Коротко

Новости

Подробно

Пространство полного абсурда

"Параархитектура" в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Выставка архитектура

В Музее архитектуры открылась выставка группы "Обледенение архитекторов". ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН обнаружил там такие глубины пессимизма, что пришел в восторг.


""Обледенение архитекторов",— как повествует каталог выставки,— это объединение прогрессивно мыслящих архитекторов, созданное в конце ХХ века с целью наживы". Прогрессивно мыслящие архитекторы — это Игорь Бурый, Илья Вознесенский, Алексей Кононенко и Вера Самородова. Название выставки — "Параархитектура" — придумал куратор выставки, доктор архитектуры и профессор Московского архитектурного института Владимир Седов. Выставка — тридцать мониторчиков, в которых представляются параархитектурные проекты.

Примеры. Проект "Русский космизм". Вводная часть — философ Николай Федоров придумал воскресить всех мертвых, но поскольку, если их всех воскресить, на земле будет слишком много людей, то надо лететь в Космос. Ученик Федорова Циолковский придумал ракету, ученик Циолковского Королев ее запустил. Рассуждение к проекту. Расчеты показывают, что поскольку население растет по экспоненте, то в прошлом его было гораздо меньше, чем теперь, и если всех воскресить, то людей станет всего в четыре раза больше. Поэтому Федоров ошибся, в Космос лететь не надо, все уместятся. Надо в четыре раза уплотнить существующую застройку. Проект: пятиэтажка, уплотненная в четыре раза с помощью нар. На каждого живущего приходится по четыре воскрешенных покойника. Для придания проживанию космического характера надо внимательно посмотреть на серые одеяла, покрывающие спящих на нарах. В их складках много от космического пустынного пейзажа.

Проект "Робот-друг для совместного выпивания". Бочка с приделанным к ней держателем. В держателе закреплен стакан. Если со стаканом чокнуться, открывается крышка бочки, а держатель опрокидывает стакан внутрь бочки. После крышка закрывается. Потому что грустно пить без друга, а тут к тому же и водка остается.

Проект, посвященный Хармсу. У него есть стих про архитекторов. Они задумали построить храм, в результате чего рабочие носили воду. Абсурдность истории маскируется ее числовой упорядоченностью: три архитектора придумали строить храм, четыре носили всякий хлам, рабочие носили воду ведерками, а ходили пятерками. Проект представляет собой группу ковриков и зонтиков. Каждый зонтик сверху украшен религиозным символом — крестом, полумесяцем, семисвечником. Раскрываешь зонтик, оказываешься под куполом, встаешь на коврик, молишься. Тебя поливают водой.

Там много проектов, и каждый, на мой взгляд, такой же шедевр. У них есть общая логика. Берется некая ситуация — город, событие, цитата, жизнь. После чего делается невероятный, непредсказуемый ситуацией логический ход, который ее полностью переосмысляет. Здесь каждый раз очень смешно. Выставка в этом смысле забавно выглядит — около мониторов стоят люди, в полной тишине, вникают, читают. Раз в минуту кто-нибудь начинает хохотать. Потом замолкает — дальше читает. Ждет, что опять будет смешно. Но опять — нет. После наступает абсурд — жизнь с четырьмя покойниками на нарах в пятиэтажке.

Хармс тут всплывает недаром. "Обледенение архитекторов" — в каком-то смысле это продолжение поэтики обэриутов. Но это архитектурное обэриутство. Сама последовательность действий — анализ ситуации, остроумное переосмысление — проект — это архитекторский алгоритм жизни. И именно он подвергается абсурдистской деструкции.

Русский авангард традиционно оптимистичен — сказывается его происхождение в связи и рядом с революцией. У авангардистов как-то было принято считать, что в результате их эстетически радикальных жестов людям станет жить гораздо лучше. В особенности распространен архитектурный авангардный оптимизм — рабочие расселятся в бараках смелых форм, будут общие спальни на 500-1000 мест, и прекрасные звуки "Аппассионаты" будут заглушать обобществленный социалистический храп, и будет счастье.

Пожалуй, обэриуты — единственные, кто в силу позднего формирования (рубеж 20-30-х) выразили совсем другое ощущение авангарда, увы, только в поэзии. В архитектуре это ничем тогда не отозвалось. А теперь — отозвалось. Думаю, архитекторам имеет смысл на это взглянуть для нового переосмысления оснований своего творчества. Посмотрите — умение схватить ситуацию, блестящий анализ, остроумный, эффектный авангардный жест — и в результате пространство полного абсурда. Это ли не иллюстрация к тому, что вы, господа, делаете каждый день?

Но гораздо важнее эта работа для заказчиков. В связи с кризисом все ищут альтернативные пути развития. Покамест это самая сильная альтернатива, которую удалось увидеть. Здорово, что эти прогрессивно мыслящие архитекторы объединились с целью наживы. Я бы хотел кратко обозначить пути достижения этой цели.

Предположим, вы решили построить себе дом и пригласить архитектора. Так вот, обратитесь к "Обледенению". Во-первых, вы получите опыт работы с самыми радикальными архитекторами, какие у нас есть; во-вторых, увидите, насколько абсурдной станет ваша жизнь в результате ваших действий; в-третьих, потратите гораздо меньше денег, чем если бы вы обратились к каким-нибудь радикалам второго сорта, поскольку сэкономите на стройке. Я знаю, журналистам иногда предлагают деньги, чтобы они чего-нибудь не написали,— почему бы не начать платить архитекторам, чтобы они чего-нибудь не построили? По-моему, идеальная антикризисная программа.


Комментарии
Профиль пользователя