Коротко

Новости

Подробно

Правительственный кортеж натолкнулся на караван

Владимира Путина позвали в экспедицию

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера глава правительства России Владимир Путин посетил с визитом Монголию. В ходе визита был подписан договор о развитии монгольских железных дорог на $7 млрд (см. стр. 1). Однако, как признался премьер специальному корреспонденту "Ъ" АНДРЕЮ Ъ-КОЛЕСНИКОВУ, сам он предпочел бы вернуться в Россию не на поезде и даже не на самолете, а верхом на лошади или верблюде, через Алтай и Калмыкию.


По всему пути следования из аэропорта в столицу Монголии Улан-Батор вдоль дороги кортеж Владимира Путина встречали стоявшие через каждые 200 м монгольские милиционеры в белых перчатках. Они замерли спиной к машине председателя правительства России, обратив лица к внешней угрозе.

И мне все-таки кажется, что не их имел в виду Владимир Путин, когда сказал своему коллеге, премьер-министру Монголии Санжийну Баяру (в переводе значит, конечно, "счастье") в начале переговоров в узком составе, что "в ходе движения из аэропорта" он, Владимир Путин, видел, как доброжелательно рядовые монголы реагировали на появление кортежа.

— С улыбками на устах,— пояснил Владимир Путин.

Может и монгольские милиционеры тоже реагировали с улыбкой на устах, этого нельзя исключить, но все же их работа — рассмотреть в придорожных песках угрозу для кортежа — вряд ли способна была вызвать такую улыбку. Конечно, и подмосковные дороги во время следования такого рода кортежей оцеплены как-то так же, но там амбиции наших милиционеров хотя бы скрыты в лесополосах. Здесь монголы, рассыпанные веером вдоль дороги, были видны как на ладони и вызывали у проезжавших по ней чувство такой же защищенности, какое вызывали примерно такие же монголы у более или менее таких же россиян во времена, когда подобная забота о безопасности окружающих высокопарно называлась монгольским игом.

Переговоры Владимира Путина с премьер-министром Монголии, который говорит по-русски точно не хуже своего президента, который, в свою очередь, говорит на русском точно не хуже подавляющего большинства россиян, закончились подписанием нескольких документов. Глава ОАО РЖД Владимир Якунин и его монгольский коллега подписали документ о развитии монгольских железных дорог вплоть до главного угольного месторождения Монголии. Стоимость проекта, по мнению Владимира Якунина, $7 млрд (в эти деньги входит стоимость лицензии на разработку месторождений: монголы участвуют лицензиями на них, ОАО РЖД — затратами, которые эквивалентны стоимости лицензий).

Подписание документов проходило в напряженной обстановке, которая диктовалась убранством зала. Дело в том, что документы подписывались на фоне нескольких многометровых пик с трезубцами, на которые были нанизаны поседевшие от времени, а то и от употребления скальпы на богатых, расшитых золотом шлемах. Было такое впечатление, что пострадали те, кто слишком настаивал на своих вариантах соглашений.

Через четверть часа Владимира Путина на пятом этаже президентского дворца принимал президент Монголии Намбарын Энхбаяр (в переводе, разумеется, "великое счастье"). Встреча проходила в юрте, выставленной посреди просторного мраморного зала.

Это была полноценная юрта: внутри стояли какие-то жбаны, плошки, висели балалайки... Презентационный характер юрты выдавала парадная люстра из хрусталя (как будто только что из Большого Кремлевского дворца) и огромный портрет Чингисхана точно в таком же кресле, в каком сидели российский премьер и монгольский президент.

Особенность текущего политического момента состояла при этом в том, что президент Монголии присел в свое кресло как будто на секундочку — на самый его краешек, а Владимир Путин расположился в нем в точности как Чингисхан на картине — усевшись глубоко, прочно, расставив ноги и величественно положив руки на подлокотники.

При этом Владимир Путин большую часть времени был так же многозначительно молчалив, как Чингисхан на картине. Зато очень много говорил президент Монголии. Кроме всего прочего он предложил увеличить число контрольно-пропускных пунктов на границе России и Монголии, чтобы "граждане наших стран могли свободно пересекать границу".

Надо понимать, что "свободно" в этой ситуации означает "без очередей".

На улице Владимира Путина уже давно ждал караван во главе с путешественником Федором Конюховым, который готовился к старту экспедиции "Великий шелковый путь" — из Монголии через Алтай в Калмыкию.

Федор Конюхов предложил российскому премьеру присоединиться к экспедиции и пообещал найти ему лучшего верблюда или лошадь — на усмотрение господина Путина. Владимир Путин предложением Федора Конюхова между тем заинтересовался.

— Я семнадцать раз Атлантический океан переплывал,— неожиданно сказал господин Конюхов.

Он, может, и переплывал его столько раз для того, чтобы сейчас сказать об этом.

— Семнадцать?! — недоверчиво переспросил господин Путин.

— И шесть раз вокруг света,— добавил Федор Конюхов.— В целом расстояние как до Луны получилось.

— В одиночку? — еще недоверчивее переспросил премьер.

— Конечно,— глядя прямо в глаза премьеру, ответил путешественник.

— Сам себе аппендицит вырезал,— сообщил президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов с такой гордостью, словно это он, а не Федор Конюхов сам себе аппендицит вырезал.

— Монголия,— в заключение сказал Федор Конюхов Владимиру Путину и премьер-министру Монголии,— очень похожа на Россию.

— Чем же? — заинтересовался господин Путин.

Действительно, проще, мне кажется, было найти отличия, чем сходство.

— Своими просторами,— поделился наблюдением Федор Конюхов,— и гостеприимством. Здесь проходишь в юрту безо всяких ключей — их просто нет.

Интересно, как удается Федору Конюхову проходить без ключей в квартиры россиян.

Впрочем, это, похоже, его главный секрет.

Вечером, перед отлетом в Москву я спросил у Владимира Путина, действительно ли он собирается присоединиться к экспедиции Федора Конюхова "Великий шелковый путь", в чем теперь убежден, собственно говоря, сам Федор Конюхов.

— Имеющиеся у меня вьючные средства передвижения (имелось в виду, очевидно, лошадка Вадик.— А. К.) вряд ли выдержат такую нагрузку,— пояснил премьер.— Но на самом деле мне было бы интересно. Я говорю об этом серьезно.

— Тем более что он приглашает сделать это на Алтае, там можно совместить приятное с полезным,— предположил я (на Алтае находится одна из государственных резиденций, где не один раз отдыхал господин Путин.— А. К.).

— Можно на Алтае, можно в другом месте,— пожал плечами премьер.— Там сколько вся дорога? Всего шесть тысяч километров?

— По сравнению с тем, сколько мы пролетели за последние три дня, такая ерунда.

— Именно по сравнению с тем, сколько пролетели. А вот если на лошади проскакать... — вздохнул Владимир Путин.

А еще на верблюде можно. Как раз к следующим выборам и вернется.


Комментарии
Профиль пользователя