Коротко

Новости

Подробно

Игровая приставка к хронике

Компания "АМЕДИА", известная по сериалам, стала снимать документальные фильмы. Былая реальность при этом художественно воссоздается

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

Медиа


Юлия Ларина


Хроники хронически не хватает. Все исторические документальные кадры показаны уже не раз. И тут возник новый телеформат — докудрама. Это фильм, основанный на реальных событиях, но документальных кадров в нем немного, все остальное — реконструкция, то есть реальных героев играют актеры.

...Лето 1953 года. Совещание партийно-хозяйственного актива в Москве. За столом президиума — руководители государства, на трибуне — Маленков. Вернее, актеры, их играющие. Компания "АМЕДИА", известная зрителям, к примеру, по сериалам "Моя прекрасная няня" и "Не родись красивой", снимает в своих павильонах для Первого канала 5 докудрам из советской истории: "Заговор маршала" (о конфликте Тухачевского и Сталина), "Земля обетованная от Иосифа Сталина" (как Сталин разыгрывал еврейскую карту и использовал Михоэлса, чтобы ускорить открытие второго фронта), "В одном шаге от Третьей мировой" (о разведчике Алексее Большакове, работавшем в США под журналистским прикрытием), "Осведомленный источник в Москве" (о Викторе Луи, через которого в 1960-е шли санкционированные утечки необходимой информации за рубеж).

В данном случае разыгрываются сцены из фильма "И примкнувший к ним Шепилов" — об известном деятеле, который сначала поддерживал Хрущева, а в 1957 году примкнул к тем, кто пытался сместить его с поста первого секретаря ЦК. Соавтор сценария фильма, Алексей Волин, тасует руководителей страны за столом президиума.

— Хрущев — в центре стола. Поскольку Маленков на трибуне, его стул свободный. Предлагаю между Хрущевым и Молотовым,— воссоздает историю Волин, который, заметим, тоже был близок к руководству, но к другому: в 1990-е работал в администрации президента, а в 2000-е — в аппарате правительства.

— Никита Сергеевич, вы опять сели на место Маленкова,— кричит режиссер Алексей Гирба.

— Вот поэтому он первым секретарем и стал,— говорит "Молотов".— Всю страну кукурузой засеял. Я помню, при Хрущеве покупаешь хлеб, а там зерна кукурузы. И это в России, которая кормила весь мир, б... Извините.

— Каганович,— продолжает режиссер,— присаживайтесь к Микояну.

— Фурцеву забыли,— вспоминает кто-то.

— Она еще не член Президиума.

— Брежнев с Фурцевой точно здесь не сидят,— подтверждает Волин.— Суслов? Может. А Брежнева с Фурцевой...

— Расстрелять?

— Отпустить отдыхать.

— Это как раз тот момент,— замечает кто-то,— когда вы, товарищи, отправили Брежнева управлять флотом.

— Я жалею об одном,— произносит "Молотов",— близко отправили.

Всего этого вы в фильме не увидите. Это не текст сценария. Это экспромт: актерам, которые впервые снимались в документальном кино, съемки явно нравились.

В одну из пауз мы говорим с Алексеем Волиным, соавтором трех докудрам из пяти и главным редактором остальных.

— Как в фильмах трактуются события?

— Я пытался вообще уходить от каких бы то ни было трактовок. Для меня интерес представляет не то, кто был прав, а кто виноват (я считаю, что все сволочи). Мне интересны мотивы, которые двигали людьми в тех или иных исторических событиях.

— Не запутают ли докудрамы зрителей, которые вообще уже не будут понимать, где правда, а где игра, не станут отличать, кто настоящий, а кто актер?

— Именно этого я и хочу добиться: чтобы не отличали. Мы рассказываем о событии при помощи архивного видеоматериала и того, который создаем сами. И чем сильнее мы это замешаем, тем проще будет зрителю. Но главное: большая ошибка утверждать,— это я говорю как дипломированный историк,— будто то, что является документальными кадрами, правдиво и достоверно передает время, когда это происходило. Вряд ли кому-нибудь придет в голову мысль, что наше сегодняшнее время в полной мере документально можно будет восстановить, например, по программе "Вести".

— То есть в этих игровых эпизодах правды будет больше, чем на кадрах советской хроники?

— Однозначно больше.

В перерывах между съемками в кафе за столиком сидели "Брежнев", "Фурцева" и примкнувший к ним "Шепилов".

— Интеллигент во власти — это сегодняшняя тема: когда тобой играют,— сказал "Огоньку" актер Юрий Васильев (Шепилов).— Я это испытал на личном опыте, побывав в перестроечное время депутатом районного совета. Конечно, родственники могут сказать: "Это не Шепилов, он был совсем другим". Но я хочу именно эту тему сыграть.

В съемочном павильоне "Маленков" с трибуны выступает против привилегий для членов ЦК. Ему с места под одобрительный шум зала возражает "Хрущев".

Хрущев: Члены ЦК все это получают вполне заслуженно. Рабочий день у них ненормированный, работа напряженная. А ответственность? Разве можно сравнить? Тяжкий труд! Так что же плохого в том, что им питание полагается усиленное?

Маленков: То, о чем ты говоришь, товарищ Хрущев, — отход от ленинских принципов. Бюрократический аппарат ЦК стал плесенью на теле партии!

Стоп! Про плесень документальный фильм на Первом канале уже был.

— Следующая стадия,— спрашиваем мы у Волина,— это когда историков и экспертов будут играть актеры?

— Если актеры в состоянии передать правильно время, эпоху и внутреннее состояние участников событий, то эксперты не нужны,— говорит он.— Тем более что у каждого эксперта своя правда. И что ужаснее, у каждого очевидца.

Комментарии
Профиль пользователя