Коротко


Подробно

«Это была всего лишь одна пуля»

За месяц силового подавления оппозиционных выступлений иранские власти добились немалых успехов. Однако как это часто бывает в таких случаях, в информационной войне они потерпели тяжелое поражение. Для этого оказалось достаточно смерти всего одной девушки.


ОЛЬГА АЛЛЕНОВА


"Возможно, я буду одной из тех, кого там убьют"


Кто знает, вышли бы тысячи иранцев спустя пять дней после разгона первых оппозиционных демонстраций вновь на улицы, если бы не запись от 19 июня в блоге тегеранской студентки с ником Hanna: "Завтра я пойду на демонстрацию. Возможно, там прольется кровь. Возможно, я буду одной из тех, кого там убьют. Я слушаю все мои любимые песни. Я даже хочу потанцевать под несколько из них. Я всегда хотела сделать очень узкие брови. Да, может быть, я зайду в салон перед демонстрацией!.. Надо перечитать стихи Форуг и Шамлу. Все семейные фотографии пересмотрены. Надо позвонить друзьям и попрощаться... Я пишу эти бессвязные фразы для будущих поколений, чтобы они знали, что мы делали это не под влиянием эмоций и не под влиянием друзей. Чтобы они знали, что мы делали все, что могли, чтобы у них было будущее. Чтобы они знали, что наши предки сдавались арабам и монголам, но не сдавались деспотизму. Я пишу это для завтрашних детей..."

Демонстрация 20 июня в Тегеране была разогнана полицией и бригадами "Басидж" — полулегальными военизированными помощниками полиции. При разгоне была убита девушка, информация об этом немедленно появилась в интернете, и многие решили, что это та самая Hanna, которая мечтала об узких бровях. Однако вечером того же дня Hanna вновь вышла в интернет. "Сегодня был великий день,— писала она.— Я сегодня погибла... Вчера на сайте "Балатарин" я написала пост под названием "Завтра — великий день. Может быть, я погибну". Я сегодня пришла, чтобы сказать: я жива. Но сестра моя погибла... Пришла, чтобы сказать: моя сестра погибла на руках у отца... Пришла, чтобы сказать: у сестры были великие мечты... Пришла, чтобы сказать: моя сестра погибла, но она была достойной. Она любила, как я. Она любила, когда ветер играет с ее волосами. Она, как я, читала стихи поэтессы Форуг. Она хотела жить в свободе и равноправии. Она хотела поднять голову и гордо сказать: "Я — иранка"!"

Удивительно быстро у погибшей девушки появились имя — Неда Салехи Ага-Солтан — и биография: ей было 26 лет, она родилась и выросла в Тегеране. Ее отец работал гражданским служащим, а мать была домохозяйкой. После изучения исламской философии в университете Азад в Тегеране Неда решила работать в сфере туризма, брала частные уроки, чтобы стать гидом, и изучала турецкий язык. Вместе с друзьями она успела побывать в Таиланде и Дубае, а два месяца назад ездила в Турцию, где мечтала работать экскурсоводом. Она любила персидскую поп-музыку и брала уроки игры на фортепиано. В день своей смерти она застряла в пробке вместе со своим учителем музыки Хамидом Панахи. Было жарко, и Неда решила выйти из машины, чтобы посмотреть на демонстрантов. "Мы застряли в пробке и вышли посмотреть, что происходит,— рассказывал потом журналистам Панахи.— Мы просто смотрели, не бросали камней или чего-нибудь такого, а они застрелили ее. Я услышал какой-то треск и увидел, что Неда упала на землю. Это была всего лишь одна пуля. Позже я узнал, что в нее стрелял сотрудник полиции, точнее, боевик "Басидж". Я смотрел, как кровь лилась у нее из груди, а потом потекла из носа и рта".

"Пожалуйста, расскажите об этом всему миру"


По официальным данным, за время столкновений оппозиции с властями погибли 20 человек. По неофициальным — больше 150. Но именно гибель 26-летней девушки оказалась в центре внимания как блогеров, так и СМИ. Вскоре после смерти Неды иранская служба телевидения BBC взяла интервью у ее жениха Каспиана Макана. Он подтвердил, что Неда оказалась на демонстрации случайно: "Она сидела в машине своего учителя музыки в пробке и решила немного пройтись из-за жары. Она хотела выйти из машины всего на несколько минут, и тут ее застрелили". По словам Макана, в его невесту умышленно стреляли "бойцы полувоенных отрядов в штатском".

Это, по всей видимости, случайное убийство уже через пару дней превратилось в символ протеста иранцев против режима Ахмади-Нежада. Близкие Неды Ага-Солтан утверждали, что она случайно оказалась в толпе, однако в СМИ появились воспоминания друзей, которые рассказывали, что на улицу ее заставило выйти "недовольство результатами президентских выборов". По словам неназванных друзей, они уговаривали девушку не идти на демонстрацию, но она сказала, что не боится умереть: "Не волнуйтесь, это всего лишь одна пуля — и все будет кончено".

В день смерти Неды любительская видеозапись ее гибели была опубликована на Facebook и YouTube и сразу привлекла внимание тех, кто следит за событиями в Иране. На самом деле это три видеозаписи, снятые с разных мобильных телефонов. На одной из них Неда показана живой, стоящей в толпе. На другой оператор приближается к группе людей, столпившихся у припаркованной машины. Когда он подходит ближе, видно, как Неда падает на тротуар, у ее ног большое кровавое пятно. Двое мужчин пытаются остановить кровь, спустя несколько секунд она теряет сознание. Из носа и рта вытекает кровь, слышны крики. В это время начинается третья видеозапись, на которой то же самое, но в другом ракурсе.

Один из видеороликов сопровождался комментариями неизвестного, который утверждал, что присутствовал при смерти девушки: "В 19.05 20 июня на проспекте Карегар, на углу улиц Хосрави и Салехи, "басидж", спрятавшийся на крыше жилого дома, убил молодую женщину, стоявшую на улице со своим отцом. Они наблюдали за протестами. "Басидж" целился в девушку и не мог промахнуться. Он целился прямо в сердце. Я сам врач, я подбежал, чтобы спасти ее. Однако выстрел был настолько мощным, что пуля разорвалась в груди девушки, она умерла в течение двух минут. Марш протеста проходил на главной улице в километре от места убийства, некоторые из протестующих убегали от слезоточивого газа, распыленного в толпе, по направлению к улице Салехи. Видео было снято моим другом, который стоял прямо за мной. Пожалуйста, расскажите об этом всему миру".

Уже 21 июня о смерти Неды Ага-Солтан действительно рассказали западные СМИ. Ее имя, в переводе с фарси означающее "призыв", узнали миллионы людей. Даже в Иране, где государственные СМИ делали вид, что никакой смерти не было вовсе, интернет сделал свое дело: тысячи людей вышли на траурный митинг в Тегеране, чтобы почтить ее память. Ее портреты несли в руках. Американо-иранская поэтесса Шолех Уолпе оставила в интернете стихотворение, мгновенно ставшее знаменитым:

Оставь в моем сердце пулю "басиджа",

Сверши намаз в луже моей крови, и — молчи, отец,— я не мертва.

Я легче, чем живая,

Я поднимаюсь, живу твоими глазами,

Хожу твоими ногами по крышам,

По улицам, марширую с тобой

По городам и деревням нашей страны,

Кричу твоими губами.

Я — Неда, анафема, срывающаяся с твоего языка.

Митинги в память Неды прошли в разных странах мира. Например, в США выходцы из Ирана провели шествие в Лос-Анджелесе. Они держали иранские флаги, плакаты с фотографиями убитой девушки и лозунги "Неда — это я", "Свободу Ирану!".

"Проспект Неды" вместо "Властелина колец"


Власти Ирана пытались сделать все, чтобы сгладить негативный эффект от смерти Неды. Контролируемые властями СМИ поначалу вообще не упомянули о ее смерти, публичные похороны проводить запретили. Родственникам Неды приказали снять траурные плакаты, которые они развесили в пригороде Тегерана. Тело девушки несколько дней находилось в морге на окраине Тегерана. Родные с трудом выбили разрешение на захоронение — и то лишь после того, как дали согласие на трансплантацию органов убитой. Неда Ага-Солтан была похоронена на кладбище Бехешт-е-Захра на юге Тегерана.

Но, несмотря на все попытки властей скрыть смерть молодой красивой девушки, плакаты с ее лицом стали появляться по всему Тегерану. Мировые СМИ пересказывали историю Неды по несколько раз за день. Интернет заполнили слова сочувствия иранцам.

24 июня прошла очередная демонстрация в память о Неде. В этот день иранское телевидение внезапно стало показывать "Властелина колец" — сразу три фильма подряд. Обычно, как утверждают иранцы, по телевизору можно увидеть один-два западных фильма в неделю. Блогеры предположили, что таким образом власти пытались удержать людей дома. Однако людей на улицах меньше не стало, и опять пришлось разгонять демонстрацию. А на табличках проспекта Амирабад кто-то написал аэрозолем "проспект Неды".

Гибель Неды вызвала такой ажиотаж, что в конце концов властям пришлось официально отреагировать на нее. Сначала контролируемые властью СМИ признали ее гибель, потом в них появились робкие намеки на то, что девушка была ненадлежащего поведения, о чем свидетельствует тот факт, что она находилась в одной машине с пожилым мужчиной, который не был ей отцом. Позже была распространена фотография, на которой Неда изображена без платка, с кулоном на шее, напоминающим крест. Это скандальное фото должно было настроить иранцев против девушки. Одновременно с развенчанием образа мученицы власти пытались расправиться с политическими врагами: еще 21 июня один из иранских чиновников заявил в эфире местного телевидения, что убийство мог организовать корреспондент BBC Джон Лейн, который был заинтересован в горячем репортаже из Ирана. В тот же день господин Лейн был объявлен персоной нон грата и выслан из страны. Публиковалась и версия о том, что убийство девушки было спланировано "группировками, которые стремятся вбить клин в единство иранского общества".

"Сценарий со смертью был разработан заранее"


Почти одновременно с появлением в иранской прессе информации о смерти Неды власти стали делать резкие заявления в адрес "западных врагов". Посол Ирана в Мексике Мохаммад Хасан Гадири намекнул CNN, что за убийством Неды Ага-Солтан стоят американцы. По словам посла, пуля, извлеченная из тела убитой, была "не того типа, что применяют в Иране". "Это методы, которыми пользуются террористы, ЦРУ и шпионские агентства",— заявил дипломат. О причастности американцев к смерти Неды заговорил и помощник верховного руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи, публично обвинивший бывшего кандидата в президенты Мир-Хоссейна Мусави в связях с американской разведкой. В интервью одной из местных газет соратник духовного лидера Ирана заявил, что Мусави "сотрудничает с иностранцами и действует в своей стране как пятая колонна Америки".

Похожие версии появились и в некоторых зарубежных СМИ, сочувствующих иранским властям. Так, азербайджанский еженедельник "Пульс", издающийся в Баку, назвал это убийство заговором, спланированным спецслужбами Запада, в частности ЦРУ. По мнению издания, "разыгранный сценарий со смертью Неды Салехи Ага-Солтан был разработан заранее. Как только была убита эта девушка — вдали от места, где разгорались основные волнения в иранской столице,— западные СМИ немедленно стали передавать новости об этом происшествии и преувеличивать данный инцидент с целью лоббирования своих мерзких целей".

Российский интернет тоже не остался в стороне: ряд экспертов расценивают смерть Неды как заказ западных спецслужб. Специалист Института востоковедения Александр Лукоянов пишет: "Лучше наберите "Иран обвиняет ЦРУ в убийстве Неды Ага-Солтан (видео)" — и тогда точно выйдете на нужные видеоматериалы. На видеокадрах показано уже лежащее тело убитой Неды. Нет крови на лице. Кровь почему-то около ног. Глаза открыты. Видно, как начали нажимать на грудную клетку. Слышится крик "Фешар!" ("Дави!"). Зачем давить при ранении в грудь или голову? Чтобы было больше крови? Что сделали с лицом! Есть видеокадры, когда Неду снимали еще живой на демонстрации вместе с человеком в полосатой рубашке. Как будто готовили к смерти. Выбирали образ. Смерть заснята профессионально. В Иране было разыграно кровавое шоу".

Другой автор, любитель теорий заговора, публицист Николай Стариков, приводит свою версию убийства: "На улице Тегерана стоял корректировщик, подбиравший жертву для снайпера и руководивший его стрельбой. И оператор, которому сказали, где надо стоять, чтобы поймать красивый кадр. Работала целая команда. Команда смерти... Этот снайпер был там, чтобы убить именно девушку. Желательно красивую и молодую. Одну — одним выстрелом. И тем дать старт кампании очернения Ирана".

Страшное слово "басидж"


Иранским властям, однако, не удалось убедить свой народ в западных происках. Слишком не любят в среде иранской интеллигенции боевиков "Басидж". Настолько, что любые утверждения о преступлениях "Басидж" принимаются на веру. Даже самые невероятные: например, все время, пока в Тегеране продолжались митинги, в интернете пересказывали страшные истории о членах бригады "Басидж", швыряющих топоры в толпу.

Противостояние образованной части иранского общества и организации "Басидж" началось еще в 1999 году, когда власти закрыли реформаторскую газету "Салям" и студенты устроили массовые демонстрации в Тегеране. Тогда "Басидж" впервые вмешалась в политику: ночью боевики ворвались в студенческое общежитие в Тегеране, избили студентов, многих выбросили из окон. После налета по иранскому телевидению выступил духовный лидер аятолла Хаменеи, он обещал наказать всех, кто избивал студентов. Однако в обвинительном заключении слово "Басидж" так и не прозвучало. Боевиков не наказали. Потому что "Басидж" нужна Ирану. Ведь это единственная структура, которая готова делать все, что не может себе позволить официальная власть.

Поствыборные митинги июня 2009 года показали, что "Басидж" оправдала свое существование. Оппозиция утверждает, что в самом начале народных волнений именно боевики "Басидж" первыми открыли огонь по восставшим и помогали искать противников власти, которые прятались в домах и больницах. О присутствии вооруженных боевиков на улицах Тегерана сообщали как западные стрингеры, так и местные блогеры, отмечающие, что вооруженные полицейские и "басиджи", среди которых немало 15-летних подростков, стоят на каждом перекрестке крупных городов Ирана. "Басиджи" говорят по-арабски и почти не говорят на фарси. Из этого некоторые СМИ делают вывод, что "басиджи" — это наемники из "Хезболлы". Осведомленные же блогеры утверждают, что на самом деле это добровольцы из южных провинций Ирана, где живут преимущественно арабы, уровень жизни которых очень низок (по сравнению с Тегераном), и что за небольшие деньги они готовы выполнять любые поручения власти.

"Она была убита по ошибке"


24 июня иранские власти были вынуждены опубликовать новую версию гибели Неды. Государственное информационное агентство Ирана IRNA процитировало заявление властей о том, что по факту гибели 26-летней Неды Салехи Ага-Солтан ведется расследование и, "согласно имеющимся свидетельствам, она была убита по ошибке". Как говорится в сообщении, "снайпер принял ее за сестру активиста организации моджахедов, который был казнен в провинции Мазендеран некоторое время назад". Речь идет об Организации моджахедов иранского народа ("Моджахеддин э-халк") — военно-политическом оппозиционном объединении, созданном иранскими студентами в 1960-х годах.

Заявлением о снайперской ошибке власти фактически признали, что Неду убили бойцы правительственных силовых структур. В то же время в правительственных СМИ по-прежнему появляются слухи, что под видом "Басидж" во время беспорядков действовали злоумышленники. 29 июня это оформилось в стройную версию: командующий отрядами народного ополчения "Басидж" Хусейн Таиб заявил, что "злоумышленники в форме полицейских и дружинников "Басидж" проникали в толпы демонстрантов и создавали хаос". По словам Таиба, обвинения в адрес "Басидж" несостоятельны, поскольку ее боевики не имеют права носить оружие и именно поэтому понесли серьезные потери — 8 убитых и 300 раненых (к слову, на гуляющих по интернету многочисленных видеозаписях с мобильных телефонов иранцев "басиджи" вполне себе вооружены). Глава полиции Тегерана Азизалла Раджабзаде поддержал коллегу, заявив, что и полицейские "не использовали оружия против людей, поскольку в их задачи входило применять только средства для разгона демонстраций".

В конце концов президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад распорядился провести расследование обстоятельств смерти Неды Ага-Солтан. В письме, направленном главе судебного управления Ирана аятолле Махмуду Хашеми-Шаруди, президент Ирана попросил его со всей серьезностью провести расследование, чтобы "выявить элементы", стоящие за гибелью девушки.

Какие бы "элементы" ни выявили иранские власти, очевидно, что в этой информационной войне они проиграли. А когда режим проигрывает информационную войну, он неизбежно усиливает силовой нажим. И последующие выступления оппозиции будут сталкиваться со все более и более жесткой реакцией властей.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение