Коротко


Подробно

«Спасибо Зязикову, что он республику довел до ручки»

Бывший президент Ингушетии Руслан Аушев рассказал корреспонденту "Власти" Мусе Мурадову, как он относится к идее, что безопасностью Ингушетии займется Рамзан Кадыров.


"Когда главная фигура в таком состоянии, это плохо"


— Руслан, кто, по-твоему, стоит за покушением на Юнус-Бека Евкурова?

— Я могу сейчас фантазировать до утра, сказать, это рука Запада или рука Востока и т. д. Трудно сказать. Есть следствие — пусть разбирается.

— Можно сказать, что после покушения в Ингушетии — кризис власти?

— Кризиса нет, есть проблема, когда самое главное действующее лицо вышло из строя. Ведь президент республики не только для Ингушетии, для любой республики — главная фигура. Когда главная фигура находится в таком состоянии, конечно, это плохо. Но это не кризис. Власть есть — там существуют и правительство, и парламент, и министерства, ведомства.

— В СМИ говорят, что в Ингушетии чуть ли не драка за власть идет.

— Да нет там никакой драки. Это, скорее всего, оттого, что после происшедшего все начали подсказывать, как Ингушетии жить, как ей бороться, как развивать экономику и все остальное. И потом, многие, кто имеет отношение к Ингушетии, в том числе и я, в эти тревожные дни думают, как помочь. Ну и ко мне обратились жители с просьбой подключиться. И я сказал, что согласен приехать в республику исполнять обязанности на время лечения Юнус-Бека. Будет он там полгода, значит, полгода. Понимая, что сегодня республика в тяжелой ситуации, я принял такое решение. По этому поводу все и возбудились.

— Руслан, тебе нынешняя ситуация не напоминает 1992 год, когда ингуши тоже попросили тебя стать президентом?

— Нет, это две разные вещи — там вообще власти не было. Сегодня есть органы власти. Поэтому я сказал, что я готов, пожалуйста, если это юридически будет оформлено. Слово за федеральным центром — я готов.

— Ты говорил, что для наведения порядка тебе потребуются некие дополнительные полномочия.

— Я такого не утверждал. Я готов прийти на помощь своей республике без всяких условий. Там, я считаю, достаточно тех полномочий, которые имеет президент.

— Как считаешь, тебе бы удалось справиться с ситуацией?

— Я не знаю. Кто это заранее может сказать, удастся или нет? В 1992 году я шел в республику как в темный лес. И сегодня, конечно, ситуация ненамного изменилась — за это спасибо Зязикову, что он республику довел до ручки. Но я считаю, что самое главное — опора на людей, жителей. И опираясь на них, можно решить любые проблемы.

— Именно так ведь Юнус-Бек начал.

— Да, так он начинал, и это было правильное решение.

— Тебе известно, как отреагировали на твою готовность возглавить Ингушетию в Кремле?

— Нет.

— По-твоему, Кремль может согласиться на твое возвращение во власть?

— Я свою частную позицию высказал. Я готов, если будут приняты соответствующие юридические решения. А юридические решения может принять только федеральный центр. Я ни к кому официально не обращался. Я сказал: я готов, если это нужно для решения проблемы Ингушетии, приехать и решать проблему.

"Кому понравится, когда приходят к тебе домой и начинают учить, как жить?"


— Оппозиция Ингушетии очень резко отреагировала на желание Рамзана Кадырова разобраться с боевиками на территории Ингушетии. Насколько оправданна была такая реакция?

— Во-первых, я по поводу оппозиции хотел сказать. Оппозиция кому? Кто там оппозиция?

— Ну так по привычке их называют.

— Не надо даже по привычке, потому что, когда сегодня говорят "оппозиция", все думают, что это оппозиция Евкурову. Евкурову там еще оппозиция не сложилась, он даже не успел создать себе оппозицию. Поэтому слово "оппозиция" я не принимаю. Какие-то люди, граждане сказали об этом. Но для всех, конечно, тревожно. А кому понравится, когда приходят к тебе домой и начинают тебя учить, как жить? Это мнение всех жителей Ингушетии. Да у нас своих хватит сил и средств! В конце концов, есть республика, есть федеральный центр, которые могут эту проблему решить. Зачем нужно соседу наводить у нас порядок? Мы же не идем в Северную Осетию наводить порядок, хотя там к ингушам относятся не очень-то хорошо, да? Давайте тогда, если по такому правилу, Ингушетия сейчас пойдет в Северную Осетию и будет там наводить порядок — и чтобы ингуши могли приехать и поселиться у себя дома и там жить. Нет? Тогда не надо прецеденты такие создавать. Есть Конституция РФ, законы РФ и т. д. Понимаете, когда говорят, что Рашид Гайсанов будет заниматься только экономикой, а безопасностью — другой, в частности президент соседней республики, это вообще полный какой-то маразм. Президент должен заниматься всем — политикой, экономикой и общественной безопасностью.

— У Рамзана под ружьем целая армия, которая состоит в том числе из бывших боевиков. У него есть опыт борьбы с боевиками. А президент Ингушетии как может вести войну с этими же боевиками? Какими силами?

— Насколько я знаю, Кадыров работает силами МВД. Это те, которые были боевиками, они теперь зачислены в МВД. Правильно?

— Да.

— В Ингушетии тоже есть свое МВД. МВД Республики Ингушетия должно работать на территории Ингушетии. Нужна будет помощь — я думаю, что они там скажут: вот, нам нужна помощь какая-то. Есть еще федеральные структуры. Это не какие-то там незаконные формирования — законные структуры МВД. И каждое МВД должно подчиняться своему президенту и выполнять свои задачи на территории своей республики. Вот моя позиция.

"Силой оружия, к сожалению, ничего не задавишь"


— Ингушские боевики отличаются от чеченских?

— Да они такие же, как и по всему Кавказу. Один в один. Одинаково все: подполье, боевики. Они все наши, кавказские. Будем так говорить, наши воспитанники. Мы их воспитывали с 1991 года.

— Как это — воспитывали?

— Воспитывали своей политикой неправильной, огнем, мечом. Две войны чеченские прошли бесследно, что ли? А шесть лет, которые Зязиков командовал, они что, прошли бесследно?

— Ты хочешь сказать, что причина в коррупции?

— Да все там: отрыв власти от народа, коррупция, плохое социально-экономическое положение, несправедливость. Все это приводит к тому, что люди не верят. Отсутствие духовных авторитетов, отсутствие здоровой интеллигенции, которая должна была молодежи и населению давать правильные ориентиры. Этого же нет ничего! Посмотри, вот яркий пример. Какая последняя книга на Кавказе была написана, которую бы все читали? Есть хоть одна книга?

— Нет, есть только фильмы про боевиков, про войны.

— Вот на этом и воспитывалась молодежь. Где русские воюют с нерусскими, то есть с чеченцами. А книгу хоть одну написали нормальную? Никто. Стихи, книги — где они все?

— Какие ошибки допускает центр по отношению к Ингушетии сейчас?

— Ошибку допустили в 2002 году, когда продавили Зязикова. Это была ошибка. Есть очевидные проблемы, которые надо было решать, но их не решали. С той же коррупцией. Но это ошибки те же, что и в других республиках. Ни больше ни меньше.

— А мог эту коррупцию побороть Евкуров?

— Коррупцию на 100% не поборешь, но стараться надо. А для того чтобы победить коррупцию, нужно, чтобы и в Москве захотели, чтобы Ингушетия коррупцию победила. Знаешь почему? Потому что руководство федеральных структур, которые есть в республике, находится в Москве. И если оно не начнет поощрять внизу коррупцию со всеми откатами, со всеми делами, тогда она и поборется.

— Есть ли среди боевиков ингушского подполья те, с которыми можно разговаривать, кого можно вытащить оттуда?

— Разговаривать можно и нужно со всеми. Есть свой взгляд, и надо узнать, чего они хотят. И одна из причин, что многие думают: есть такой лозунг — да ничего, сейчас задавим! Силой оружия, к сожалению, ничего не задавишь. Да, нужны какие-то силовые акции, но даже опыт Афганистана показывает: уже почти восемь лет лучшая в мире армия ничего не может сделать в Афганистане с талибами.

— Что можно ожидать в ближайшем будущем в Ингушетии?

— Я надеюсь, что Юнус-Бек быстро вылечится и вернется на свое рабочее место. А как дальше будет, ну трудно сказать. Все будет зависеть от того, какие будут приняты решения — правильные или неправильные.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение