Коротко

Новости

Подробно

Записки объединщиков

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 47

Рубрику ведет Анна Толстова

// КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Издательство "Эксмо" и фонд помощи хосписам "Вера" при деятельном участии Людмилы Улицкой выпустили сборник с затейливым названием "Книга, ради которой объединились писатели, объединить которых невозможно". Все средства, вырученные от продажи книги, будут направлены в поддержку российских хосписов.


Насчет объединить невозможно — это составители явно переборщили. В литературно-благотворительном проекте Людмилы Улицкой и Веры Миллионщиковой, директора Первого московского хосписа, 21 участник, все расположены строго по алфавиту, так вот если на пути от Акунина к Юзефовичу что-то и способно потрясти читателя, то это, конечно, убийственное однообразие текстов, которым по определению положено быть непохожими.

Будем считать, что все дело в установке на позитив, заявленной к тому же так топорно, словно готовили книгу не литературные люди, а телевизионщики. Оказывается, рассказ с хорошим финалом в современной русской литературе возможен всего в двух вариантах, условно мужском и женском. Женский — это Людмила Улицкая, Марина Москвина, Евгений Гришковец, Макс Фрай, Андрей Геласимов, Александр Хургин: хорошее борется с лучшим, персонаж тонет в сахарном сиропе, все маленькие люди с первых строк успевают с такой железобетонной прямотой намекнуть на свои большие чувства, что хоть сейчас переноси любого из них в сериал. У Геласимова и Москвиной все это, конечно, серьезно, а вот у Владимира Сорокина, тоже умудрившегося написать о хороших и лучших, наверное, все-таки стеб. Хотя в чем его изюминка, так до конца и неясно: ощущение такое, что антисоветский классик сделал свою миниатюру о косарях и девочке, заблудившейся в лесу, не на заказ, а на спор — без фирменных сорокинских штучек, в духе пародии на писателей-деревенщиков 1960-1970-х годов. Пародии не получилось, зато получился чистый Валентин Распутин — очень дидактический, грамотно живописный и совсем не смешной.

Мужская часть авторов пошла по другому пути и занялась воскрешением жанра пасхального рассказа, в новейшие времена вообще не слишком популярного. Сюжетный каркас здесь незатейлив: требуется провести героя, обязательно грешника, через испытания и как минимум намекнуть в конце на возможность спасения лично для него. Грешников ведущие российские писатели не исключено что разыграли в лотерею — уж больно складно в итоге все получилось. Людмиле Петрушевской достался любвеобильный, но поддающийся христианской перековке педофил. Александр Кабаков выбрал нувориша, которому до смерти надоел Куршевель и захотелось пожить в церковной сторожке. Захар Прилепин отчитался прошлогодним рассказом, из которого следует, что и люмпены-анархисты не чужды умиления. Авдотья Смирнова (ее вместе с Борисом Гребенщиковым привлекли для усиления писательской команды) не нашла никого лучше женщины, собирающейся изменить мужу. Татьяна Толстая написала о себе самой, точнее, о блогере tanyant, раскрывающем страшные кулинарные секреты и вот-вот готовом признать, что и в советской власти было что-то хорошее. Владимир Маканин занялся двумя престарелыми президентами, один в молодости увлекался дзюдо, другой родом из Техаса; рассказ получился, бесспорно, лучшим в сборнике, и даже всегдашняя маканинская сделанность ему не мешает — раз уж все рассказы в этой странной книге выглядят сделанными и все умные авторы играют с жанром. Леонид Юзефович пожалел лектора-резонера из ГАИ. Виктор Пелевин, кто бы сомневался, отделался притчей о том, что детство — это тюрьма. Честнее всех поступил, кажется, Эдуард Лимонов, единственный отказавшийся кокетничать с темой сборника и просто написавший о Лимонове, у которого умерла мать, когда сына не было рядом.

Елена Рыбакова


Комментарии
Профиль пользователя