Коротко


Подробно

Взрыв на обочине

Покушение на Юнус-Бека Евкурова произошло через восемь месяцев после назначения его президентом. Главное, что ему удалось сделать за это время,— это восстановить доверие большей части ингушей к республиканским властям. Развитие событий после покушения показывает, что ситуация в регионе может стремительно сделаться хуже, чем была до прихода Евкурова.


Утром 22 июня бронированный Mercedes Юнус-Бека Евкурова в сопровождении двух машин охраны двигался по трассе "Кавказ" в сторону Магаса. В 8.30 он поравнялся с Toyota Camry с московскими номерами — как выяснилось позже, крадеными. Toyota взорвалась, машину Евкурова отбросило на противоположную сторону дороги. Мощность взрыва специалисты оценили в 70 кг тротила. От смертника, находившегося в Toyota, мало что осталось: к концу прошлой недели спецслужбы не могли определить даже его пол.

Находившийся в машине охранник президента Мустафа Котиев скончался на месте. Брат президента Увайс, начальник его охраны, водитель Рамзан Евкуров (однофамилец), а также сам президент получили тяжелые ранения. Все они, как говорят очевидцы, погибли бы, если бы охранники из машин сопровождения не успели вытащить их из горящего Mercedes.

Юнус-Бек Евкуров получил тяжелые ранения — черепно-мозговую травму, травму грудной клетки, разрыв печени. К моменту подписания этого номера президент Ингушетии, перевезенный из Назранской больницы в Московский институт хирургии имени Вишневского, по-прежнему находился без сознания.

Генерал ГРУ Юнус-Бек Евкуров возглавил Ингушетию 30 октября 2008 года после досрочной отставки Мурата Зязикова. К середине 2000-х центр террористической и антитеррористической активности переместился из Чечни в Ингушетию. Мурат Зязиков, фактически устранившийся от борьбы с боевиками и переложивший ее на федералов, особой популярностью в народе не пользовался. Похищения людей неизвестными силовиками в масках стали в Ингушетии практически нормой. Митинги оппозиции жестко разгонялись.

Ситуация крайне обострилась в августе 2008 года. Главным инструментом оппозиции в борьбе с Муратом Зязиковым стал сайт "Ингушетия.ру", закрытия которого власти добивались в течение нескольких лет. 31 августа в аэропорту Магас был задержан владелец оппозиционного сайта бизнесмен Магомед Евлоев. Как рассказывали, он случайно оказался в одном самолете с Зязиковым. Сразу после приземления Магомеда Евлоева посадили в машину сотрудники ингушского МВД и по дороге застрелили — по официальной версии, случайно.

Убийство вызвало волну возмущения не только в Ингушетии, но и за ее пределами. Но никто не думал, что Зязикова снимут: общеизвестно, что Владимир Путин не любит убирать своих ставленников под давлением. Однако в тот момент президентом уже был Дмитрий Медведев, и, к изумлению многих, через два месяца после убийства Евлоева Зязиков написал заявление об отставке. А на следующий день, 31 октября 2008 года, парламент Ингушетии утвердил президентом Юнус-Бека Евкурова.

Он был малоизвестен не только в России, но и в самой Ингушетии. Но с первых дней правления Евкуров показал себя полным антиподом Зязикова. Сразу после утверждения в должности президент, отказавшись от торжественной инаугурации, отправился в мечеть и принял участие в коллективной молитве. "Только теперь я могу считать себя полноценным президентом",— сказал Евкуров, обращаясь к собравшимся. На следующий день, зайдя в свой рабочий кабинет, он озадачил своих подчиненных вопросом: "А где у вас тут молельная комната?" На встречи с простыми ингушами, которые в президентском расписании стали ежедневными, Евкуров одевался не в строгий костюм с галстуком, а в одежду мусульманского стиля — рубашку навыпуск и тюбетейку.

Новый президент сразу дал понять, что намерен сотрудничать с оппозицией. Он провел встречу с лидерами всех неформальных движений и руководителями правозащитных организаций. Евкуров пригласил на ключевые посты в правительство людей, которые в свое время работали у бывшего главы Ингушетии Руслана Аушева, по-прежнему популярного у ингушей. Премьером стал бывший министр в правительстве Аушева Рашид Гайсанов. После покушения на Евкурова он исполняет обязанности президента.

В январе 2009 года Евкуров провел съезд народа республики, которого оппозиция добивалась все шесть лет правления Мурата Зязикова, и объявил на нем войну коррупции. Начались процессы по делам казнокрадов из команды бывшего президента. В качестве антикоррупционной меры президент даже обнародовал номер своего мобильного телефона, на который, как утверждают в президентском окружении, в первый же день поступило более 300 звонков.

Евкуров совершенно иначе, чем предшественник, стал выстраивать отношения с федеральными силовиками. Мурат Зязиков, хотя и был генералом ФСБ, не вмешивался в борьбу с вооруженным подпольем. Силовики не только не согласовывали свои спецоперации с местными властями, но даже не ставили о них в известность ингушских коллег. Такая практика была выгодна всем: и федералам, у которых были развязаны руки, и местным милиционерам, которым не нужно было лишний раз рисковать, и боевикам, которым значительно проще было воевать с плохо ориентирующимися на местности российскими силовиками. Страдали только мирные жители, которых убивали и боевики, и федералы, путая с террористами.

Евкуров попытался изменить такой порядок. Он дал понять, что ему небезразлично, кто, как и с какими результатами будет бороться с боевиками, и, не довольствуясь докладами силовиков, стал лично выезжать на места проведения спецопераций. В мае-июне Евкуров координировал действия ингушских силовиков, которые вместе с чеченскими милиционерами (с чеченской стороны операцией руководил депутат Госдумы Адам Делимханов) возле административной границы двух республик уничтожили отряд Доку Умарова. Сам Умаров, по некоторым данным, был тяжело ранен, но сумел скрыться. В этой спецоперации федералы практически не принимали участия.

Евкуров не только ввязался в войну с боевиками, оттеснив федеральных силовиков, но по примеру Рамзана Кадырова вступил в диалог с представителями вооруженного подполья. "Я не считаю, что нужно убивать всех, кто оказался в лесу,— говорил мне Евкуров вскоре после назначения президентом.— Среди них есть заблудшие, с ними надо разговаривать, их надо вытаскивать из леса, предложив работу. И я намерен это делать".

Позже президент предложил боевикам воспользоваться амнистией — опять же по чеченскому примеру. Один из моих ингушских знакомых, близких к Евкурову, рассказывал, что президент через посредников разговаривал даже с главарем местных боевиков Али Тазиевым по кличке Магас. По словам моего источника, Магасу, который на прощение рассчитывать никак не может, Евкуров предлагал убраться из Ингушетии в Грузию.

Евкурову удалось изменить отношение жителей Ингушетии к местной власти. Многие ему поверили. Однако изменить в целом обстановку в Ингушетии было не так просто: взрывы и перестрелки происходили там чуть ли не каждый день. И этому есть объяснение.

Кадыровская система по выманиванию боевиков из леса в Ингушетии работает плохо. Между чеченскими боевиками и ингушскими есть существенная разница. Чеченцы начали воевать, увлекшись идеей независимого государства. А когда эту идею скомпрометировали ваххабиты, попытавшись навязать "исламский порядок", многие видные боевики откликнулись на призыв Ахмата Кадырова и перестали воевать. С приходом к власти Рамзана Кадырова сепаратистские идеи совсем потеряли привлекательность: зачем мучиться в лесах, когда можно и в самой Чечне жить вольготно, использую Россию в качестве дойной коровы? А на идейных ваххабитов глава Чечни бросил свои спецподразделения, сформированные из вчерашних боевиков.

Ингушские боевики в отличие от чеченских за оружие взялись не под воздействием сепаратистских идей. Ингушское вооруженное подполье состоит из тех, кто сознательно встал на путь "вечного джихада" и не допускает никаких дискуссий о целесообразности борьбы. Идеология таких боевиков — "чистый ислам", и на них бесполезно воздействовать через родителей или старейшин. В Ингушетию переместились и спасшиеся от кадыровцев чеченские боевики, которые не могут рассчитывать на прощение. Единственное, что Евкуров мог обещать им в случае сдачи,— это то, что с ними будут обращаться по закону.

После покушения на Евкурова в Ингушетии вновь может начаться период раскола. Исполняющий обязанности президента Рашид Гайсанов слишком молод, чтобы по-настоящему возглавить республику. Руслан Аушев, заявивший на прошлой неделе, что готов вернуться в Ингушетию на время лечения Евкурова, неприемлем для Москвы. Рамзан Кадыров, уже обвинивший Аушева в "безответственном отношении к проблеме терроризма", столь же неприемлем для многих ингушей. После внезапного приезда президента Чечни в Магас 24 июня местная оппозиция уже потребовала созыва внеочередного съезда ингушского народа, на котором, как ожидается, она будет просить Медведева назначить временным президентом Ингушетии Руслана Аушева. А федеральные силовики, вынужденные отдать Рамзану Кадырову Чечню, наверняка попытаются воспользоваться ситуацией и вернуть свое влияние хотя бы в Ингушетии.

МУСА МУРАДОВ


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение