Коротко

Новости

Подробно

Новая постановка Большого

Театр обещают открыть в 2011 году, а пока он постоит на сваях

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Проект архитектура

Как сообщал "Ъ" (см. номер от 30 апреля), в Большом театре прошел брифинг, посвященный реконструкции основного здания театра. Теперешний руководитель ФГУ "Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации" Яков Саркисов пообещал в своем вступительном слове "прорвать жуткую завесу мрака и загадочности", окружающую главную театральную стройплощадку страны. Прорыв оценивал СЕРГЕЙ Ъ-ХОДНЕВ.


Перед брифингом прессу провели по стройплощадке — впервые с февраля 2008 года, когда журналистов уверяли, что историческое здание откроется уже осенью 2009 года. С тех пор дата открытия ощутимо подвинулась, теперь инаугурационная премьера назначена на 2 октября 2011 года. Впрочем, что там дата: нынче и министр культуры другой, и руководитель вышеупомянутой дирекции (то есть официального заказчика, а заодно верховного организатора работ и раздавателя государственных денег) другой, и часть подрядчиков сменилась, и главный архитектор проекта отстранен (об этом "Ъ" сообщал 11 марта). Несколько месяцев отчетного периода на стройке вообще ничего не происходило. Сейчас происходит. Все здание Бове--Кавоса сейчас, грубо говоря, стоит на сваях, забитых на 26-метровую глубину до известняковой скалы. Сначала сваи забили, точнее, задавили, а теперь отрыли все пространство до скального основания, отлили 80% новой фундаментной плиты и теперь будут возводить между плитой и историческим зданием шесть подземных этажей, постепенно срезая пресловутые сваи. Зрелище этого процесса не то чтобы радикально отличается от подземелий строящегося, скажем, мегамолла, но это все-таки Большой театр, и тут даже два одиноких робота на гусеничном ходу, меланхолично ковыряющие под телекамеры известняк в самой глубине, кажутся статистами в большой высокохудожественной драме.

Хотя никакой драмы в житейском смысле, говорят нам, нет. Яков Саркисов, откликаясь на одну из прошлых публикаций, озаглавленную "Драма на Театральной площади", с сердцем сказал, что драма произошла не на площади, а в том роддоме, где журналист появился на свет: вот, кстати, прекрасный образчик того высокохудожественного стиля, в котором брифинг оказался выдержан. Сценическая часть еще не достроена, но подрядчиков по установке гидравлического сценического оборудования театр в мае-июне готов наконец-то пустить на площадку. А летом следующего года, может быть, удастся даже сдать помещающийся под Театральной площадью камерный зал театра.

Один любопытный нюанс заключается в том, что проекта интерьеров этого зала и примыкающих к нему подземных общественных пространств еще нет. Более того, неизвестно, кто его будет делать — может быть, некие итальянские дизайнеры, может быть, французские, может быть, отечественные, видимо, будет конкурс (закрытый, естественно). Хотя соответствующие расходы (сумма не названа) уже оценены и заложены в бюджет. Далее Яков Саркисов признался, что был вынужден "разодрать жуткий контракт" с фирмой Bosch Rexroth AG — подрядчиком по сценическому оборудованию. Контракт был на €190 млн, сумма, ничего не скажешь, внушительная. Теперь немцам предложено заниматься только гидравлическими механизмами, а по поводу всего остального оборудования (звукоусиление, светотехника и проч.) проводятся новые тендеры в намерении сэкономить и пустить сэкономленные деньги на некоторые вновь открывшиеся нужды.

И вообще. "Мы строим не то, что было утверждено в 2005 году",— сказал господин Саркисов, имея в виду утвержденный всеми инстанциями проект реконструкции. Только сейчас скорректированный жизнью проект будет вновь подан в Главгосэкспертизу на утверждение. Главный архитектор проекта в этой документации после ухода Никиты Шангина присутствует только формально (документация подписана руководством института "Курортпроект", занимавшегося проектированием с самого начала), фактически же лица, ответственного за художественную сторону проекта, нет. Если, конечно, не считать им, по предложению Якова Саркисова, Альберта Катериновича Кавоса, перестроившего в 1850-е сгоревший Большой театр Осипа Бове.

И ведь нужно же было пересматривать этот проект, нужно же было переделывать при участии опытных людей из близких к московскому правительству структур выстроенную вокруг Большого систему организации работ и распределения средств. Потому что все было устроено, и задумано, и профинансировано неправильно, вернее, не совсем правильно и не во всем так, как надо. Этими формулировками приходится вынужденно ограничиться, потому что конкретных примеров неправильности приведено почти не было. Господин Саркисов сказал: "Я своих не сдаю" — и примирительно добавил, что история всех рассудит, мол, что было, то было. Осудить, не дожидаясь приговора истории, он решился только намеченный в 2005 году график работ (как заведомо нереальный — три года, причем виноватым почему-то оказался Михаил Касьянов) и решение проектировщиков выстроить под театром шесть подземных уровней. А не два, которыми, по соображениям господина Саркисова, можно было бы и ограничиться,— на вопрос, отчего же тогда появились именно шесть этажей, руководитель "Дирекции..." немного туманно ответил, что в частном объекте это делалось бы с целью увеличить капитализацию.

Что касается финансовой стороны дела, то тут завеса загадочности уж точно только сгустилась. Обозначенный когда-то лимит в 15 млрд руб. превышен, ясно, что и планка в 21 млрд легко взята, а государство продолжает исправно выделять деньги, невзирая на кризисные обстоятельства. На прямой вопрос о том, сколько же всего денег будет потрачено на реконструкцию и реставрацию театра к моменту окончания работ, глава "Дирекции..." прямо ответил: "Много. Я считаю, незаслуженно много".


Комментарии
Профиль пользователя