит игру слов: "power plant" означает "электростанция", "plant" в то же время означает растение, то есть получается что-то вроде "силы растений"). Придуманная четырьмя художниками — Марком Андерсоном, Энн Бин, Джоном Эстерби и Кирстеном Рейнолдсом — инсталляция стала одним из событий прошлогодней программы "Ливерпуль — культурная столица Европы". Растения в оранжерее оказываются подсвечены и подзвучены странными акустическими приборами, на темной "стене" из ночных деревьев показывают, как перетекают друг в друга ботанические формы, трубы в саду "выплевывают" порции огня — и звуки этих плевков вдруг складываются в мелодию, посреди кактусов спрятаны граммофоны, а тарелка с живыми улитками и сушеными листьями, освещенная разноцветными лампочками, благодаря видеокамере превращается на экране в прихотливый и изменчивый узор — как из пересыпающихся стекляшек в детской трубе. Словом, гуляй по ночному парку и удивляйся: вот где и впрямь "сон в летнюю ночь". Продюсеры, впрочем, мало радуются: устроить такой "спектакль", хоть он и без актеров, под силу только очень богатому фестивалю.


Комментарии
Профиль пользователя