Коротко


Подробно

Гергиев узел

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 48

В Санкт-Петербурге на этой неделе объявят конкурс, который позволит Валерию Гергиеву пролоббировать третий по счету архитектурный вариант новой сцены Мариинского театра. О финишной кривой театрального долгостроя — корреспондент "Власти" Анна Пушкарская.


Строительство Мариинки-2 последние полгода ведется как в сказке о голом короле. Именно ее напоминает речь премьер-министра Владимира Путина, произнесенная им 29 мая на совещании в Ново-Огареве. "К концу этого года должно быть завершено строительство подземной части театра. Однако архитектурное решение внешнего вида нового здания все еще не определено",— обнаружил глава правительства спустя девять лет после того, как по его инициативе стартовал этот скандальный долгострой.

Идеей реконструкции исторического здания Мариинки и ее экспансии за Крюков канал Валерий Гергиев впервые поделился с Борисом Ельциным в 1997 году. Но договориться об этом Валерию Гергиеву удалось лишь с и. о. президента Владимиром Путиным, посетившим в 2000 году вместе с Тони Блэром мировую премьеру оперы "Война и мир". Владимир Путин придал задаче государственный масштаб, и проект, разработанный петербургской администрацией, перекочевал в руки федеральных чиновников.

Первый тендер "на выполнение архитектурно-градостроительной и финансово-экономической концепции" развития Мариинского театра был проведен Госстроем России в конце 2001 года. Победу разделили петербургский архитектор Олег Романов при поддержке консорциума "Российская финансовая коллегия" и американец Эрик Оуэн Мосс в тандеме с девелоперской группой Samitaur Smith из Лос-Анджелеса. Впрочем, они были единственными допущенными к конкурсу участниками.

Имеющаяся в распоряжении "Власти" стенограмма официального обсуждения этих проектов свидетельствует о том, что, сделав ставку на деконструктивиста Мосса, Валерий Гергиев самого себя представлял в роли "того человека в Бильбао, который добился поворота общественного мнения в нужную сторону и принес городу миллиарды долларов". "В проекте Мосса мне нравится как раз то, что он раздражает, будоражит. Не вина Мосса, что он живет в Америке, а не в Санкт-Петербурге и наших правил не знает. Архитектура у него все равно отличная",— держал удар маэстро, когда бывшие союзники из петербургской администрации возмущались несанкционированными стеклянными "мешками с мусором". "Нужен смелый шаг. Регламенты — это собрание тормозящих факторов, которые нужно преодолеть",— парировал худрук Мариинки, призывая "радикальными жестами привлекать к себе внимание". Дискуссия завершилась победой Смольного: было решено организовать правильный архитектурный конкурс, где Эрику Моссу предложили еще раз доказать жизнеспособность своего проекта. "Кто втянул Мосса в нелепейшую историю — проектирование без задания театра при уверенности, что его на руках принесут в Питер,— теперь прояснится только в мемуарах",— признавался главный архитектор города Олег Харченко.

Следующий конкурс формально стартовал в июне 2002 года, когда правительство РФ решило обойтись без инвесторов и построить новое здание театра за государственный счет. В эйфории подготовки к празднованию 300-летия Петербурга разрешили снести целый квартал: ради архитектурного и театрального прорыва не пожалели Дворец культуры имени Первой пятилетки и фрагмент Литовского рынка Джакомо Кваренги. На реализацию проекта было выделено $120 млн (итоговая стоимость проекта, по данным Счетной палаты, окажется как минимум в шесть раз выше).

Второй по счету конкурс был проведен безупречно, в полном соответствии с международными стандартами и общественными настроениями. Конкуренцию Моссу с его новой версией стеклянных мешков составили пятеро знаменитых иностранцев — Ханс Холляйн (Австрия), Эрик ван Эгераат (Нидерланды), Доминик Перро (Франция), Арата Изодзаки (Япония), Марио Ботта (Швейцария) и пять российских команд — Андрей Боков в паре с Олегом Романовым, Юрий Земцов с Михаилом Кондиайном, Сергей Киселев, Александр Скокан и Марк Рейнберг с Андреем Шаровым. Не менее радикальные, чем у Мосса, проекты были выставлены на публичное обозрение до подведения итогов и особого возмущения не вызвали. "Газпром" еще не разбудил своим небоскребом защитников исторического центра — будь Мариинка-2 построена в срок (к 2006 году), не исключено, что до скандала с "Охта-центром" и нависшей над Стрелкой Васильевского острова новой Биржей дело бы вообще не дошло. Сам Гергиев в работе жюри практически не участвовал, передав свои полномочия сотрудникам театра.

Для победившего в конкурсе Доминика Перро это, возможно, было плохим знаком. Уже после подведения итогов стало известно, что "Золотой купол" не понравился Владимиру Путину, а его неуклонно возраставшая стоимость — министру экономразвития Герману Грефу. К тому же осваивать выделенные на проект средства доверили не театру, а чиновникам Минкультуры. В связи с этим Валерий Гергиев не только потерял интерес к затеянной им стройке, но, по его собственному признанию, "стал обращать внимание Грефа на то, что Перро пошел на недопустимые изменения проекта". В 2007 году французу указали на 400 ошибок в проектной документации, а затем и на дверь. Осенью 2008 года, закопав более 8 млрд рублей в спроектированное Домиником Перро подземелье (равное по размеру двум станциям метро), заказчики неожиданно объявили об отказе от ключевого элемента проекта — идеи купола. "Платье императрицы", как называл свое творение опальный француз, министр культуры Александр Авдеев и маэстро Валерий Гергиев дружно сдали в утиль, сославшись на то, что оно сшито не для северной погоды и вышло из питерской градостроительной моды.

К этому моменту в портфеле Минкульта уже находилось с десяток "вариантов альтернативного решения фасада при сохранении бетонного каркаса", собранных в обстановке строгой секретности. Свои макеты прямоугольных коробок представили французская компания RFR (построившая стеклянные пирамиды у Лувра по проекту Йо Мин Пея), немецкое бюро Braun & Schlockermann-Arcadis (тоже специализирующееся на реконструкции исторических зданий), а также четыре ничем не примечательных петербургских архитектора Эдуард Мирер, Александр Миров, Сергей Юшканцев и Андрей Малышев.

Однако выбор альтернативного проекта, результаты которого Авдеев обещал обнародовать в конце прошлого года, неожиданно затянулся. Месяц назад Госдума срочно приняла поправку в федеральный закон о госзаказе (94-ФЗ), позволяющую правительству РФ волевым решением утверждать понравившийся ему проект. Ожидалось, что исполнителем второй сцены Мариинки Владимир Путин по просьбе Валерия Гергиева назначит канадское бюро Diamond & Schmitt Architects, привлеченное им к проекту осенью 2008 года. Однако в мае этого года премьер распорядился провести открытый конкурс, пустив развязку истории с Эриком Моссом по второму кругу. Правда, теперь маэстро не устает повторять, что не желает иметь дело с архитекторами, "которые не знают, как строить оперный театр". Этим знанием на сегодняшний день обладают всего три потенциальных участника конкурса: новые фавориты Гергиева Джек Даймонд и Дональд Шмит (авторы Дома оперы в Торонто), представитель Всероссийского общества охраны памятников москвич Алексей Денисов (спроектировавший музыкальный театр в Астрахани) и петербургская компания "НЕВИСС-Комплекс" (построившая для Мариинского театра концертный зал). Однако, несмотря на то что двое последних предложили проекты помпезных неоклассических зданий в "петербургском стиле", вполне подходящих для "императорского театра", который хочет построить министр культуры Александр Авдеев, шансы на их реализацию опрошенные "Властью" эксперты оценивают как нулевые.

Чиновники утверждают, что тендер будет проведен по схеме, уже опробованной для реконструкции ГМИИ имени Пушкина в Москве. В нем соревновались не проекты, а подрядчики, и победила московская компания в тандеме с лордом Фостером (в качестве субподрядчика), чей проект до этого одобрил Дмитрий Медведев. Это означает, что в конкурсе по Мариинке-2 должны победить Джек Даймонд и Дональд Шмит. Однако неясно, согласятся ли российские власти заплатить за напоминающий торговый центр канадский проект запрошенную его авторами сумму 36 млн канадских долларов, учитывая, что Владимир Путин велел уложиться в первоначальную смету проекта (9,5 млрд рублей в ценах 2006 года). На прошлой неделе Валерий Гергиев лично представил прилетевших в Москву канадцев Александру Авдееву, а также министру финансов Алексею Кудрину и главе Сбербанка Герману Грефу. Так что у альтернативного конкурса теперь могут появиться и альтернативные источники финансирования.

Комментарии