Коротко


Подробно

Бесчеловечное оружие

"Business Guide (Авиастроение)". Приложение от , стр. 22

Беспилотные летательные аппараты (БПЛА) — будущее российских ВВС. В ВВС стран НАТО — это настоящее, к тому же наступившее уже давно. Несмотря на колоссальный положительный опыт военного применения беспилотников, российская армия такой техникой не обеспечена. Более того, в практике применения БПЛА гражданские и коммерческие структуры уже обогнали военных.


Денис Федутинов, главный редактор портала uav.ru


Летчиков не брать


В России разработкой беспилотников занимаются несколько десятков фирм — от больших конструкторских бюро и институтов до небольших частных венчурных компаний. В настоящее время ими предлагаются десятки комплексов с беспилотными аппаратами самолетного и вертолетного типов различного класса и назначения.

Рост предложений — отражение общемирового тренда, который предполагает широкое применение беспилотников. Преимущества использования беспилотной техники очевидны — это чаще всего меньшие по сравнению с пилотируемыми летательными аппаратами габариты, возможность совершать длительные полеты, в том числе в экстремальных условиях, меньшая стоимость, ну и, самое главное, безопасность пилотов, ведь экипаж, управляющий беспилотником, находится на земле.

Очевидно, что такие системы представляют интерес как для военных, так и для гражданских эксплуатантов.

Что же из этого многообразия используется нашими военными? Увы, практически ничего. На вооружении остаются старые системы "Стриж" и "Рейс", созданные КБ Туполева еще в 1970-е годы, а также комплекс "Строй-П" с дистанционно пилотируемыми аппаратами "Пчела", разработанный НИИ "Кулон" в конце 1980-х.

Современные американские и израильские беспилотные авиационные системы ведут не только разведку, но и наблюдение, то есть военные получают возможность выслеживать определенные цели, например машины с террористами. Беспилотник может также выдавать целеуказание ударным системам, в том числе высокоточным, осуществлять "подсветку" целей. Причем в режиме реального времени. Установленная на БПЛА аппаратура работает в различных диапазонах — видимом, тепловом и радио, что дает максимально возможную информацию.

Старые же туполевские беспилотники вообще ведут съемку на пленку, которую проявляют после возвращения аппарата. Очевидно, что ни о какой оперативности тут говорить не приходится. Отставание составляет не одно поколение. Это все равно как если бы в области боевой авиации в настоящее время наши ВВС имели лишь самолеты поколения МиГ-21.

Из относительно нового в арсеналах военных есть только модернизированная "Пчела" и комплекс артиллерийской разведки "Типчак", созданный рыбинским КБ "Луч" несколько лет назад. Впрочем, эти системы присутствуют в войсках практически виртуально: в год принимается по одному-два комплекса.

Вторичный приоритет


Соответственно, нет и достаточного опыта применения беспилотников. Если в американской армии беспилотники ежедневно совершают по несколько вылетов, их используют не только в разведывательных, но и ударных операциях в Ираке и Афганистане, а общий суммарный налет армейских систем, таких как Shadow и Predator, составляет несколько сотен тысяч часов, то в российской армии беспилотники в основном пылятся на складах.

Создается ощущение, что между заказчиками и разработчиками сложилось недопонимание.

Российские военные пеняют на низкие технические характеристики предлагаемых отечественными разработчиками комплексов. Так, по словам заместителя министра обороны России Владимира Поповкина, даже новый комплекс "Типчак" обладает характеристиками, которые значительно уступают зарубежным аналогам. Это, в частности, касается и шумности аппарата, и низкого качества картинки, что в ряде случаев не позволяет правильно идентифицировать объекты на поверхности. При этом на научно-исследовательские и опытно-конструкторские программы в области систем БПЛА российским Минобороны за последние годы были направлены немалые деньги. По словам господина Поповкина, это около 1 млрд рублей.

Вероятно, в связи с отсутствием предложения в последнее время российское военное ведомство стремится перейти от финансирования НИОКР к закупке готовых систем, имеющихся на рынке. Однако на рынке нет такого разнообразия беспилотников, как на выставках. Многие выставочные образцы не являются готовыми к поставкам системами. Это лишь макеты, которые демонстрируются для того, чтобы заинтересовать потенциальных заказчиков и получить финансирование на дальнейшее продолжение работ.

С готовыми же системами тоже не все ладно. Как говорит источник в российском Минобороны, предлагаемые системы могут иметь либо неплохой планер, либо неплохую систему управления, либо неплохую полезную нагрузку. Однако системы, которая бы сочетала в себе все упомянутые компоненты, нет. В общем, как у классика, "если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича..." и т. д.

Своя правда и у разработчиков. Они с сожалением констатируют, что беспилотники в российском военном ведомстве явно не входят в разряд приоритетов. К тому же, как они отмечают, долгое время российское Минобороны не могло выработать концепцию применения беспилотной техники, не могло определить место и роль беспилотников в структуре вооруженных сил.

Сложившаяся ситуация могла бы продолжаться еще какое-то время. Однако свои коррективы внесли боевые действия в Грузии в прошлом году.

Вооруженные силы Грузии активно использовали современные средства разведки на основе беспилотных авиационных систем. Для этого в Израиле были закуплены беспилотные комплексы Hermes 450 и Skylark разработки компании Elbit Systems.

В результате у грузинской стороны была возможность иметь оперативные разведданные. Российские же войска в большинстве случаев такой возможностью не обладали. Для разведки использовались пилотируемые самолеты, включая Ту-22. Потери летательных аппаратов имелись с обеих сторон, однако потеря беспилотника несравнима с потерей пилотируемого самолета, которая помимо стоимости аппарата бывает часто сопряжена с гибелью пилота или его пленением.

Таким образом, грузинская кампания послужила своеобразным катализатором и пробудила интерес российских военных к оснащению войск беспилотной техникой.

Проблема эта может решаться разными путями. Во-первых, если отечественные разработчики не в состоянии в настоящий момент предоставить современные беспилотные комплексы, их можно закупить в других странах. Во-вторых, можно продолжать разработку отечественных систем.

Ближневосточные, отрегулированные


Весной стало известно, что российские военные приняли решение о закупке беспилотников за рубежом. В настоящее время наиболее успешные решения в области беспилотных авиационных систем предлагают прежде всего США, Израиль и Европа. С США, которые, кстати, сами взяли на вооружение многие системы израильского происхождения, сотрудничество в этой области по понятным причинам невозможно. Интерес представляет сотрудничество с Израилем и рядом стран Европы, в первую очередь с Францией, Италией и Германией. В качестве поставщика была выбрана крупная государственная израильская компания Israel Aerospace Industries (IAI).

Сделка по закупке двух систем — Searcher Mk II и BirdEye 400 среднетяжелого и мини-класса соответственно — наделала много шума. Вероятно, в качестве оправдания столь непопулярных действий военные начальники сделали заявление о том, что беспилотники были закуплены для изучения передового опыта. Некоторые официальные лица даже договорились до того, что мы будем просто копировать закупленные системы.

Впрочем, многие выражают сомнения в подобных мотивах. Так, глава Объединенной авиастроительной корпорации Алексей Федоров заметил: "В России эксплуатируются миллионы зарубежных автомобилей, однако уровень отечественной автопромышленности пока ниже мировых лидеров".

Кроме того, по информации израильских источников, Россией закуплены далеко не самые современные системы. Если будет принято решение об их копировании, на это уйдет несколько лет. В результате будет получена заведомо устаревшая система.

Сегодня уже очевидно, что невозможно сделать в приемлемые сроки отечественный беспилотник, который бы отвечал современным требованиям. По-видимому, истина, как всегда, посередине. Необходимо развивать собственные разработки, при этом не замыкаться в себе, а по возможности использовать передовые технические и технологические достижения, созданные в других странах.

В России есть тому положительные примеры. Ряд предприятий сумел проявить волю, собрать коллективы квалифицированных специалистов, мобилизовать необходимые финансовые ресурсы. К сожалению, им еще не хватает опыта. Как отмечал представитель компании IAI в России, странах СНГ и Балтии Роберт Фишер, процесс совершенствования систем длителен и включает постоянный сбор отзывов эксплуатантов и внесение корректив в конструкцию. Так что период "набивания собственных шишек" неизбежен. Однако для получения этих самых отзывов потребителей нужны заказы.

Общество гражданского наблюдения


При отсутствии достаточного количества военных закупок ситуацию частично спасают заказчики из других специальных структур, таких как МВД, ФСБ, МЧС, а также гражданских министерств и коммерческих компаний.

Уже несколько лет беспилотники используются в Центре авиации МВД. Первоначально был закуплен аппарат мини-класса для использования в системах мониторинга безопасности, в том числе при проведении различных массовых мероприятий. Он, в частности, был задействован при проведении саммита "восьмерки" в Санкт-Петербурге. Приобретенный позднее беспилотник меньшего размера также использовался для контроля дорожного движения в окрестностях ЛИИ имени Громова во время проведения авиасалона МАКС-2007.

Активно занимается внедрением беспилотной техники ФСБ России. Несколько лет назад Центром спецтехники ФСБ совместно с Московским авиационным институтом был создан комплекс с беспилотным аппаратом вертолетного типа. Возможность вертикального взлета и посадки с использованием небольших площадок, способность зависать на месте вместе с малой акустической заметностью делают этот аппарат весьма востребованным при проведении силовых операций, в том числе в городских условиях.

Большой простор для применения беспилотных систем имеется и в пограничной службе ФСБ России. Наша страна обладает протяженной сухопутной и морской границей. Для обеспечения ее эффективной охраны не обойтись без применения современных систем и технологий. Одной из таких систем в перспективе, без сомнения, станут беспилотники. Подобный опыт уже имеется в США, где беспилотные аппараты обеспечивают мониторинг американо-мексиканской границы. Там для этого используются израильские аппараты Hermes-450 и американские Predator. В России наибольшие шансы в этой части имеют системы, разработанные питерской компанией "Транзас": они отличаются большой продолжительностью полета.

Не отстает в части использования новой техники и МЧС. На вооружении Центроспаса находится комплекс с беспилотным аппаратом мини-класса "Элерон" разработки казанской компании "Эникс". Беспилотники могут использоваться для координации работ спасателей при различных чрезвычайных ситуациях, в поисковых операциях, для мониторинга пожарной безопасности лесных массивов и т. д.

Что касается коммерческих компаний, заинтересованных в применении беспилотников, то, пожалуй, основное место среди них занимают компании топливно-энергетического комплекса. Нефтегазовые компании обладают протяженной сетью магистральных трубопроводов. Стабильное функционирование этой сети является стратегически важной задачей. Традиционно для контроля состояния таких трубопроводов используются пилотируемые вертолеты. К примеру, вертолетный парк компании "Газпромавиа" состоит из морально и технически устаревших вертолетов Ми-2, Ми-8, Ка-26. Стоимость летного часа превышает $2 тыс. Беспилотник же может выполнить ту же задачу, которая обойдется, по некоторым оценкам, в пять раз дешевле. Ну а поскольку финансовый стимул налицо, положительные примеры не заставили себя ждать. Так, ряд беспилотных комплексов корпорации "Иркут" уже прошел опытно-промышленную эксплуатацию на объектах ОАО "Газпром" в 2007-2008 годах.

Похожие задачи в электроэнергетике. Здесь необходимо проводить облет высоковольтных линий электропередачи с целью контроля целостности проводов и опорных мачт. Энергопередающие компании сейчас изучают данный вопрос. В качестве возможных компаний-поставщиков, по некоторым данным, рассматриваются "Транзас" и "Аэрокон".

К уже упомянутым сферам применения можно также добавить аэрофотосъемку, картографию, экологический мониторинг и мониторинг биоресурсов, сельское хозяйство и т. д. К сожалению, в плане гражданского применения беспилотников существуют некоторые препятствия. Нерешенными остаются вопросы организации полетов беспилотных аппаратов в общем с другими пилотируемыми самолетами и вертолетами воздушном пространстве. Необходима также и сертификация беспилотных аппаратов, страхование полетов.

В начале августа главком ВВС Александр Зелин заявил, что к 2020 году около 40% отечественного военного авиапарка будет относиться к беспилотной авиации. Если интерес к развитию беспилотных систем у российских военных действительно всерьез и надолго, то закупленными в Израиле системами дело не закончится. Для российских вооруженных сил их необходимо гораздо больше. Если иметь в виду все типы и классы беспилотников — от мини до стратегических, то их количество должно составлять по крайней мере несколько сотен единиц. Гражданский рынок также достаточно велик и оценивается количеством от нескольких сотен до нескольких тысяч единиц. Впрочем, это экспертные оценки. Как будут развиваться события в реальности, покажет время.

Комментарии