Коротко

Новости

Подробно

Она — не она

Журнал "Огонёк" от , стр. 57

Чемпионат мира по легкой атлетике давно закрыт, а история с победительницей в беге на 800 метров Кастер Семеня все никак не окончится. Она лишь вызвала волну интереса к тому, как определять в спорте половую принадлежность.


Алексей Доспехов


Самым обсуждаемым событием на чемпионате мира по легкой атлетике в Берлине, так вышло, стали не феноменальные мировые рекорды спринтера из Ямайки Усейна Болта, а победа на 800-метровой дистанции в женском забеге молоденькой южноафриканки Кастер Семеня. Дело в том, что чиновники Международной федерации легкой атлетики (IAAF) заподозрили Семеня в том, что она не имела права участвовать в нем по той причине, что была мужчиной.

Знаю, что финал женской 800-метровки — дисциплины, которая вообще-то не входит в число легкоатлетических хитов, — захотели посмотреть очень многие из тех, кому чемпионат мира до нее был не очень интересен. Все из-за того, что незадолго до него IAAF сообщила о том, что фаворитка забега — Кастер Семеня — пройдет гендерный тест, то есть проверку на половую принадлежность.

Фигура спортсменки действительно вызвала чувство легкого шока у тех, кто привык, что бегунья на средние дистанции, как правило, является достаточно хрупкой и пропорционально сложенной женщиной. 800 метров — это не спринт и не метания. Так вот, 18-летняя южноафриканка с узкими бедрами, плоской грудью и широченными плечами на фоне других участниц забега смотрелась примерно так, как смотрится профессиональный культурист, по ошибке пришедший потренироваться в группу здоровья.

Ее выступление тоже поразило. На финише Семеня легко убежала от остальных. Разрыв с чемпионкой двухлетней давности кенийкой Джанет Джепкосгей почти две с половиной секунды. Оппонентки Семеня по забегу потом говорили, что им ее результат кажется невероятным. А россиянка Мария Савинова, занявшая пятое место, откровенно выпалила в диктофон: "Не думаю, что она пройдет проверку..."

Савинову понять можно. Ведь речь идет о спортсменке, о которой никто в прошлом сезоне ничего не слышал. Даже не в прошлом сезоне — а в прошлом месяце. IAAF заинтересовалась ею три недели назад, после того как на юниорском чемпионате Африки Семеня, появившись буквально из ниоткуда, показала лучший результат сезона в мире — 1.56,72. В Берлине она улучшила его на секунду с лишним.

Такой скачок результатов объяснить исключительно природным талантом, конечно, сложно. Собственно, генеральный секретарь IAAF Пьер Вайсс достаточно откровенно дал понять, что федерация сомневается, что причина взлета Семеня кроется в одном таланте, когда, объясняя, почему ее решили проверить на пол, сказал: "Мы же тоже имеем глаза и уши".

Вайсс не стал в деталях расписывать, какие у его коллег были основания сомневаться, будто Кастер Семеня заявилась, что называется, не в свой забег, но это было и не особенно нужно. Пытливый журналист без труда мог раскопать несколько любопытных фактов. Допустим, такой: оказывается, директор школы, в которой училась Семеня, до того как она перешла в 11-й класс и во время урока физкультуры встала в девичью группу, был уверен, что она — мальчик. Потому что играла с мальчиками, носила брюки, а всем видам спорта предпочитала футбол.

Или — такой: тренером сборной ЮАР по легкой атлетике работает Эккарт Арбайт. Этот немец тренировал команду ГДР в 1970-1980-х годах и, как было доказано, активно применял в своей методике допинг. Больше всего пострадала от него одна из спортсменок — толкательница ядра Хайди Кригер. С юношеского возраста ее пичкали анаболическими стероидами так, что она не только приобрела колоссальную физическую силу, но и перестала ощущать себя женщиной. Кригер признавалась, что в какой-то момент она уже не понимала, кто она — женщина или мужчина. Поняла после окончания карьеры, когда решилась на операцию по смене пола, до этого впав в депрессию и совершив попытку самоубийства.

Вот такие вроде бы убийственные доказательства. Однако тот, кто думает, что их будет достаточно для того, чтобы дисквалифицировать Семеня, сильно заблуждается. Секс-контроль в спорте — штука очень тонкая.

Международный олимпийский комитет (МОК) ввел его перед Олимпиадой в Мехико в 1968 году. Именно в 1960-е на легкоатлетических стадионах стало появляться все больше и больше спортсменок с мужской мускулатурой вроде советских сестер Тамары и Ирины Пресс, которые, так вышло, сразу после внедрения в практику подобных проверок синхронно с метаниями и бегом закончили. Но и гораздо раньше скандалы, связанные, так скажем, с неясностями в вопросе, была спортсменка спортсменкой или все-таки спортсменом, возникали.

Хрестоматийными можно считать случаи с двумя выдающимися легкоатлетками 1930-х годов. Мировая рекордсменка в прыжках в высоту Дора Ратьен была любимицей Адольфа Гитлера. Ее он часто приводил в пример как доказательство того, что женщины арийской расы развиты лучше, чем остальные. Только вот у соперниц Ратьен такая формулировка вызывала раздражение. Сталкиваясь с ней на состязаниях, они приходили в ужас от ее низкого голоса и демонстративных отказов мыться с коллегами по профессии в душе. Британка Дороти Тайлер вообще открыто заявляла, что Ратьен — мужчина, и даже где-то откопала, что при рождении немка носила имя Херман.

Олимпийская чемпионка на стометровке 1932 года Станислава Валасьевич, которая после эмиграции в США выступала как Стелла Уолш, тоже удивляла результатами и внешним обликом. В 1980 году она, уже будучи членом Американского зала легкоатлетической славы, подверглась нападению грабителей и была убита. Если бы не этот трагический эпизод, никто никогда бы не узнал, что Валасьевич-Уолш обладала не только мужским басовитым голосом и характером, но и мужскими гениталиями.

В общем, можно сказать, что введение гендерного контроля к концу 1960-х и вправду назрело. Другое дело, что секс-контролеры моментально столкнулись в своем деле с серьезными трудностями.

Это ведь только кажется, что определить пол просто. Любой студент мединститута, не задумываясь ни на секунду, ответит, на что тут надо в первую очередь обращать внимание. Нет, не на то, о чем подумает большинство не знакомых с медициной и физиологией людей, а... на хромосомный набор. У женщин две X-хромосомы, у мужчин — одна X, одна Y. Все просто как дважды два?

Но на МОК очень скоро обрушилась лавина критики со стороны ученых-генетиков. Они указали на то, что на тысячу детей в среднем приходится один с "неправильным", не соответствующим своему полу набором хромосом. С "промежуточным", как говорят, полом. При этом сам себя такой ребенок может ощущать не "промежуточным" вариантом, а вполне себе нормальным — либо мужчиной, либо женщиной, но при этом обладать кое-какими признаками, свойственными противоположному полу. Характерный пример — бразильская дзюдоистка Эдинанси Силва, которая некоторое время жила и с женскими, и с мужскими половыми признаками. В середине 1990-х она сделала операцию, устранив мужские, и выступила на трех Олимпиадах как женщина.

Введя секс-тест, МОК тут же попал в эту ловушку. Бегунья из Польши Ева Клобуковска проверку не прошла, но эксперты констатировали, что ее случай — как раз особенный, "промежуточный", а ее "неправильность" не дает никакого преимущества над соперницами.

Спортивные чиновники стали осторожны. Тест усовершенствовался, и к участию в нем привлекли врачей различных специализаций, чтобы те, так сказать, могли оценить ситуацию со спортсменкой в комплексе.

Ставка на осторожность привела к тому, что никаких громких результатов гендерные проверки не давали. На секс-контроле очень долго никого не ловили, хотя в 1980-е спортсменки с развитым волосяным покровом, бугристыми мышцами и суровыми лицами забегали и запрыгали на стадионах в огромном количестве. Прежде всего это касается сборных ГДР и других стран Восточного блока. И слухи о том, что та или иная чемпионка вовсе не женщина, циркулировали в кулуарах спортивных арен и федераций постоянно. Вспомнить хотя бы чехословацкую бегунью Ярмилу Кратохвилову, выступавшую как раз на 800-метровке. До ее мирового рекорда на этой дистанции — 1.53,28, установленного аж в 1983 году, далеко даже Кастер Семеня.

Экспертам можно посочувствовать. Слишком деликатной вещью оказался секс-контроль. Поди разбери — являются ли щетина и мускулы следствием преобладания мужских гормонов или упорных тренировок с применением некоторых вспомогательных препаратов? А любая проверка на пол, между тем, — повод для судебного иска со стороны пострадавшей — нарушаются права личности.

Обжегся на них МОК перед Олимпиадой в Атланте в 1996 году, когда наконец решился на введение тотального гендерного контроля на волне ужесточившейся борьбы с допингом (скрыть настоящий пол — это ведь тоже обман). Пойманы были восемь спортсменок, чьи имена не раскрываются. Все обратились в суд, семеро процессы выиграли, доказав, что, раз сами считают себя женщинами и хотят ими быть, никто не вправе их этого удовольствия лишать.

После этого обязательные гендерные тесты были заменены выборочными. Проводятся они только в том случае, если есть веские основания для подозрений — как в ситуации с Кастер Семеня. Вопрос, кем является спортсменка, выясняется коллегиально. Свое мнение высказывают гинеколог, эндокринолог, психолог и специалист по генетике.

Прецедент, когда они признавали женщину мужчиной, уже был. Причем он тоже связан с бегуньей на 800 метров. На Азиатских играх 2006 года не прошла гендерный контроль завоевавшая серебро на 800-метровке Санти Сударайан из Индии. И инцидент мог закончиться для нее чем-то гораздо более страшным, нежели дисквалификацией. Сударайан, которая всегда идентифицировала себя как женщину, впала в депрессию и совершила попытку самоубийства. К счастью, неудачную — рассказывают, что сейчас она (или уже он) работает тренером.

Кастер Семеня нынче тоже не позавидуешь — даже зная, что на защиту, как ее называют в ЮАР, "золотой девочки" встал Африканский национальный конгресс. Едва ли приятно читать о себе каждый день в газетах сообщения, в которых, допустим, говорится, что взятые перед чемпионатом мира тесты показали, что в организме бегуньи обычный для женщин уровень гормона тестостерона — то есть мужского гормона — превышен в три раза.

Но, повторим, все это еще не доказывает, что Семеня — мужчина. Приниматься во внимание будут все факторы. А решающую роль для южноафриканки может сыграть даже признание директора ее школы насчет того, что на уроке физкультуры она, в конце концов, выбрала девчоночью группу.

Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя