Торговые войны / Продовольствие

Битая птица


       Начало первой в истории России торговой войны выглядело довольно убедительно — именно так, как и пристало развязывать подобную войну серьезному государству. Но радость была недолгой, а война — уж очень странной.
       
Буря в стакане бульона
       Предварительно (в конце января на заседании комиссии Гора--Черномырдина) — ни слова о готовящейся войне. Затем (1 февраля) — значительное и без предупреждения повышение пошлин на иноземный товар. И наконец (с 16 марта) — полное эмбарго на ввоз в Россию американских куриных окорочков: оказывается, русских ветеринаров вдруг перестал удовлетворять американский контроль за качеством куриных окорочков в экспортном исполнении...
       Добротной торговой войны не бывает без биржевой паники. Такая паника немедленно случилась на Чикагской товарной бирже. Еще бы: Россия поедает аж треть американского экспорта курятины — $500 млн в год. Правда, курятины особенной. Жители Северной Америки из курятины сами едят только белое мясо, а "окорочка" экспортируют по очень, как говорят в Америке, разумным ценам.
       Между тем львиная доля этого продукта производится в штате Арканзас земляками и избирателями Билла Клинтона, у которого скоро выборы. Рискнем предположить, что именно по этой причине чисто санитарный, казалось бы, вопрос, взмахнув крылышками, воспарил до уровня самой высокой политики.
       К Черномырдину полетело очень серьезное письмо Гора, выдержанное в духе дипломатической переписки военных противников. В воздухе запахло куриной войной. Некоторые российские правительственные чиновники объявили победой сам факт развязывания конфликта: "Раз у нас началась торговая война — стало быть, мы вступили в сообщество цивилизованных стран", — сказал нам чиновник.
       
Кураж не тот
       Но российский премьер не стал развивать достигнутый успех. Подумав пару дней, он по телефону заверил американского вице-президента в том, что Россия намерена и впредь импортировать из США мясо птицы (правда, при безусловном соблюдении американцами наших ветеринарных требований). Однако главный куратор Агромпрома вице-премьер Александр Заверюха, напротив, пошел в наступление: он предложил ввести вслед за куриными пошлинами еще и импортные квоты — причем не только на злосчастные окорочка, но и на другое продовольствие. "России только еще не хватало покупать за рубежом яйца", — заявил он, защищая отечественных аграриев. Да, курица и яйцо всегда находились в парадоксальных причинно-следственных отношениях.
       Именно в интересах национальных птицеводов и был, надо думать, вообще затеян куриный переполох — в чьих же еще? Однако повоевать за них так и не удалось: американцы не стали спорить с российским вице-премьером, а наоборот — согласились с нашим премьером. Они готовы быстренько выполнить все требования, устроить новые экскурсии нашим ветеринарам по своим птицефермам, согласовать список поставщиков; госветеринары смогут теперь не так сильно беспокоиться за здоровье россиян. В остальном же все остались при своем. Кроме Клинтона, который изрядно укрепил свою предвыборную репутацию. И не только в южных штатах: известный агроантагонист Заверюхи Михаил Лапшин даже привел Гора в пример российскому правительству — вот как надо о своих аграриях заботиться. Тут мы с г-ном Лапшиным согласны: раз уж забеспокоились американцы, можно было бы, наверное, с ними хоть поторговаться — например, о более выгодных, чем прежде, условиях торговли. В России, как-никак, тоже скоро президентские выборы.
       Непонятно только, почему демарш российского аграрного лобби (а оно на прошлой неделе вновь продемонстрировало свою силу: Совет федерации принял постановление о неотложных мерах в АПК) был совершен именно против американских кур? Выступили бы для начала, скажем, против новозеландского сливочного масла: в Новой Зеландии и выборы попозже, и по вопросу о кредитах МВФ эта страна высказывается гораздо реже, чем США.
       Впрочем, российская таможня даже не заметила первой в своей истории торговой войны: никаких правительственных распоряжений в ГТК так и не поступило. Странная война...
       
АЛЕКСЕЙ СИНИЦКИЙ
       
--------------------------------------------------------
       Угроза объявления торговой войны — часто встречающийся способ разрешения торговых конфликтов. Любые дискриминационные меры к иностранному товару чреваты тем, что страна-экспортер негодующе воскликнет: "Ах, так! Тогда и вашим товарам будет плохо на нашем рынке". Импортер может подлить масла в огонь, пригрозив ответными санкциями. Есть и другие способы ведения войны: например, объявить продукцию импортера вредной или опасной (что и произошло в истории с окорочками).
       Но, в отличие от куриной истории, если речь идет о настоящей торговой войне, обе стороны действуют очень продуманно. Угроза высказывается вслух только после неудачи длительных переговоров — которых в данном случае не было. А собственно до войны, то есть фактического применения санкций, дело почти никогда не доходит. Недаром меры к иностранным товарам вводятся не сразу, а через определенный срок. За это время стороны обычно успевают договориться. Собственно, приведенные ниже истории, называемые обычно торговыми войнами, на самом деле являются историями угроз торговой войной. Но будем их называть, как принято.
       
       Американо-японская автомобильная война — самая известная из последних торговых войн. Япония экспортирует в США свои автомобили на общую сумму $40 млрд. Свой же внутренний рынок не хочет полностью открыть для американских машин. Америка начала переговоры с Японией об этой несправедливости еще в 1994 году. Результата не было. Тогда США поступили решительно: в прошлом году они обещали ввести на импортируемые японские машины 100-процентный импортный налог, что сделало бы их продажу просто невозможной. Чтобы этого избежать, Японии предлагалось открыть свой автомобильный рынок для американского экспорта. Все переживали, комментировали события, считали миллиарды, которые потеряет Япония... Но за остававшиеся до начала действия санкций полтора месяца страны, конечно, договорились. В выигрыше неожиданно остались японские автофирмы: как расхватывали американцы их машины накануне возможного введения налога!
       Не успели США закончить автомобильную войну, как подоспела фотографическая. Американцы решили, что их Kodak потому не очень удачно действует в Японии, что там его дискриминируют по сравнению с местной Fuji. Японцы ответили, что Kodak сам виноват — почему появился на японском рынке только в 84-м, о чем думал раньше? США уже грозили своим знаменитым 100-процентным налогом, но тут в дело вмешались адвокаты "Кодака", которые понимали, что в данном случае война ни к чему не приведет, и урезонили правительство.
       
       США — почти непременный участник торговых войн. Торговая война США и Китая могла начаться из-за дискриминации американских товаров в Китае и распространения там незаконно скопированных американских видеокассет. Долгие переговоры ни к чему не привели. И тогда американский торговый представитель Мики Кантор обещал обложить ввозимые в США китайские товары все тем же 100-процентным налогом. Был даже опубликован список этих товаров. Китай ответил: обещал брать 100% с американских сигарет, видео- и аудиопродукции, телефонов. Но дату введения санкций обе стороны благоразумно отодвинули на два месяца. За это время они договорились. Китай обещал провести проверку своих фирм, торгующих видеокассетами.
       
       Атомная торговая война между Россией и США — пример другого способа ведения "боевых действий". Это естественно, поскольку здесь задействованы три стороны. Россия строит в Иране ядерный реактор на легкой воде, США, которым хотелось бы того же, протестуют, утверждая, что в нем может быть получен оружейный плутоний. Россия доказывает, что получить его в таком реакторе невозможно. США грозят сократить помощь России. История продолжается.
       Еще одна из недавних оружейных войн — между Россией и союзом производителей стрелкового оружия. Россия в 94-м ввела по внутренним соображениям 100-процентную импортную пошлину на иностранное оружие. Производители стрелкового оружия из Италии, Бельгии и Германии пригрозили торговой войной — введением такой же пошлины на российское оружие. Россия сразу же отменила 100-процентный налог.
       
       Знаменитая банановая война — пример неудачи атакующей стороны. Ситуация такова: латиноамериканцы, экспортирующие бананы в Европу, платят за них пошлину, а объем их экспорта ограничен квотой. Экспортеры же из бывших французских и английских колоний (Африка, Карибский бассейн, Тихоокеанский регион) пошлин не платят, и квот для них нет. США, поддерживающие латиноамериканских экспортеров, пригрозили было начать торговую войну против ЕС. Но ЕС не испугался, а результат демарша был плачевен для латиноамериканцев (Chiquita Brands International и др.). Понадеявшись на отмену пошлин, они увеличили производство — ни пошлины, ни квоты не отменили, а из-за увеличения производства сильно упали цены на бананы.
       
       И наконец, самая недавняя история: рыбная война между Канадой и ЕС. Не вдаваясь в дебри морского права, можно объяснить дело так: испанцы ловили рыбу в международных водах — но вместе с тем достаточно близко от канадской 200-мильной прибрежной зоны. С одной стороны, испанцы правы, с другой — рыба не знает границ, она могла бы приплыть в канадские воды, если бы испанцы ее не поймали. Поэтому канадцы арестовали испанское рыболовецкое судно. Европейский союз был возмущен и грозил эмбарго на канадские морепродукты (их в Европе продают на $1 млрд). Но никакого эмбарго, конечно, не было, зато в конце прошлого года было подписано новое соглашение о правилах рыболовства в международных водах.
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...