Коротко

Новости

Подробно

Отнять и поделить

Расследование

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Три сюжета из истории питерского рейдерства.


Олег Москвин


Рейдерство — это отъем чужого имущества путем внесения подложных записей в регистрационные документы. От обыкновенного бандюганства отличается бескровностью методов при более высокой доходности. На всех уровнях власти — во избежание помех при расследование дел — появились антирейдерские комиссии, состоящие из людей, способных принимать решения и отслеживать их выполнение. Прошла шумная кампания с показательными арестами. В обществе утвердилось мнение о том, что рейдерство побеждено. А на самом деле?

Ничего интеллектуального рейдеры не совершают. Немудреные схемы воплощаются нечистыми на руку коммерсантами, риелторами, чиновниками, информированными о правовом статусе той или иной недвижимости и о ее владельцах. Безнаказанной удачливостью они обязаны не собственной дьявольской изощренности, а почти тотальной коррумпированности чиновников и правоохранительных служб.

В приватных беседах опера признают, что их родная милиция давно превратилась в коммерческую организацию. Говорят и о том, что без денег в ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями или, как, лукаво ухмыляясь, расшифровывают сами опера, "отдайте бабки этим парням") не ударят пальцем о палец. Называются при этом и цифры: якобы минимальная ставка за действие или бездействие — 10 тысяч долларов. Тогда начнут первоначальную проверку: установят связи, опросят людей, соберут документы, назначат доэкспертизные исследования или, наоборот, ничего этого упорно делать не будут — от кого деньги брать, обэповцам, в принципе, все равно...

История гражданина Герока


С гражданина Герока, владельца ООО "Инвест-Реконструкция", занимающегося сдачей в аренду своих двух зданий, в ОБЭП Московского района Санкт-Петербурга потребовали, как он рассказал, 20 тысяч долларов за возбуждение уголовного дела по факту рейдерского захвата его недвижимости. Стоимость зданий — порядка миллиона долларов.

Началось все с того, что в январе 2007 года Александра Герока ограбили. Когда он подъехал к своему гаражу и вышел открыть ворота, в машину запрыгнул некто и уехал. Наряд милиции нашел машину брошенной неподалеку — сработала спутниковая сигнализация. Из машины пропали портфель, паспорт и ноутбук. Герок получил новый паспорт и зажил себе дальше. Через три месяца он пошел заказывать паспорт на одно из своих зданий по Московскому проспекту, 78Б. Чиновники его встретили неприветливо: "А чего вы пришли? Только что ваш директор приходил".

Герок схватился за сердце и помчался в налоговую инспекцию. Там, получив выписку, узнал, что больше он никакой ни директор, ни владелец недвижимости. А владеет теперь всем неизвестное ему лицо с фамилией Шульгин, и зарегистрирована фирма не в Питере, а в Великом Новгороде. Вот и все. Любой гражданин может получить выписку по фирме, но выписка эта дается в сокращенной форме. Да и какие могут быть основания выдавать постороннему гражданину данные о, например, домашнем адресе владельца фирмы? И началась эпопея, конца которой не видать до сих пор.

Герок пишет заявления во все инстанции, в том числе в ОБЭП Московского района. Время идет, никаких действий милиция не производит. Герок нанял частных детективов. Те стали искать выход на начальника. Нашли знакомого, через которого, как рассказывают, и было озвучено: "Хотите возбудить уголовное дело? 20 тысяч". Герок отказался платить, а когда прошел месяц, оперуполномоченный ОБЭП Афанасьев вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

А какие к ОБЭП претензии? Ну, видно, что был украден паспорт Герока. Видно, что в январе фирма была переоформлена на некоего Тузова, а в феврале на какого-то Шульгина. Кому, кроме потерпевшего, в этом видится состав преступления? Да никому. Дело юридического лица к тому же направлено в Новгород, не тащиться же оперуполномоченному туда, в самом деле...

Главный принцип рейдерской схемы — первого владельца-"прокладку" найти не должны. Если он заговорит, вся конструкция зашатается. А следующая "прокладка" уже более или менее легитимна и вправе безбоязненно заниматься переоформлением недвижимости.

