Коротко

Новости

Подробно

Принцип Абрамовича. Талант делать деньги

Владислав Дорофеев, Татьяна Костылева



В конце 2000 года началась, наверное, самая странная, запутанная и полная противоречий история губернаторства в современной истории — свою кандидатуру на пост губернатора Чукотского автономного округа выдвинул Роман Аркадьевич Абрамович. Причин, по которым он решил вдруг попробовать себя в роли губернатора, могло быть несколько. Это и неприкосновенность, которую дает данная должность, и желание продемонстрировать социальную ответственность, и обретение административного ресурса для продвижения своего бизнеса, и желание уйти от налогов на офшорной чукотской земле. Кроме того, на губернаторство мог быть и указ свыше. Сам же Абрамович утверждал, что просто чукчей стало жалко… Ясно одно, что людям на далекой холодной Чукотке от этого губернаторства жить стало значительно лучше.

Еще будучи депутатом от автономного округа, Абрамович учредил на Чукотке благотворительный фонд. Однако большая часть денег шла не по назначению, улучшалось лишь финансовое положение руководства, а в целом жизнь на Чукотке не менялась. Некоторые этот момент называют определяющим, якобы именно тогда у Абрамовича зародилась идея вложиться в депрессивный регион, улучшить жизнь его граждан, создать инфраструктуру и оформить предпосылки для западных инвестиций. Согласно исследованиям, на Чукотке масса различных полезных ископаемых. Выборы Абрамович выиграл, набрав разгромные 90% голосов, после чего начались активные действия по превращению первобытной Чукотки в современный край. Поначалу это вызывало у Романа Аркадьевича, по его же собственным словам, «настоящий драйв». После выборов поговаривали, что прошли они со множеством нарушений, результаты были подтасованы, а агитация за кандидата Абрамовича свелась к простому подкупу: жителям в обмен на голоса покупали нужные им в хозяйстве вещи — утюги, холодильники, иногда просто продукты. Каждый сам говорил, что хочет, а представители Абрамовича все записывали и «исполняли желания». Не исключено, что так оно все и было.

…людям не следует знать, что их используют в тех или иных целях. Уж лучше пусть думают, что вы стараетесь ради них.

Во времена СССР у Чукотки было свое стратегическое назначение — она стояла на ядерном дежурстве. Но холодная война закончилась, территория перестала быть стратегически ценной, и регион оказался брошенным практически на произвол судьбы, применения людям не нашлось. Кто-то из жителей смог вернуться на Большую землю, кто-то не смог, а кто-то и не захотел, так как привык к этому краю. По мотивам того, что творилось на Чукотке к моменту начала губернаторства Абрамовича, впору было снимать настоящую драму. Люди не могли там жить, население за последние 10 лет сократилось втрое, до 50 тысяч, а было бы еще меньше, только не у всех нашлись деньги на билет. Зарплаты в регионе не выплачивались годами, и люди продавали свои квартиры за 22 тыс. рублей — ровно столько тогда стоили два авиабилета до Москвы. Лишь бы уехать. В какой-то момент, когда количество людей, способных оплатить перелет до Москвы, сократилось до нуля, авиасообщение между Чукоткой и материком было фактически прервано.

Жители выжили только благодаря оленям, лишь ими и питались. Первое время знакомства с краем Роман Абрамович пребывал в настоящем шоке. Он не представлял себе, что кто-то может так жить и что вообще жизненный уровень людей может настолько низко опуститься. Повсюду царили серость, грязь и повальное пьянство. В городах и селах стояли полуразрушенные дома, централизованная канализация и водоснабжение отсутствовали. Добавьте к этому жуткие морозы, сильные ветра и полную безнадегу в мутных от алкоголя глазах жителей. Это были просто-напросто брошенные на произвол судьбы люди. Ярко описывает ситуацию в тогдашней Чукотке фраза, которую бросил однажды Александр Мамут, председатель наблюдательного совета МДМ-банка. Он говорит, что если бы вдруг ему довелось остаться на Чукотке, добыча обратного билета стала бы единственным смыслом его жизни. Даже если в то время у Абрамовича и были корыстные цели, с которыми он пришел губернаторствовать, то они явно отошли на какое-то время на второй план, и он целиком ушел в работу над тем, как сделать жизнь этих несчастных хоть немного лучше. Так уж выходит: за что бы Абрамович ни брался, не важно по какой причине, дело надо сделать максимально эффективно и быть последовательным. Раз уж взялся за Чукотку как губернатор, то следовало сделать там все возможное. Когда еще в бытность депутатом от Чукотского АО Абрамович решил сделать хоть что-то для чукчей и зафрахтовал самолет, чтобы вывезти детей на юг, мало кто приехал в аэропорт: администрация области организовала платный проезд до аэродрома, а денег почти ни у кого не было. Другой бы опустил руки, но Абрамович говорил, что Чукотка для него — белый лист, к которому хочется приложить руки и почувствовать результат.

…чтобы люди задумались о своем развитии, их сначала надо накормить и обогреть.

