Коротко

Новости

Подробно

Полный текст выступления генерала Макарова. Часть 4

от

Следующий слайд. Военно-Морской Флот Российской Федерации. Мы оставили четыре Флота и Каспийскую флотилию, как и было, но преступили к реорганизации этих структурных подразделений, потому что, то же были, иногда дивизия морская, в которой остался один корабль только. То есть получается, что на один корабль еще есть управление бригады, управление дивизией и управление флотилией. То есть, над одним бедным моряком еще стоит куча начальников и каждый пытается им править. Поэтому в ходе оптимизации мы тоже понимаем, что если это бригада, значит должно быть, столько кораблей, что бы была действительно бригада. Ели это дивизия надводных кораблей, значит это дивизия надводных кораблей, а не один корабль. И структура управленческая должна быть четко такая, которая способна планировать, применять и управлять этой группировкой. Поэтому Военно-Морской Флот подвергся значительной реорганизации по приведению его состояния в то понимание, при котором бы мы понимали, что Флот должен решать операции в ближне-морской зоне, в морской зоне, в дальне-морской зоне, а если надо в океане.

Что касается наших трех видов Вооруженных Сил, РВСН практически мы оставили без изменения, более того вы слышали последние заявления Верховного Главнокомандующего - Президента России, что пока не ясна будет обстановка, в том числе и по системе ПРО в Европе, мы свой потенциал ядерный не трогаем. Вообще для нас стратегические ядерные средства это священный вопрос. Мы даем столько денег сколько надо для того бы стратегическая стабильность поддерживалась на том уровне, который нам бы обеспечивал мир в нашей стране и в том числе провести те мероприятия в Вооруженных Силах, которые мы запланировали.

Что касается Воздушно-десантных войск, то знайте, что мы все дивизии, которые есть, оставили и более того мы наращиваем усилия, уже об этом в прессе было много сказано. Мы снуем на первых порах и на это нацелены и дальше десантно-штурмовые бригады, как наиболее мобильное средство, которое может действовать как на боевых вертолетах с воздуха, так и с земли. Это что касается ВДВ.

Что касается Космических войск, то они также практически не претерпели изменений, мы потому что понимаем, что орбитальная группировка, которая должна быть она должна обеспечить управление, связь, наблюдение, но и это серьезный фактор наведения высокоточных средств поражения. Поэтому орбитальным группировкам, а так же космическим войскам уделяется так же особое внимание.

Теперь кратко по офицерскому составу. Тридцатый слайд включите. Вот здесь в целом обозначено, что у нас в целом 350 тысяч офицеров по штату, будет 150 тысяч и здесь, я скажу, идет много разговоров. Я просто на память назову цифры, которые мы брали, когда изучали этот вопрос. В США 14 тысяч 900 офицеров, не 15%, а 14.9% от численности Вооруженных Сил. В Германии больше всего 17%, Китай 16%, Англия 13.2%, Франция 13.7%, то есть параметры, когда нам пытаются сказать, чего Вы офицеров так мало оставляете. Мы их не мало оставляем, мы оставляем ровно столько, сколько должно быть для применения планирования и применения руководства формированием воинским, которым они возглавляют. Нужно сказать, что офицерский состав не равномерно распределяется, больше всего офицеров это в космических войсках и там абсолютно другой процент, там доходит до 90% до 95%, потому, что это высокотехнологичные средства. Большой процент офицеров в Военно-воздушных силах, в Военно-Морском Флоте, особенно на атомных подводных лодках, то есть мы пошли от каждой категории, что, почему и как должно быть. И здесь вот у нас показано, что на сегодняшний день 293 офицера осталось из 355 уже и динамика их уменьшения показана. У нас проблемный вопрос по 57, по-моему, тысячам по 56,2 тыс. офицеров. То есть я еще раз хочу подчеркнуть, часто бывают разговоры, что в этом году увольняется столько та категория, которая в центре указана, выслуга у кого есть, у кого контракт закончился тот, кто по болезни или есть ряд офицеров, кто вообще не хотят служить. Вот этот вопрос мы решаем только таким образом. Те офицеры, должности которых сокращаются, я хочу еще раз подчеркнуть, у нас не офицеры сокращаются, а должности офицерские сокращаются. Вот с этими офицерами мы уже провели аттестацию и еще проводим. Пытаемся многих офицеров, те которые для нас представляют ценность, которые служили в развернутых частях, особенно на Флоте и в ВВС, чтобы остались они у нас потому, что у нас есть громадная проблема со связистами в ВВС и в Сухопутных войсках.

Часть № 3 (60-90 мин).

Но есть избыточные должности офицеров связи в ВМФ. Для того, чтобы перейти на связь офицеру, который отслужил 10-15 лет, в течение месяца максимум освоить эту специальность. Мы предлагаем ему, давайте мы вас переведем сюда, т.е. очень детально работаем с каждой категорией, потому что для нас основу, мы ее прекрасно осознаем, что мы не имеем просто права потерять перспективного, подготовленного, хорошего офицера. Если мы потеряем его это тоже будет крайне тяжело для нас в последующем сделать для Вооруженных Сил, о которых мы с вами говорим, поэтому это особая статья.

Вчера коллегия проходила в Ленинградском военном округе и на Северном флоте эта задача самая главная. А чтобы он здесь остался он должен получать соответственно и иметь жилье. Это, прежде всего 2 условия, которые мы должны выполнить в отношении него, чтобы действительно мы морально не имели право уговаривать его, в прямом смысле, остаться служить в армии. Тот, кто нам нужен. Я хочу сказать, что если взять по увольнению офицеров, которые не желают служить, по средним должностям, получается не так то уж много. Я хочу вам другую цифру привести. У нас с 93-го года, с 1993 по 2007 год, ежегодно увольнялось около 45 тысяч офицеров. Из них 80% молодых. Почему то все об этом замолчали, что раньше из армии просто бежали молодые офицеры, понимая безысходность той ситуации, которая сложилась, занятий нет. Он учился в училище, пришел в армию, а свои знания и умения применить негде, потому что все части сокращенного состава и кадра. Он закончил академию, опять сел за стол и сидит днями и ночами, не может применить, ничего своего из того чему обучался. И поэтому порядка 32 тысяч офицеров – молодых выпускников, с училищ, они почти сразу увольнялись. Теперь мы говорим, давайте оставим столько сколько нам надо и того кого нам надо, главное. По-моему, вполне разумное проявление, но многие почему-то, ну, не извращаются, но интерпретируются довольно таки вольно. Это что касается офицерского состава.

Очень больной вопрос по прапорщикам. Следующий слайд включите 31-ый. Причем идет манипулирование довольно таки сильное. Вот 1 января 1972 года был учрежден институт прапорщиков, я в то время еще был командиром взвода, как раз этот момент застал. Так вот тогда прапорщиков вводили только на категории: старшина роты, командир технического, тылового взвода, техников много очень было в авиационных частях. Очень много прапорщиков пошло в ВМФ, на те должности, которые действительно определяли боеспособность и боеготовность и являлись непосредственными командирами младшего офицерского состава. Вот таких должностей в то время было довольно-таки много, порядка 45-50 тысяч человек, в то время, но в то время армия была почти 5 млн. человек. Прошли годы, теперь у нас прапорщиков стало 142 тысячи человек, если реально. По штату у нас 140, а в реальности 142 тысячи. И прапорщиками стали все наряду с теми, кто нужно, стали все начальники складов, все "писаря", масса спортсменов, т.е. мы, разрослись прапорщиками просто до безудержных пределов. Особенно стало много анекдотов по этому поводу. Поэтому мы еще раз проанализировали и понимаем, что мы с 5 миллионной армии опускаемся на одно миллионную армию и посчитали тех прапорщиков, которые должны остаться на тех должностях, ради которых и был введен этот институт прапорщиков, то их остается 20 тысяч 200 человек, и мы их оставляем в Вооруженных Силах. Они будут на своих местах, даже с теми же погонами продолжать службу до тех пор, пока не пожелают распорядиться своей судьбой, так как они хотят. А остальных мы, если начальники складов, если начальники складов войскового звена, т.е. те тот склад, который может потенциально в бой пойти там должен быть военный человек. Если этот начальник склада сидит в Москве на базе центра, который никогда с места не сдвинется, там нужен гражданский человек, там не надо военного держать. Мы за счет этого военного хотим усилить наоборот то звено, которое в бой пойдет, если надо, потому что масса сидит на складах, которых мы не можем сдвинуть, а когда "заваруха" началась сейчас в Южно-осетинском конфликте, я что-то ни одного начальника склада впереди не видел. А были только те, кто воевать должен, мы и хотим эту составляющую увеличить, научить, обучить, чтобы они могли гарантированно выполнять поставленные задачи. А тот прапорщик, который должен быть на месте, он остается на своей должности. Но он будет носить звание не прапорщика, а старшина. Вот именно эта категория – 20 тысяч 200 человек. Только эта категория будет носить только это звание. Причем при работе в войсках, вот сейчас, когда начальники складов в войсковых звеньях остаются сержанты, более 80% прапорщиков написали рапорты о том, чтобы на эту должность их назначить и поставить, потому что они ничего не потеряли ни в окладах, ни в должностях, ни в чем.

Очень сложный вопрос, который мы уже концептуально уже утвердили сейчас происходит полностью его реализация, это по системе образования и подготовки офицеров и сержантов для ВС РФ.

32-й слайд включите. Я вам просто и понятно объясню. У нас есть начальник, как бы так образования – это военное училище, где обучают специалистов у нас. Мы понимаем что, чтобы шел, о чем я говорил, специалист в войска не только подготовленный, но и грамотный, образованный, причем широко образованный человек, мы должны ему дать соответствующее образование. Мы должны его в какой-то степени видоизменить, ту программу, которую он сейчас изучает в течение там трех, четырех, пяти или шести лет и училища должно быть с 5-ти или 6-летним образованием. Мы еще увеличим, наоборот, на год некоторые училища. Затем выпускник этого училища, если он закончил шести лет, то он после 4-летнего получает лейтенанта как выпускник 4-летнего или 5-летнего и дальше продолжает уже как лейтенант учиться, получая при этом соответствующее денежное содержание и все остальное. По завершению до командира роты, вы здесь видите синеньким, он не проходит никаких курсов, а после командира роты, что бы его назначат на вышестоящую должность он пройти должен систему обучения от 72 до 500 часов. Сколько это будет неделя или три месяца – это зависит от той специальности и должности, на которую он претендует и после этого может рассматриваться на заместителя командира батальона желтеньким на должность. Если на командира батальона он должен пройти еще курсы, еще более серьезные, с таким расчетом, чтобы мог эту батальонную группу, о которой мы говорили ранее, мог возглавить и умел ее применять и управлять ею. И с должности командира батальона он может поступить в академию.

У нас раньше были рядовые академии: Фрунзе - это общевойсковая академия, Гагарина - ВВС, Военно-Морская Академия. Причем на первом курсе академии изучался полк, на втором курсе изучалась дивизия. Теперь вполне естественно, что полк и дивизия сливаются в одну составляющую – бригаду. Поэтому срок обучения в академии будет до одного года. И вот под шапкой этого начальника академии будет сама академия, все курсы и училища, и те НИИ, которые работают на это вид войск, вольются также в этот системообразующий ВУЗ и получится у нас высшее научно-учебное заведение. В котором будет объединена наука, образовательный процесс и мы думаем, что это позволит готовить нам более качественного офицера не в отрыве, и наука, чтобы наука не в отрыве у нас развивалась, как за частую бывает, а именно повседневно в нашей жизнедеятельности. И все это будет возглавлять начальник этой академии. То есть это будет, еще раз говорю так называемый военно-учебный научный центр. Также будет и в ВВС и это уже практически реализовано в ВМФ, где на базе Академии Военно-Морской создана вся система курсов, классов ВМФ, училищ, которые позволяют реализовать этот принцип. И высшая структура – это Академия Генерального Штаба, в которую может поступить только человек, достигший в звании –генерал-майора. Мы повысили статус. Только избранные должны учиться в этой школе высшей нашей. Причем они должны понимать, что тот человек который поступил туда, это человек, который в будущем будет или главкомом вида ВС, или командующим округа или начальником ГШ РФ, т.е. тот который есть перспектива и мы знаем, что это именно тот человек, который достоин туда поступить и мы будем соответственно его учить и обучать. Мы каждый год принимали примерно по 100-120 человек, в этом году я принял экзамен и приняли всего 16 человек в Академию ГШ всего. Были довольно таки жесткие экзамены, на которых я присутствовал от начала до конца всех и эти 16 человек с сентября будут зачислены в Академию ГШ. Причем мы понимаем, если мы хотим готовить выпускника, то он должен учиться, а не бегать подрабатывать деньги, как за частую у нас бывает. Поэтому выпускник, вернее абитуриент, который придет первого сентября в Академию ГШ, ему сразу же зачисляется, что он лучший офицер ВС и о них тоже я ниже скажу и мы выплачиваем ему сразу же 80 тысяч рублей дополнительно к его денежному содержанию, чтобы он не бегал не искал как бы ему прокормить семью. Также он получает благоустроенную квартиру рядом с Академией ГШ, которая на сегодняшний день уже его уже ждет. Причем если человек будет учиться на отлично – он получает ежемесячно надбавку 20 тысяч рублей как стипендию дополнительную, и того у него 100 тысяч, если на хорошо и отлично – получает 10 тысяч, если на тройки – он отчисляется. Мы не будем получать двоечников, мы будем отчислять троечников опять на то место, которое он занимал до этого, потому что мы хотим, чтобы человек закончивший Академию ГШ был действительно тем звеном, который позволит нам на него надеяться, что он умело, будет руководить коллективом воинским или какими другими в будущем уже. Мы пересмотрели всю систему образования в Академии ГШ. Она сейчас программа уже полным ходом отрабатывается и завершена будет 1 сентября. Они будут учиться по новой программе. Суть этой программы: первый курс, примерно около 80% учебного времени будет отведено для изучения военной дисциплины на оперативном и стратегическом уровне, т.е. он должен умело понимать и знать, как руководить стратегическими группировками и Вооруженными Силами в целом, а 20% первого курса и весь второй курс он будет изучать только те науки и дисциплины, которые помогут ему, адаптировано жить в этой жизни – это право международное, финансы и все то, чего нам сейчас не хватает. Если этот человек пожелает расстаться с воинской службой затем, чтобы он умело мог работать и в Администрации Президента РФ, и в Правительстве, и быть губернатором и его образование бы позволяло ему качественно выполнять свои обязанности. Т.е. мы принципиально закладываем новые требования и новую структуру в эту Академию ГШ. Концептуально это будет состоять из 18 кафедр, две кафедры остаются – это кафедра военного искусства, где военная дисциплина и кафедра национальной безопасности и обороны, вторая кафедра. Причем мы понимаем, что многие предметы в Академии ГШ преподаются менее качественно, чем в наших в ведущих ВУЗах страны. Поэтому на многие предметы мы будем просто привлекать профессоров читать лекции, проводить занятия с таких университетов как: МГТУ им.Баумана, МГУ, МГИМО, потому что МГИМО даст образование даже языковое более качественно, чем наш преподаватель, который сидит в Академии ГШ. Причем лекции будут читать люди начиная с министра обороны, начальника Генерального Штаба, заместителей министра обороны. Мы принципиально договорились со всеми нашими заместителями министра, которые тоже будут участвовать в работе и учебе этой академии, чтобы я еще раз говорю эта академия была действительно элитной и выпускала того выпускника, которого мы хотим все видеть. Это вот концептуально, что делается по системе офицерского состава.

Комментарии
Профиль пользователя