Для противодействия рейдерам нужна информация, которая разрозненно хранится в базах различных подразделений в разных городах и у частных лиц, специализирующихся на вопросах безопасности. Для того чтобы найти и получить эту информацию, нужны не только время, желание и настойчивость, но и средства. У милиционеров ничего из перечисленного нет. Еще и поэтому Герок нанял частных специалистов...

В старые времена, смешно вспомнить, милиция возбуждала уголовные дела бесплатно. Сейчас знатоки утверждают: если у вас отобрали имущество (много имущества — недвижимость или предприятие, например), вы твердо можете рассчитывать только на бесплатный звонок по "02", а остальное, извините, за деньги. Но деньги, попавшие к милиционерам, не гарантируют ничего, поэтому в России развился рынок параллельных услуг. Называют себя оперирующие на нем люди по-разному — специалистами по имущественной безопасности, антирейдерами и т. п., что не влияет на суть — они частные детективы.

Сергей — в прошлом оперативный работник ГУВД Санкт-Петербурга, а в настоящее время специализирующийся на противодействии рейдерам — оценивает всего в пару процентов сегмент бесплатно возбужденных по этой линии дел. Его бывший коллега — действующий сотрудник, более осторожный в суждениях — называет долю бесплатных уголовных дел "меньшинством". Традиционные бандиты давно с этим фактом считаются и вместо утюга и паяльника при "наездах" все чаще применяют угрозу: "Ща вызовем ментов, они тебя упакуют". Специалисты-антирейдеры с этим рычагом знакомы. То есть знают, что, где и с чьей помощью искать.

Им удалось выяснить, что г-н Шульгин — новый владелец имущества потерпевшего Герока — по месту прописки в Тверской области не проживает, предположительно находится в Санкт-Петербурге и прежде судим за квартирные грабежи. Что ж, напряглись специалисты — и нашли Шульгина, точнее, "выкатили" его на блюдечке прикомандированному к делу об имуществе Герока сотруднику органов Афанасьеву.

Казалось бы, вот она, ниточка, дальше все пойдет своим следственным чередом. Ан нет, никуда ничего своим чередом не пошло: опрошенный оперуполномоченным Афанасьевым новоявленный владелец недвижимости сообщил, что приобрел ее у незнакомого ему Тузова согласно договору переуступки прав. На этом ниточка и оборвалась. Где искать Тузова — непонятно, он особо опасный рецидивист, прописанный в Воркуте, но там не живущий.

А Шульгин представил вполне официально ксерокопии договоров как между ним и Тузовым, так и... между Тузовым и Героком. Оперуполномоченный в правдивость бумаг вникать не стал — вынес отказ в возбуждении дела, так как сроки на проверку истекли. Тогда Герок обжаловал отказ в прокуратуру, и там постановление оперуполномоченного об отказе отменили, направив материалы обратно ему же — на новый, так сказать, виток.

Между тем детективы негласно проверили питерское окружение ранее судимого Шульгина. Выяснилось, что его сожительница — дочь судьи, муж ее сестры — судимый за разбои, а брат судим за угон и вымогательство. Брат, как оказалось, — это и есть человек, совершивший грабеж документов и ноутбука у Герока в самом начале имущественной истории. Дело тогда не было возбуждено — потерпевшего Герока в милиции уговорили не писать заявление. Но когда стало понятно, что кража и рейдерство связаны между собой, возник новый поворот — Герок написал заявление, и дело по угону и краже в милиции возбудили.

Всю добытую информацию о грабителе детективы передали милицейскому следователю Т. К. Шемаметьеву. Тот позвонил подозреваемому и без всяких выкрутасов спросил, не совершал ли тот грабежа. Получив отрицательный ответ, следователь велел ему явиться на процедуру опознания потерпевшим. Тот явился, и Герок его опознал на 100 процентов. Тогда Шемаметьев прищурился и спросил, даст ли он 200 процентов. Герок дал. А 300? Герок заколебался — к тому времени со дня отъема машины с документами прошел почти год. В итоге общения следователя с потерпевшим как-то сам собой вызрел вывод: теоретически нельзя исключить возможности, что опознаваемый и грабитель — это разные лица. Тогда (вы уже, наверное, догадались) Шемаметьев отпустил подозреваемого и приостановил дело.