До прихода Абрамовича в этот край главной заботой прежнего руководства было нагрести как можно больше в свой карман, для жителей не делалось ровным счетом ничего. Бюджет округа разворовывался, кредиты, предоставленные государством, растворялись, северный завоз продуктов был монополизирован. Спектр проблем рисовался очень широким, от катастрофической задолженности по зарплате до отсутствия в домах бесперебойной подачи света и тепла (и это в условиях 30-градусных морозов!), от развалившегося жилищного фонда до транспортной проблемы. Из-за отсутствия денег у жителей не было даже возможности купить угля, чтоб протопить печи, а ведь только ими и можно было согреться, поэтому жгли все, что можно было сжечь. Но это все были бытовые трудности, для которых требовались лишь деньги. Помимо быта, существовали еще и проблемы морального плана. В первую очередь перед руководством региона стояла задача покончить с повальным пьянством, не победив которое не было смысла вообще двигаться дальше. Например, когда с приходом Абрамовича на Чукотке выплатили задолженность по зарплате (а она составляла от полугода до четырех лет), на следующий день на работу вышли единицы, а 12 жителей умерли от перепоя, и в их числе целая семья — мать, отец и 9-летняя девочка, которая пила вместе с родителями. Сколько ни пытались члены администрации, в том числе и Абрамович, разговаривать с жителями, пропагандировать и объяснять, переломить сознание людей было непросто. Губернатора это приводило в уныние. Была еще одна проблема, менее серьезная, но также важная — упорное непонимание жителями того факта, что надо платить по счетам. Что-то необходимо было с этим делать, ведь без движения денег жизнь снова бы замерла. Корни данной проблемы ясны: долгое время у жителей Чукотки полностью отсутствовали деньги, да и свет с теплом в их дома поступал крайне нерегулярно, так что платить было нечем и не за что. Но жизнь в крае менялась, а понимание все не приходило. Вскоре было найдено замечательное решение, позволившее решить и проблему увлечения самогоном, и проблему неплатежей, — на Чукотке ввели в обращение банковские карточки. Кстати, заказ на осуществление проекта получил дружественный губернатору МДМ-банк. Действовало это так: наличные деньги с карточек можно было снять только в Анадыре, а доехать туда жителям многих сел и деревень Чукотки — целая проблема. Таким образом население отрезали от возможности постоянно иметь при себе наличные, а без них сложно было купить самогон в деревнях, в магазинах же продавалась только дорогая водка, на которую не всякий раскошеливался. Попутно были решены и проблемы неплатежей — за услуги ЖКХ плата списывалась со счетов плательщиков автоматически, а также проблема с трудностью завоза наличных денег в удаленные села и деревни.

Вскоре после введения банковские карты уже принимали на Чукотке везде, даже в самых мелких сельпо. Кстати говоря, чукча, расплачивающийся где-то на краю Земли банковской пластиковой карточкой с надписью Lucky Man, первое время вызывал у гостей округа настоящий шок.

…нестандартные решения иногда эффективнее традиционных.

Жилищный фонд Чукотки и столицы Анадыря до 2001 года в основном представлял собой серые обшарпанные и полуразвалившиеся строения на сваях. С приходом Абрамовича вся Чукотка превратилась в одну большую стройку. В Анадыре заново отстроили дом культуры и здание администрации, появились стадион с катком, современный кинотеатр в виде стеклянного айсберга и развлекательный центр «Баклан». Столица Чукотского АО обзавелась доселе невиданными для нее благами цивилизации, такими как парикмахерская, прачечная, фитнес-клуб, были обновлены гостиницы, а также налажен Интернет и мобильная связь. Оказалось, правда, что эти блага чукчам не очень-то и нужны, но без вышеперечисленной инфраструктуры округ не мог бы развиваться дальше.

Школы, детсады и больницы Анадыря были или отстроены заново, или капитально отремонтированы. Оборудование для окружной анадырской больницы закупалось самое современное, на крупнейшей выставке медтехники в Дюссельдорфе, а в школах установлены интерактивные доски и проведен широкополосный доступ в Интернет. После глобальной «перестройки» у Анадыря появился собственный неповторимый стиль — все здания раскрасили яркими — красными, синими, желтыми — красками, и они стали напоминать сказочные теремки посреди этого бесконечного безмолвного пейзажа. Повсюду повесили красочные плакаты с изображениями местной флоры и фауны, а также краткие забавные ликбезы по изучению чукотского языка. Все было сделано так, чтобы вызывать у находящихся там людей радостную улыбку. В качестве строителей на Чукотку приглашались профессионалы, имеющие опыт работы «на вечной мерзлоте», в основном турки и канадцы. Кстати говоря, как только жизнь в крае начала налаживаться, кривая рождаемости резко поползла вверх, и, что удивительно, многие детки, как говорят, имели несвойственную чукчам темную кожу, по цвету скорее напоминающую цвет кожи турков. Вот тут-то и пригодились отремонтированные губернатором детские площадки.

В мелких поселениях Чукотки, где в основном преобладают одноэтажные строения, также шел строительный бум. Старые хибары сносились, а на их месте возникали домики-«термосы» на одну семью, сооруженные по американской технологии. Сборка одного такого домика с отделкой и кухонной мебелью занимала неделю. У прораба все было строго по часам: заливка фундамента — четыре часа, установка стен — два часа, на полы и стропила отводилось по часу, на отделку — четыре дня. Для жителей Чукотки новое жилище предоставлялось бесплатно. Разумеется, есть на Чукотке и истинно коренные жители, не желающие жить нигде, кроме яранги, но их никто и не трогал. Сам же Абрамович, приезжая на Чукотку, жил в двухэтажном домике, стоящем на высоком берегу Анадырского лимана, над городским портом. Дом этот был собран за два месяца канадскими рабочими. Рядом расположились еще шесть канадских вагончиков для команды губернатора. Наверняка в первые годы губернаторства, когда Абрамович еще «горел» своим проектом «Чукотка», особое удовольствие ему доставляло после рабочего дня зайти в ресторан «Анадырь». Особое, потому что до него, до его прихода в эти края, невозможно было вот так запросто пойти поужинать в уютном ресторане, где тепло и неплохо кормят. Просто не было в городе такого ресторана и тепла не было. Как рассказывали работники заведения, и Абрамович, и его команда всегда ели все, что им подавали, из обычного меню, специально ничего не просили.

…выходить «в народ» просто необходимо, хотя бы изредка. Это позволяет лично, а не через подчиненных узнать все нужды, проблемы и достижения своих подопечных.

На Чукотке была и особая система торговли продуктами. Ранее владельцы магазинчиков не раз были замечены в «картельном сговоре», в необоснованном завышении цен. Администрация боролась и с этим явлением: в Анадыре построили огромный супермаркет с широким ассортиментом товаров и, назначая там адекватные цены (хотя и раза в два выше, чем на материке, но такова особенность северных краев — слишком дорогая доставка), заставляли остальных «участников рынка» за ними подтягиваться. Кстати говоря, этот проект оказался убыточным, но выполняет свою социальную функцию.

Шла и административная реформа. Абрамович ввел в округе новую систему управления расходами, внедрив модель, которая действует в «Сибнефти». Состоит она в том, что каждая социальная функция администрации (ЖКХ, строительство, здравоохранение, образование и пр.) выделена в отдельную структуру, которая распределяет деньги по более мелким, районным филиалам и контролирует исполнение бюджетов. По мнению предыдущего полпреда президента по Дальневосточному федеральному округу Константина Пуликовского, Абрамович создал «лучшую систему управления регионом в России». В духе федеральной власти Абрамович в первые годы губернаторства регулярно обращался с посланием к депутатам Думы Чукотского АО. Главная тема первого его обращения — перечисление и описание проектов, над которыми придется работать администрации края в ближайшее время. Среди них были и строительство линии электропередачи по дну Анадырского залива к аэропорту и близлежащим поселкам, возведение ветроэлектростанций в 14 поселках, реконструкция более половины чукотских котельных, замена 70% дизель-генераторов в селах, оборудование всех населенных пунктов современными системами связи и многое другое. Нормальное развитие региона немыслимо без эффективно действующей транспортной системы.

Работа шла и в этом направлении: в кратчайшие сроки были отремонтированы дороги, реконструирован аэропорт, причем уже в 2001 году авиация дальнего сообщения перевезла пассажиров на 50% больше прошлогоднего, а именно 28 243 человека. Пассажиропоток увеличился значительно еще и благодаря тому, что из собственного благотворительного фонда губернатор оплатил половину стоимости авиабилета для 12 тыс. жителей Чукотки, а также отправил на юг, к морю 8 тыс. чукотских детей. Если говорить о грузообороте, то лишь в первый год губернаторства он увеличился в разы, в основном за счет перевозок строительных материалов, труб, автомобильной техники и прочего. Одним словом, жизнь закипела — дома, дороги, предприятия строились, чукчи вовремя получали зарплаты, пенсии и пособия и даже ездили на отдых и в гости! Что касается внутреннего сообщения, то на Чукотке почти нет дорог, их очень сложно проложить по вечной мерзлоте. В качестве транспортного средства для перемещения из одного населенного пункта в другой используются в основном вездеходы или вертолеты. До начала 2000-х годов люди, если им требовалось куда-то улететь, могли по месяцу жить в аэропорту в ожидании транспорта — весь парк перевозчика «Чукотавиа» состоял из четырех стареньких АН-24.

Иногда длительное ожидание было связано и с погодными условиями, но основная часть задержек была изза элементарного отсутствия рабочих транспортных средств. При Абрамовиче парк «Чукотавиа» обновился, помимо вертолетов, появились и самолеты. Но на одних лишь бесконечных дотациях транспортную систему содержать никто не будет, и чтобы она снова не пришла в упадок, нужно, чтоб регион в целом полноценно развивался, шли инвестиции в промышленность, строились дома, жители Чукотки ездили на отдых, а в регион приезжали туристы. Губернатор Абрамович сделал все возможное, чтобы так оно и было.

…схема управления должна быть как можно более простой и прозрачной. Люди всегда должны четко представлять цели, а руководитель обязан время от времени их четко обозначать.

К началу 2000-х годов на полуострове сложилась малоэффективная схема северного завоза с Большой земли. Во-первых, она была, как указывалось выше, монополизирована, сильно завышалась стоимость продукции в магазинах. Во-вторых, продукты привозились в основном из России, а это не всегда было оправданно в свете логистических издержек. Да и вообще продукты часто просто не привозились в срок, а прежняя администрация края была занята своими важными делами и не всегда контролировала процесс. Часть прежней схемы завоза продуктов власти региона оставили, но добавили к ней много нового, в том числе и импортные поставки. Картошка, куриное мясо, яйца, алкоголь закупались в Сиэтле, так выходило ближе и дешевле. Американцы даже научились делать специально для чукчей соленые огурцы по русским рецептам. Из одних только США в 2001 году на Чукотку было завезено около 30 тыс. тонн продовольствия на $10 млн. Быт постепенно налаживался, теперь у чукчей было все для комфортного проживания: хорошие продукты, тепло и свет в домах, возможность ездить на отдых и в гости и даже развлекаться. Осталось одно — пробудить в жителях желание зарабатывать и этими благами пользоваться.

…чтобы у людей пробудилось желание работать и зарабатывать, они должны ясно представлять себе, на что смогут потратить заработанные деньги.

Но быт бытом, а Абрамович пришел на Чукотку не только и не столько как меценат, а как бизнесмен, и мысли о том, как превратить этот край в успешный, самоокупаемый и приносящий прибыль бизнес-проект, вполне естественно возникали в его голове. Абрамович привел туда Millhouse Capital. В ее планы входило инвестировать в округ средства, которые пойдут на развитие золотодобычи в принадлежащих компании двух месторождениях. Будут развиваться и принадлежащие той же Millhouse Capital полиметаллические месторождения. Заодно это позволит сформировать некоторые постоянные финансовые поступления в бюджет Чукотки. Перед командой была поставлена задача привлечь в регион инвесторов. Первые успехи в этом направлении были датированы декабрем 2002 года, когда канадская золотодобывающая корпорация Bema Gold приобрела 75%-ную долю в региональном месторождении «Купол», запасы которого оценивались в $300 млн. В бюджет округа поступили $35 млн. Планировалось освоить еще несколько золотых месторождений. Однако вскоре оказалось, что в то время добыча золота на Чукотке являлась занятием крайне нерентабельным, чукотский суровый климат требовал дорогих технологий при добыче, а отсутствие дорог — больших затрат на грузоперевозки. При тогдашних ценах на золото проект начал тормозиться, однако к 2004 году оно начало расти в цене и перспектива золотодобычи на Чукотке вновь забрезжила. Попытки найти на Чукотке нефть привели к потере времени и денег, на одном лишь мысе Молчаливый было пробурено семь скважин, и все понапрасну. С газом Чукотке повезло немногим больше, месторождение Западное-Озерное хоть оказалось и небольшим по запасам газа, но могло обеспечить хотя бы нужды местных жителей. До этого котельные работали на привозном, а потому очень дорогом угле и газе в баллонах. Еще более успешным стало направление по развитию на Чукотке туризма. После того как бытовая часть жизни была более-менее отлажена, желающих посетить это дикий уголок земли в первую же попытку набралось аж на четыре круизных корабля. В основном это были граждане Японии, Америки и Австрии. Действительно успех, и это несмотря на стоимость тура, составлявшую $15–20 тыс. за десять дней, столь высокую из-за транспортной труднодоступности края, так как передвигаться туристам по территории Чукотки приходилось на вертолетах. Разумеется, главная достопримечательность региона — это его нетронутая природа, уникальная флора и фауна, пейзажи Чукотки действительно поражают воображение. А еще там находятся крупнейшие в мире лежбища моржей и «всемирная столовая» серых китов. Все это, а также простой быт коренных чукчей очень интересуют иностранных туристов. Помимо этого, гостей, как правило, развлекали народным творчеством и шикарной рыбалкой: рыбы на Чукотке просто невиданно, особи в несколько килограммов ловятся на обычную удочку или спиннинг, что приводит иностранных туристов в дикий восторг. Но чтобы чукотский экотуризм стал массовым, следовало преодолеть сложности транспортного характера и проблему с получением разрешения на въезд в пограничный округ, что обычно занимало не менее двух месяцев. Еще одна относительно удачная отрасль, которую удалось неплохо развить, — переработка биоресурсов. В Чукотском регионе были построены рыбозаводы, большое внимание уделено восстановлению оленеводства, обработке шкур оленей, птицеводству и разведению крупного рогатого скота. Построен и пищевой комбинат, где пекли хлеб и восстанавливали молоко из порошка. Хотя как серьезный бизнес пищевая сфера администрацией не рассматривалась, все это, по словам чиновников, было сделано для того, чтобы население было при деле.

…каждый человек трудоспособного возраста должен быть обеспечен работой.

На Чукотке Абрамович собрал превосходную команду менеджеров. В нее входили как некоторые бывшие топы из «Сибнефти», так и просто хорошие знакомые губернатора или его партнеры. В их числе, например, был прежний старший вицепрезидент «Гута-банка», а затем директор Чукотского финдепартамента Станислав Цыганков, считающий, что Чукотка — потрясающее место для самореализации, а также Андрей Городилов (см. главу 2), бывший вице-президент «Сибнефти», служивший на Чукотке в качестве первого заместителя губернатора, то есть фактически руководивший округом. Почти у всех членов команды в Москве остались семьи, дети, и раз в месяц они на неделю уезжали с Чукотки к родным, то есть работали в тяжелейшем, учитывая разницу в девять часовых поясов, режиме — три недели на Чукотке, одна в Москве. Своим желанием работать везде, где это потребуется Абрамовичу, они в очередной раз доказали ему свою преданность, раз решились ради него на столь каторжный труд. Однажды на вопрос, что же дала ему Чукотка, Абрамович ответил: «Уверенность в команде». И это уже дорогого стоит.

В общей сложности он привез на Чукотку около 80 «своих» людей, до этого преуспевающих специалистов в различных передовых областях. Кстати говоря, то, что Роман Аркадьевич привлек на Чукотку такие кадры, говорит о том, что он, похоже, действительно рассматривал этот край как возможность для своего бизнеса, а не как благотворительный проект. Сам Абрамович в первое время своего губернаторства тоже находился на Чукотке три недели в месяц, затем все реже. В статью Устава Чукотского автономного округа ради него даже были внесены изменения, в соответствии с которыми отсутствие губернатора на рабочем месте не является основанием для его досрочной отставки.

…преданные тебе люди — одна из главных ценностей в жизни. Со слаженной, устойчивой командой можно достичь любых целей.

Финансирование Чукотского региона — отдельная песня: денег, выделяемых государством, не хватило бы ровным счетом ни на что. Эта проблема была решена с разных сторон. Первое, что сделал Абрамович, — прописался в Анадыре и просто заплатил там свой подоходный налог, составлявший, по некоторым данным, восьмизначную цифру, то есть десятки миллионов долларов. То же самое сделали некоторые члены новой администрации Чукотки. «Искусственное привлечение налогоплательщиков» — так были названы эти действия. Поступления в бюджет от налогов увеличились в 5,5 раза, налоговики даже премии получили. В результате в округе появились деньги, пошли платежи бюджетникам, были погашены многие другие долги прошлых лет, система понемногу начала реанимироваться. Второе — благотворительный фонд «Полюс надежды», организованный еще в бытность Абрамовича депутатом, куда поступали его собственные средства, пожертвования от чукотской администрации, а также от других меценатов. Фонд имел свои узкие задачи, такие, как вывоз детей летом на море, финансирование детдомов и прочие благотворительные миссии. Ну и третье, главное, что сделал Абрамович для пополнения бюджета Чукотки и что служило предметом долгих споров и обсуждений, а также многочисленных обвинений со стороны федеральных чиновников, — на Чукотке под крылом губернатора были зарегистрированы филиалы акционерного общества «Сибнефть», которые не вели в регионе никакой хозяйственной деятельности. Сделано это было вот с какой целью. Дело в том, что до 2003 года Чукотка была внутренним офшором, и, регистрируя там юридическое лицо, компания могла экономить на налогах. Итак, зарегистрированные на Чукотке компании, аффинированные с «Сибнефтью», до 2003 года получали значительную скидку по налогу на прибыль. Схема выглядела следующим образом: офшорные чукотские компании покупали у дочерних компаний «Сибнефти» нефть по низкой цене, а затем перепродавали сырье им обратно, по существенно более высоким ценам, таким образом, основной налог на прибыль приходился именно на чукотские компании, а у них была значительная льгота. По закону 50% сэкономленных компаниями средств должны были идти на поддержку региона, по словам же Абрамовича, они вкладывали в Чукотку все 100% сэкономленных средств и даже больше. Указывается, что за период с 2001 по 2003 год «Сибнефть» сэкономила на Чукотке $1 млрд налогов, и, по утверждению людей Абрамовича, все они ушли на развитие региона, вкупе еще с $300 млн, полученными от подоходных налогов и из личных средств губернатора. Кстати говоря, изначально планировалось потратить гораздо меньше.

Используя схему налоговой оптимизации, на тот момент вполне распространенную (в частности, практикуемую и ЮКОСом), Абрамович навлек на себя гнев многих финансовых высших чинов, считающих, что все надо было платить в бюджет и уже через него проводить свои социальные программы. Правда, как надолго бы затянулась по времени и сократилась в деньгах программа развития региона, они не сообщали. Таким образом, Абрамович своими методами налоговой оптимизации поступил как хороший губернатор, но как непатриотичный налогоплательщик. То, что все было сделано в рамках существующего тогда законодательства, в расчет чиновниками не принималось, а утверждалось, что он сам должен был проявить сознательность и понимать, что не следовало таким образом уклоняться от уплаты налогов в федеральный бюджет.

…в бизнесе выбор всегда должен быть в пользу конкретного реального проекта, а не абстрактных идей и понятий.

Подозревая, что на Чукотке не все так чисто, в 2003 году Сергей Степашин, глава Счетной палаты, начал там широкомасштабную проверку. Проверяли все долго, тщательно и с усердием, и через некоторое время были оглашены результаты проверки. Они оказались настолько нелепы, что Степашин даже не явился на их оглашение, не говоря уж о самом Абрамовиче, проигнорировавшем данное действо. Итак, в схеме «оптимизации налогов», созданной на Чукотке, ничего незаконного не нашли. Все списали на несовершенство налогового законодательства. Учитывая, что это заявление прозвучало примерно в то же время, когда за подобные деяния осудили топ-менеджеров ЮКОСа, выглядело все весьма странно. Однако «настоящие» нарушения Счетная палата все же обнаружила, а именно нашла нецелевое расходование бюджетных средств в особо крупных размерах, и Абрамовичу «светило» по этой статье лет пять. Нецелевое расходование было замечено в перерасходе средств из Дорожного фонда, которые были связаны с необходимостью оплатить работы за 2002 год. То есть деньги, как и положено, пошли на строительство дорог, но на бумаге получалось, что за 2003 год был перерасход. А «главным» достижением кропотливой работы Счетной палаты на Чукотке было выявление перерасхода средств, направленных на дополнительные надбавки и доплаты учителям и врачам, — 132 млн рублей. Тем, что Степашин признал нецелевым использованием надбавки соцработникам, он просто вызвал раздражение и смех. Подобная проверка лишь усилила веру в то, что чиновники работают крайне неэффективно, а чаще попросту мешают полноценно развиваться и спокойно жить. Вполне возможно, что на Чукотке и можно было накопать компромат на Абрамовича, но у нас в стране было и есть крайне много других проблемных регионов, где хищения очевидны. Поэтому совершенно непонятно, зачем было трогать Чукотку, на которой только начала налаживаться нормальная жизнь. Видимо, дело не в последнюю очередь было связано и с личным отношением Степашина к Роману Аркадьевичу, хотя он не мог не знать о серьезной поддержке Абрамовича в Кремле. Поэтому к чему был весь этот цирк, неясно, а деньги налогоплательщиков в очередной раз были потрачены впустую. Было и еще кое-что. По результатам проверки Чукотский АО был объявлен банкротом, долги его превышали собственные доходы в 2,4 раза. Но долги ведь достались в наследство Абрамовичу от прежних руководителей, и в 2001 году финансовое положение на Чукотке было гораздо хуже по сравнению с 2003 годом, но об этом как-то умолчали.

«Он хороший парень, но ему не стоит продолжать занимать пост губернатора Чукотки. Не надо ставить эксперименты над регионом и людьми», — именно так прокомментировал результаты проверки Сергей Степашин. Многие тогда высказывали предположение, что эти проклятия в адрес Абрамовича сыпались со стороны Степашина потому, что в свое время, когда он был премьером, ему не дали сформировать свой кабинет министров, так как все должны были пройти собеседование у Абрамовича. Корень зла скорее в этом, а не в заботе Степашина о народе. Вскоре, возможно, что и с подачи Степашина, дотирование округа было урезано. Как обычно, инициатива оказалась наказуема, и лучше было ничего не делать и оставить Чукотку в том виде, в котором она находилась, чем пытаться что-то там налаживать. Неудивительно, что жители Чукотки после проверок Счетной палаты стали цепляться за своего губернатора еще сильнее, никто из них не хотел вновь остаться без денег, света и тепла.

…Степашин последователен: все, за что он берется, он уничтожает, разрушает и доводит до состояния хаоса. Так было и при вводе войск в Чечню; и в захваченном террористами Буденновске; так было в 1999 году, когда по причине его трусости Россия едва не лишилась в одночасье Дагестана и Кавказа. И еще неизвестно, в какой бы мы сейчас жили стране, если бы его не отодвинули от власти. Но с Абра мо ви чем у него получился облом. Это достижение Романа.

К концу первого срока губернаторства у Абрамовича в связи с Чукоткой возникла крайне противоречивая ситуация. Как бизнесмен, он разочаровался в своем проекте, признавая, что ему не удалось решить до конца ни одной поставленной задачи, а расписанные изначально сроки оказались непродуманными и нереализуемыми, и вообще все оказалось сложнее.

Никто из команды Абрамовича не хотел тогда продолжать проект «Чукотка». Вот что говорил по этому поводу член его команды, работающей на Чукотке: «Все уже устали от этого проекта, да и сам он устал.

Не получилось сломать потребительскую психологию чукчей, никому не нужен этот северный завоз, ехать на Чукотку и тем более работать там никто не хочет, какие бы зарплаты ни были, нефти там не нашли, в общем, смысла тратить силы больше нет». Конечно, Роман Аркадьевич говорил в кругу близких, что уж очень планка была задана высокая, никто до него не делал столько для этого края. Также Абрамович признал, что претворению в жизнь всех планов относительно Чукотки помешали неучтенные заранее факторы — пьянство, невежество, воровство и пофигизм местных жителей. За первый губернаторский срок в Чукотку было вложено более миллиарда долларов, множество сил и времени, а отдачи по меркам Абрамовича было недостаточно. С другой стороны, он понимал, что нужен этой земле, и хоть не все задуманное осуществилось, на тот момент не было ни одного человека, который лучше бы знал все нужды края и пути их решения. С третьей стороны, была еще и федеральная власть, преимущественно в лице президента Путина, которая не хотела оставлять Чукотку без Абрамовича: при его губернаторстве регион невиданно преобразился, уровень заявлен высокий, а как его поддерживать, не предложено. Ибо Абрамович не успел воспитать на Чукотке преемника, а члены его команды уехали бы сразу после сложения им своих полномочий. Для них это всего лишь работа, и всех их ждут семьи. Логичным завершением всей этой истории было продление губернаторских полномочий Абрамовича, хотя он сам был категорически против и не раз это повторял: «Прежде всего, это слишком дорого, даже для меня. Во-вторых, эта работа мне уже не так интересна, как раньше. И у меня еще есть семья и дети, о которых мне нужно заботиться». Однако желание Абрамовича устраниться от проекта не встретило тогда поддержки в Кремле, и Абрамовичу еще предстояло многое сделать, чтобы его освободили от этого благотворительного проекта. «Раз уж начал, надо до какого-то момента доделать, — объяснял Роман Аркадьевич, почему остался на Чукотке. — Сейчас уже не так тяжело, вначале было трудно, ничего не клеилось, за что ни возьмешься, ничего не клеилось. За что ни возьмешься, все разрушено».

…надо уметь смиряться с обстоятельствами, видя конечную цель.

Одним словом, чукотские депутаты проголосовали за выдвинутую Кремлем кандидатуру на пост губернатора единогласно, после чего телеграммы с поздравлениями Абрамовичу прислали президент Владимир Путин и председатель Счетной палаты Сергей Степашин. На следующий день российские газеты вышли с заголовками вроде: «Он поступил с Чукоткой как порядочный человек». Абрамович со своим губернаторством попал в своеобразную ловушку: его там уже ничего не держало, но пришлось работать и дальше. «Абрамович с Чукоткой всерьез и надолго» — так утверждалось на его агитационных плакатах во время выборов в депутаты ГД в 2000 году. Знал бы он, насколько пророческими окажутся эти заявления... В том же 2005 году на сайте chukotken.ru был проведен опрос, где задавался всего один вопрос: «Кто для вас Абрамович?» Вторым по популярности после ответа «губернатор» (29,3%) стал ответ «бог» (19,6%). Не случайно в краеведческом музее Анадыря хранится моржовый клык с изображением Абрамовича в окружении чукчей. До него такой чести удостаивался только Ленин, который изображен в такой же мизансцене на другом клыке. Вообще же феномен Абрамовича и раньше менял многие представления, взгляды и тенденции в разных областях. С его приходом и работой в качестве губернатора в России изменились и взгляды на то, как надо руководить регионами.

Возможно, даже стало казаться, что лучший губернатор — это богатый успешный бизнесмен, ведь он уже смог достичь высот в бизнесе, а значит — грамотный управленец. Скорее всего, не будет воровать, а может, даже и часть собственных средств вложит в регион. Собственно, кроме Абрамовича, можно привести всего несколько примеров, когда выборы на второй губернаторский срок не вызывали сложностей, обычно губернаторам крайне трудно переизбраться. За богатых претендентов стали голосовать даже те, кто не прочь разоблачить «грабителей России». Однако дальнейшая судьба Чукотки и ее выживание при отсутствии денег Абрамовича, возможно, сменит обозначенную тенденцию. Главный денежный ручеек в бюджет Чукотки все более истощался: сначала в 2003 году отменили налоговые льготы, которые тратились на социальные объекты, затем была прекращена деятельность «Сибнефти», проданной «Газпрому», и налоговых поступлений от этой компании в регион больше не стало. Поговаривают, что Абрамович пошел на второй губернаторский срок только при условии, что увеличится господдержка региона, ведь он и так вкладывал в развитие региона немалые собственные средства, но полностью финансировать его был не готов. Государство действительно стало выделять на Чукотку денег больше обычного, однако их все равно было недостаточно для поддержания заявленного, хотя и достаточно скромного уровня жизни. Условия в крае таковы, что для поддержания элементарного жизнеобеспечения требуется много денег. О дальнейшем интенсивном развитии региона с таким финансированием вообще говорить не приходилось. Абрамович все больше тяготился своим губернаторством, несколько раз подавал прошения о досрочном снятии с себя полномочий, но ему всякий раз отказывали.

…уходить нужно не тогда, когда хочешь, а когда можешь.

Наверное, в свете всего изложенного было логичным то, что предложил Абрамович далее. Он предложил ускорить программу переселения жителей на материк. Предлагалось оставить лишь коренных жителей Чукотки, не мыслящих своей жизни без этого края, где прожили жизнь несколько поколений их предков, а также тех, кто действительно хотел остаться на Чукотке, обслуживать туристов или работать на пищевых предприятиях.

Так выглядели планы превращения Чукотки в Национальный парк. Тысяч на тридцать жителей хватило бы федеральных поступлений и доходов от туризма, большее количество людей Чукотке пока не требовалось. Предложение Абрамовича по интенсивному переселению жителей Чукотки вызвало бурю негодования в федеральном центре, даже на самом верху, на губернатора посыпались обвинения в том, что он просто хочет избавиться от своих подопечных, причем грубейшим способом. Ему предложили поискать другие пути развития региона. Возможно, сработал еще один момент: Аляска, считающаяся своего рода родственницей Чукотки, представляет собой процветающий край, и было бы крайне желательно показать, что мы тоже можем так, как Америка, превратить вечную мерзлоту в комфортное место. Однако между нами есть разница: на Аляске найдена большая нефть, причем доходы от ее продажи на 90% остаются в штате, а на Чукотке пока нет ни нефти, ни административного ресурса в виде нужных законов и участия государства. Переселение народа на материк, конечно, продолжилось, но переселяли в основном лишь инвалидов и стариков, которым в суровом климате жить крайне тяжело. Всю организацию переезда брало на себя правительство Чукотки: за счет бюджета покупались квартиры в Воронеже, Курске, Омске и Калининграде, оплачивался билет и контейнер, а на материке переселенным назначались дополнительные выплаты для обустройства на новом месте. Удивительный факт, но многие из тех, кто переехал, начинали высказывать свои многочисленные претензии властям Чукотки — то им квартира новая не нравилась, то скучно на новом месте. Быстро же люди привыкли к хорошему, уже забыли, как они жили еще совсем недавно! Абрамович и это терпел, продолжая выполнять свою миссию в регионе.

…бессмысленно ждать благодарности от людей.

За семь лет губернаторства Абрамовича в Чукотку было вложено около $2,5 млрд. Несомненно, какая-то часть инфраструктуры была заложена, и ожидается, что она начнет приносить дивиденды в 2009 году, но этого будет недостаточно. К концу своего срока Абрамович выдвинул новый сценарий дальнейшего развития Чукотки: по расчетам администрации, вложив в Чукотку 106 млрд рублей (на тот момент около $5 млрд), можно сотворить в регионе экономическое чудо.

Случится оно за счет освоения и разработки месторождений золота, серебра, угля, нефти и газа. Однако без большого предварительного вложения средств в инфраструктуру Чукотки трудно обеспечить «предпродажную подготовку» месторождений. Ведь для того чтобы заинтересовать бизнесменов и заставить их принести свои деньги на Чукотку, для того чтобы они боролись за право проводить там геологоразведку и искать новые месторождения, государством должны быть предоставлены хорошие условия работы. В первую очередь это нормальные дороги, авиасообщение, энергетика, связь, жилая инфраструктура. Абрамович работал все годы своего губернаторства именно в этом направлении, и начало было положено. Но нужно было расширять и углублять задел, и однажды он понял, что без серьезной господдержки не обойтись. Тогдашнему российскому премьер-министру Михаилу Фрадкову в целом этот план понравился, однако он намекнул, что денег на него правительство не даст и для построения нужной инфраструктуры надо искать частных инвесторов. «Настраивайте коллектив, Роман Аркадьевич», — заявил премьер-министр на встрече, на что губернатор лишь промолчал, ему нечего было сказать.

К июлю 2008 года для Абрамовича сложилась благоприятная ситуация. Президент сменился, а с новым его связывало не столь многое, как с прежним. Кроме того, сборная России по футболу, которую спонсировал Абрамович, вышла в полуфинал чемпионата Европы, что было для России невообразимым прорывом. Воспользовавшись моментом, когда все находились в состоянии эйфории от футбольных побед, Роман Аркадьевич подал очередное прошение освободить его от занимаемой должности, и президент Дмитрий Медведев его подписал. Так вновь проявилась удивительная способность Абрамовича использовать обстоятельства в свою пользу. Впоследствии Роман Аркадьевич говорил, что недоволен своей работой на Чукотке, так как сделать можно было гораздо больше, а также считал провалом то, что ему не удалось убедить чукчей верить в себя. Они верили лишь в Абрамовича. Однако высшее руководство страны, напротив, результатами работы губернатора Абрамовича было довольно, он даже удостаивался многочисленных похвал относительно своей работы, проделанной на Чукотке. Еще бы, цифры были впечатляющими: за семь лет губернаторства валовой региональный продукт увеличился в три с половиной раза, средняя зарплата в регионе достигла 36 355 рублей, а пенсия — 7577 рублей, то есть совокупные доходы населения выросли в четыре раза. За время губернаторства Абрамовича количество безработных в округе снизилось вдвое. Доходы чукотского бюджета выросли в 7,3 раза, достигнув 12,2 млрд рублей, при этом рост преступлений сократился более чем на треть, количество сдаваемого жилья выросло в восемь раз. Интересно, что проводившаяся в 2007 году налоговая амнистия вывела Чукотку на второе место в России по легализованным доходам с суммой в 4,35 млрд рублей (больше только в Москве, но с немалым отрывом — 16,3 млрд легализованных рублей). Разумеется, во многом это произошло стараниями Абрамовича и его команды, но ведь налоги с этих доходов остались в чукотском бюджете. В 2001 году Роман Абрамович даже ввел пятилетний мораторий на забой оленей, вследствие чего к 2007 году их поголовье выросло на 64% — с 99 тыс. до 162 тыс. Есть, конечно, еще один результат, неочевидный, — это несколько десятков тысяч преданных ему людей, поверивших в него. Как сказал один из жителей, «подсевших на Абрамовича». Вот как о причинах этой преданности говорит депутат Думы Чукотского автономного округа Галина Степанова: «Сейчас он уже, конечно, другой человек, он и говорит по-другому, и, наверное, воспринимает все происходящее на Чукотке не так остро, как в первые годы. Он часто проводит у нас праздники, фестивали. Вся Чукотка болеет за “Челси”, а для самых талантливых детей из спортивных секций Роман Аркадьевич организует рейсы в Англию: они проводят там неделю, общаются с игроками “Челси”. Он бывает у нас так часто, как того требует необходимость: какие-то вопросы он ведь может решить и из Москвы. Приезжает всегда вовремя, он очень пунктуальный. Часто пешком ходит по улицам, заходит в магазины, в квартиры местных жителей. Его все приглашают, угощают, и он никогда не отказывается. Он может на улице подойти к простому жителю, спросить: “Как настроение, какие проблемы?” Очень любит общаться с детьми. И охраны я тут вокруг него никогда не видела. Не знаю, как он ходит там у вас, в Москве, — у нас он ходит просто с представителем руководства города. Вообще такого ажиотажа, который проявляют к Роману Аркадьевичу, скажем так, центральные районы страны, у нас на Чукотке нет. Он идет себе по улице, все с ним здороваются, улыбаются, спрашивают: “Роман Аркадьевич, что у нас новенького?” Он отвечает и всегда улыбается в ответ, он вообще часто улыбается, и улыбка ему к лицу».

Что правда, то правда, стоит лишь посмотреть на обложку этой книги.

…выходить из проекта надо красиво, расплачиваясь по всем счетам.

После принятия новым президентом России Дмитрием Медведевым досрочной отставки Абрамовича Дума и многие жители Чукотки впали в некоторый анабиоз. Они не понимали, как будут жить без Романа Аркадьевича. Многие, говорят, плакали, в некоторых поселках началась паника, и люди стали скупать в местных магазинах продукты питания, ведь регулярное снабжение полуострова продуктами — заслуга Абрамовича. На форумах Чукотки можно было встретить подобные записи: «Главное, чтобы Чукотка не вернулась обратно туда, где была восемь лет назад», «Большего, наверное, чем Роман и его команда, для нас никогда и никто не делал. Надо помнить, развивать, приумножать», «Очень и очень жаль, что Роман Аркадьевич ушел. Никто не знает, что будет дальше, но огромнейшее спасибо. Он навсегда вошел в историю ЧАО». Спустя непродолжительное время жители и депутаты Чукотской Думы написали Абрамовичу петицию, в которой просили его вернуться в регион хотя бы в статусе председателя Думы. «Мы понимаем, что Вы не имеете возможности постоянно присутствовать в округе, однако должность председателя Думы этого и не требует», — указывалось в прошении. Абрамович подумал и вернулся. В конце концов, ответственный за округ уже назначен, а если жителям Чукотки станет легче оттого, что Абрамович будет там председателем Думы, то он не против. Согласившись на эту должность, Абрамович, как всегда, остался в выигрыше. Во-первых, его перестали считать человеком, бросившим чукчей на произвол судьбы. Во-вторых, имея официальную должность в России, он как бы находится в стране и не считается эмигрантом. Жители Чукотки предложили назвать в честь бывшего губернатора Абрамовича улицу или даже город. Всех бы губернаторов так провожали. Ведь после Романа Аркадьевича на Чукотке остались и хорошие новые дома, и инфраструктура, и дороги, и современные школы с больницами, и даже какие-то соображения, как можно самим зарабатывать деньги и жить дальше. Значительная часть российских регионов не имеет и этой необходимой малости.

…не ищи славы, она сама тебя найдет.

Новый губернатор Чукотки Роман Копин, назначенный после принятия досрочной отставки Романа Абрамовича в июле 2008 года, ранее руководил отдельным районом Чукотки, как говорится, прошел хорошую обкатку на местах. Однако работать ему придется в совершенно иных условиях, связанных со значительным урезанием финансовых средств, а также с обязанностью исполнять разработанные амбициозные планы развития региона, для исполнения которых требуется найти инвесторов, желающих вложить в край немыслимые средства. Хотя Абрамович пообещал и впредь финансировать Чукотку, вряд ли это будут прежние суммы. Новому главе региона явно придется несладко. И уже приходится. Просьба нового губернатора о выделении 140 млрд рублей на развитие региона вызвала негодование министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной, высказавшей пожелание обратиться к частному бизнесу с предложением оплатить бо ′ льшую часть инфраструктурных проектов ЧАО. Вообще же новое руководство настроено оптимистично, может быть, даже излишне. И не только потому, что Чукотка — непредсказуемый край и еще покажет свой характер, а просто самонадеянность чиновников может сыграть с ними злую шутку.

Но прежде всего потому, что жители Чукотки, познавшие при Абрамовиче хорошую жизнь, кажется, не научились серьезно трудиться. Они, как и раньше, ловят рыбу, охотятся на китов и пасут оленей. Но даже строить дома, не говоря уже о более серьезных вещах, приходилось приглашать иностранцев, так как жители Чукотки не умеют работать так, как иностранные специалисты. И не нужны им золото, нефть и газ — они хотят просто жить в тепле, сытости и комфорте и считают, что о том, как всем этим можно их обеспечить, пусть думает губернатор. Что представляют собой коренные жители Чукотки, иллюстрирует следующий эпизод: однажды одного чукчу взяли работать на бензоколонку, он два дня поработал, а на третий ушел смотреть на залив.

…чтобы оказаться в рядах сильных мира сего, вас не должны пугать ни огромный объем работы, ни то, что результат зачастую непредсказуем.


Комментарии
Профиль пользователя