Коротко

Новости

Подробно

Защищенные дышлом

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 24

8 мая российскому парламентскому иммунитету исполнилось 15 лет. Как показали прошедшие годы, российские парламентарии относятся к своему иммунитету так же трепетно, как и большинство зарубежных.


Принято считать, что истоки современной концепции парламентского иммунитета восходят к 1397 году, когда английский парламент принял билль, осуждающий расточительность короля Ричарда II. Инициатор принятия билля Томас Хэкси был арестован по приказу короля, предстал перед судом по обвинению в государственной измене и был приговорен к смертной казни. Лишь под давлением парламента смертный приговор не был приведен в исполнение, а король был вынужден простить Хэкси. Тогда же палата общин приняла особый билль, гарантировавший членам палаты свободу слова в ее стенах.

Позже, в 1689 году, этот принцип был закреплен в Билле о правах, который особо защищал любые дискуссии и выступления, а также действия членов парламента от какого бы то ни было вмешательства извне. Так сложился распространившийся позже на все бывшие британские колонии (включая США) принцип "парламентской привилегии", в соответствии с которым парламентарий не может быть привлечен к ответственности за сказанное в стенах парламента. Эту привилегию широко использовали британские и американские парламентарии в XIX веке: сводя счеты со своими врагами-непарламентариями, они использовали стены парламента для распространения слухов и обвинений, которые, будь они высказаны вне парламентских стен, стали бы поводом для уголовного преследования за клевету. "Парламентская привилегия", тем не менее, не распространяется на прочие действия парламентария. Он, как и любой другой человек, может быть арестован, подвергнут обыску и предан суду.

В 1789 году во Франции была принята иная модель парламентского иммунитета, совместившая принцип "парламентской привилегии" с принципом личной неприкосновенности депутата. Именно французская система и получила наибольшее распространение сначала в Европе, а потом и во всем мире. Чаще всего речь идет о том, что депутат не может быть арестован, подвергнут обыску, против него не может быть выдвинуто обвинение в совершении какого бы то ни было преступления, и любые действия в отношении депутата могут производиться лишь после получения согласия парламента.

Конечно, в каждой стране депутатский иммунитет имеет свои особенности. Так, в Ирландии отсутствует само понятие "лишение иммунитета": неприкосновенность парламентариев не может быть снята даже парламентом. Правда, действует эта неприкосновенность лишь в то время, когда парламентарий направляется в парламент, заседает в нем и возвращается из него. А итальянские парламентарии неприкосновенны во всех случаях, за исключением тех, когда они пойманы с поличным при совершении тяжкого преступления. Иммунитет, однако, может быть снят по представлению прокурора в ходе тайного голосования соответствующей палаты парламента.

Наиболее ограниченный иммунитет у парламентариев Бельгии. Здесь депутатская неприкосновенность касается лишь ареста и суда. Обыски, допросы и иные следственные действия могут производиться без предварительного разрешения парламента. Кроме того, даже такой ограниченный иммунитет действует лишь во время парламентских сессий (в большинстве стран иммунитет действует и во время каникул парламентариев).

Что же до практики, то самыми неприкасаемыми оказываются парламентарии Греции и Италии. К примеру, в Греции в период с 1993 по 1999 годы было подано 124 заявки на лишение неприкосновенности, и лишь две из них были удовлетворены парламентом. А в Италии за последние несколько лет ни одна подобная заявка не была удовлетворена. А в Германии, напротив, принципиальная позиция бундестага состоит в удовлетворении всех заявок на лишение депутатской неприкосновенности. Предполагается, что полиция и следствие не станут зря возбуждать производство, а сам депутат, как и любой другой человек, вполне может доказать свою невиновность в суде. Именно поэтому на Германию приходится наибольшее число громких случаев лишения неприкосновенности. К примеру, в июне 2003 года бундестаг лишил депутатской неприкосновенности бывшего вице-канцлера Германии Юргена Меллемана, обвиненного в коррупции (через пару дней Меллеман покончил жизнь самоубийством). А в марте 2009 года бундестаг лишил иммунитета одного из ключевых парламентариев Германии Йорга Таусса, которого уличили в передаче детской порнографии по мобильному телефону.

В России по принятому 15 лет назад закону "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы" депутаты и сенаторы не могут быть привлечены к уголовной и административной ответственности, а также задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, допросу или личному досмотру без предварительного согласия соответствующей палаты Федерального собрания. Решение о лишении неприкосновенности выносится по представлению генерального прокурора РФ.

Как показала практика, российские парламентарии, как и западные, крайне редко "сдают" своих коллег правоохранительным органам. Совет федерации вообще предпочитает действовать другими методами, и представление генпрокурора о лишении иммунитета рассматривалось верхней палатой парламента только один раз. А после проведенной в 2000 году реформы государственной власти, в результате которой губернаторов и спикеров законодательных собраний в Совете федерации сменили их назначаемые представители, описанная в законе процедура лишения иммунитета там не использовалась ни разу. Сенаторов, уже не являющихся "политическими тяжеловесами", стало проще лишить мандата через процедуру отзыва или "по собственному желанию".

Николай Зубов, Ольга Шкуренко


Комментарии
Профиль пользователя