Безуспешно потыкавшись в большие и малые двери, Герок наконец очутился у самой важной, за которой заседает петербургская антирейдерская комиссия во главе с вице-губернатором Михаилом Осиевским. На заседание явилось полтора десятка обиженных рейдерами. 10 минут каждому на обнажение боли.

Так, мол, и так, рассказал комиссии Герок, сначала имущество оказалось в руках рецидивиста, а потом ранее судимого за грабежи, а в Московском ОБЭП не хотят возбуждать дело. Комиссары посмеялись и согласились, что в данном случае рейдерство налицо. И порекомендовали сотруднику ГУВД, тоже члену комиссии, принять потерпевшего.

На следующий день — звонок от одного из вчерашних заседателей: мы можем решить вашу проблему комплексно, приходите, поговорим. Герок поехал. Там кроме члена комиссии был еще один дядька в униформе и с дорогими часами. Комплексное решение, объявили Героку, стоит 200 тысяч долларов. Он поблагодарил и, отклонив это предложение, отправился в УБЭП ГУВД, в антирейдерский отдел.

Благодаря полковнику Николаю Скригану, тогда еще возглавлявшему отдел, а также протекции нашедшейся стараниями детективов цепочки общих знакомых, дело сдвинулось — опера антирейдерского отдела ГУВД забрали материал из Московского района у Афанасьева и занялись наконец первоначальной проверкой. Съездили в Новгород, изъяли копию дела юридического лица, где видно все движение документов, в том числе какой нотариус оформил карточки-заявления, которые заполняет старый владелец (то есть Герок) и почтой отправляет в налоговую инспекцию для внесения изменений в реестр. Печать и подпись нотариуса оказались поддельными.

Оснований для возбуждения дела добавилось. Но кто именно совершил подлог, неизвестно. Перспектива дела туманна. Тут и Афанасьев вдруг дал о себе знать. Опера сказали, что он звонил им в УБЭП и вроде бы пытался, как рассказывают, за 20 тысяч долларов выкупить материалы обратно в свое производство — рейдеры ведут свои "проекты" в том районе, где у них хорошие подвязки в милиции, прокуратуре, арбитражном суде.

Пришлось работать на упреждение и решать вопрос о возбуждении уголовного дела в ГСУ ГУВД. Дело принял к своему производству следователь Сергей Гилевич, который — это общеизвестно — вообще денег ни от кого не берет. Несомненная редкость и плюс. Но есть и минус (во многом объясняющий вышеуказанный плюс) — больше всего на свете подполковник любит компьютерные игры. Те, кто в курсе, рассказывают: вытащить его из виртуала туда, где происходят следственные действия, почти невозможно.

Долго ли, коротко ли, детективы нашли-таки рецидивиста Тузова, он мирно строил под Питером особняк для своего тюремного другана Вьюниченко, позиционирующего себя как единственного оставшегося правильного вора в законе. Прямо на стройке Тузов вместе с рабочими и проживал, пьянствуя в условиях антисанитарной "малины". Пока наблюдали за адресом, пробили телефон Вьюниченко и приуныли. Оказалось, оформлен он на сына видного питерского единоросса Кирилла Михайлушкина. И джип его сына, бывает, на стройке стоит. Папа-Михайлушкин работает ректором университета Инжэкон (расположенного, к слову, в Московском районе), а сын — проректором по внешним связям. Надвигались выборы, если вскрывшуюся архистранную связь вора с проректором предать огласке, единороссы наверняка поднимутся на защиту, а дело и без этого на грани погибели. От греха подальше решили не заострять.

Принялись следить за Шульгиным. И с удивлением обнаружили, что он накоротке с арендатором подвергнувшейся атаке недвижимости. А ведь с самого начала всех мучил вопрос: кто инициатор рейда, кто все организовал? Выявилась и связь Шульгина с Тузовым.

Ну а раз связь Тузова и Шульгина имеется, неплохо бы одновременно всех фигурантов и допросить, чтобы они не проинформировали друг друга. А это прерогатива Гилевича. Не прекращая воевать с компьютерными монстрами, следователь наотрез отказался допрашивать кого бы то ни было, кроме Тузова и Шульгина, да и то не в один день, а с перерывом, потому что у него со временем "ка-та-стро-фа!".

В 8 утра опера прибыли на строящуюся виллу "законника" Вьюниченко. Внутри есть комната с постелью. Изъяли из-под одеяла Тузова и допросили об обстоятельствах "приобретения" недвижимости у Герока. Он заученно ответил, что был пьян, никого не помнит и что за 100 долларов где-то расписался. Следователь прогнал его и вызвал для очной ставки с Шульгиным на следующую неделю.

Через неделю Шульгин, осмотрев внимательно Тузова, пояснил, что приобретал недвижимость не у этого "незнакомого ему гражданина", а у очень похожего на него. Гилевич зафиксировал сказанное и через некоторое время опять приостановил производство по уголовному делу. А в чем его упрекнешь?

Параллельно рейдеры делают еще один ход: возбуждают дело в Красносельском районе Санкт-Петербурга под нелепым предлогом. Цель единственная — доказать, что в природе имеется подлинник оригинала договора переуступки прав на недвижимость между Героком и рецидивистом Тузовым.

В рамках дела следователь уведомляет арбитражный суд о наличии у него этого оригинала, а затем, под натиском неопровержимых улик, признается, что — упс! — это неправда и действовал по указанию начальника следственного управления Красносельского РУВД Александра Иванова. Эка беда! Иванов тогда лично отсылает арбитражникам злосчастный оригинал договора. Поддельность его, кстати, к настоящему времени установлена. Иванову его шалость простили. Так и растут себе на правовом поле взаимоисключающие красносельские документы. Соболезнования Героку...

Большая "липа" и сундук мертвеца


По делу известного Барсукова-Кумарина проходят сотрудники 15-й налоговой инспекции, при помощи которых реализовали немного другую преступную схему: в архиве крадется дело юридического лица, вместо него подкладывается поддельное — с фамилиями липовых учредителей и гендиректора, которые тут же продают свалившееся на них имущество. Следующие владельцы, как правило, тоже подставные, следующие за ними — тоже. В конце концов недвижимость оседает у реального покупателя, возможно, не слишком щепетильного по части морали. Возможно, связанного с рейдерами прочными узами. Таковым, например, в ходе процесса над Кумариным был назван коммерсант Владимир Некрасов, владелец "Арбат-Престижа", арестованный за неуплату налогов.

Есть и более простой способ, обеспечивающий внесение в реестр фамилии нового собственника. Его, как рассказывают, практикует небезызвестный в Питере деятель Алексей Комраков. Знаменит обвинениями в том, что лет 10 назад захватил известную на всю страну фабрику резиновых изделий "Красный треугольник". Он не чиновник, не бандит, говорят детективы, он, по их словам, "рейдерствующий коммерсант".

Команда господина Комракова просто составляет задним числом фальшивый договор займа с потенциальной жертвой.

Так, например, произошло с владельцем ООО "Дивона" Георгием Андреевым. Жил он себе, жил и вдруг оказался должным некоему господину Монову (однокашнику Комракова по ЛГУ и кандидату физико-математических наук, между прочим). Основание — составленный якобы четыре года назад договор займа (10 млн рублей плюс проценты, итого 28) с фальшивой подписью Андреева. С этим договором Монов идет в суд Адмиралтейского района, где у Комракова, как говорят, есть карманный судья, с иском о взыскании долга с Андреева. Чтобы как можно дольше оставить ответчика в неведении, Монов в исковом заявлении указывает вместо адреса "Дивоны" адрес "Красного треугольника", где сидит Комраков. Туда повестка и направляется.

Монов когда-то работал грузчиком у владельца "Дивоны" Андреева. Живет в нищете. Такая схема. Он только "прокладка". Имеются эпизоды кроме этого, и, конечно, Комраков не хочет, чтобы Монов заговорил.

На судебное заседание приходит адвокат Саенко. Приносит липовую доверенность от ничего не подозревающего "ответчика" Андреева и, естественно, соглашается с иском. Судья Корчагина принимает решение об обращении взыскания долга на имущество фирмы. Андреев в декабре прошлого года совершенно случайно узнает о том, что он ничем, собственно, уже и не владеет, об этом ему сообщают, когда он приходит за документами на недвижимость.

Лишь один прокол допустили рейдеры. В судебное дело подшиты доверенность и договор займа — оба в копийном варианте. Графологическое исследование говорит о том, что подпись в обоих случаях скопирована с одного и того же третьего документа. Любой, кто умеет пользоваться сканером или ксероксом, знает, насколько прост импорт подписи в копию документа.

Подразумевается, что суд исследовал оригиналы документов. Так ли это? Ведь если бы изготавливались оригиналы, подписи имитировались бы в каждом из них по отдельности. И тогда они не были бы полностью идентичны. Но они как две капли воды. Значит, оригиналы не изготавливались. И судья Анна Корчагина соответственно их не исследовала.

Если бы не ляп с подписями, возбудить это дело было бы невозможно. 10 миллионов займа в обмен на одну закорючку под машинописным текстом — не повод.

Обычная картина. Лишившись имущества, потерпевшие пытаются бить в колокола, но как в дурном сне колокола оказываются ватными. Да и как они зазвонят, если в прокуратуре и милиции работают соучастники, в арбитражном суде платные волокитчики, линию поведения липовых учредителей разрабатывают юристы, а претензиями в несудебном порядке занимаются криминальные деятели настолько авторитетные, что пресса не решается говорить об их уголовных титулах без приписок вроде "как считают силовики..." или "судя по неоднократным сообщениям в СМИ..."

Итак, законный владелец "Дивоны", в один момент обнаруживший себя без владений, в смятении мчится в милицию, где ему не удается столкнуться с желанием заниматься его проблемой. Зато Комраков великолепен и уверен в себе! Даже сейчас, при возбужденном деле, он в открытую угрожает потерпевшим, что все равно отнимет недвижимость.

Как будет развиваться дело дальше, неясно. Монов залег в больницу, а милицейская машина ленива. Происхождение лени всем понятно, но подкрепить догадки не всегда возможно. Даже если взяткодатель налево и направо рассказывает о взятке, как это наблюдается еще в одной типичной истории — с участием виртуоза своего дела Валерия Деменкова, подозреваемого в рейдерском захвате имущества умершего предпринимателя.

По повесткам виртуоз не являлся, писал во все инстанции письма, что не намерен сдаваться в коррумпированные руки закона, бегал, прятался, а когда его обложили, было такое, давил оперов автомашиной. Взяли его в итоге на выходе с приема по случаю важного юбилея. При посадке в машину под одеждой задержанного что-то треснуло — там оказалась тарелка, прихваченная с банкета. А на тарелке девиз: "Служа закону, мы служим Отечеству".

Наутро у Деменкова в камере ИВС был изъят мобильник — он всю ночь решал вопросы. И решал весьма плодотворно. Когда его привезли в Василеостровский суд, судья Светлана Лыкова не нашла причин для ареста, потому что ей не было видно, извещался ли подозреваемый о необходимости явки. А его письма и в буквальном смысле наезды, строго вопросила судья, какое процессуальное значение имеют?

Опера бросились в следствие, чтобы перелопатить ящики с документами, изъятыми на обыске у Деменкова и представить судье дополнительные доказательства. "Ой, начальник следственного отдела убьет меня",— побледнела следовательница и призналась, что вернула ящики "по принадлежности". Убивать ее не стали. Просто уволили. Судья же вообще перед законом чиста. Она этих ящиков в глаза не видела. Подождала-подождала оперов с документами, а когда те не принесли, выпустила Деменкова. Опера понимают, что руки у них коротки и помалкивают об оперативной информации, согласно которой Деменков кичился перед знакомыми: с судом вопрос решен за 20 тысяч долларов. Сейчас виртуоз на свободе. Имущество законному владельцу так и не возвращено.


* * *

Эти истории можно рассказывать до бесконечности. Но примеры вдруг перестали удивлять. А тут еще выяснилось, что с мобильника номер "02" уже давно невозможно набрать — ни за деньги, ни за так. Попробуйте, кто не верит...

Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя