Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4
 Отношения России и Словакии

Кто ничего не знает, тот ничего и не делает

       Вчера вступило в силу российско-словацкое соглашение о безвизовых краткосрочных поездках. Факт сам по себе знаменательный, если учесть, что одними из первых испытают на себе визовые перемены словацкие предприниматели, прибывающие на открывающуюся 1 сентября в Москве бизнес-выставку "Словакия-95". Это первая представительная выставка, проходящая под эгидой министерства экономики Словакии. По мнению словацкой стороны, проведение выставок вроде нынешней должно стать традицией. А незадолго до открытия "Словакии-95" корреспондент Ъ взял интервью у торгово-экономического советника посольства Словацкой Республики в Москве Иозефа Сандтнера, любезно согласившегося прокомментировать состояние экономических связей двух стран.
       
       Политический раздел Чехо-Словакии, произошедший 1 января 1993 года, был назван "вежливым разводом". Это произошло прежде всего благодаря согласованной политике Праги и Братиславы, предвидевших неминуемое возникновение серьезных экономических проблем и потому планомерно разделявших некогда общее "имущество". Заключение таможенной унии и денежного союза позволило хотя бы отчасти смягчить последствия разъединения. Может быть, именно благодаря взвешенной политике руководства обоих государств Чехия и Словакия ныне остаются друг для друга деловыми партнерами номер один. Совсем другое дело — отношения Братиславы с бывшими партнерами по соцлагерю. Максимальное падение товарооборота между бывшими членами СЭВ было отмечено в 1992 году. Причина этого, по мнению г-на Сандтнера, в том, что Запад развернул против своих традиционных визави успешную политико-экономическую войну. Налаженные за время существования СЭВ связи, по словам словацкого торгового советника, были насильно прерваны, а восточноевропейские страны, в том числе Словакия, оказались вынуждены в значительной мере переориентироваться на западный рынок.
       В результате Германия стала вторым после Чехии торговым партнером Братиславы, в то время как Россия сохранила "почетное третье место" только благодаря традиционным поставкам топливно-энергетического сырья. И лишь в 1994 году взаимные усилия сторон привели к тому, что в российско-словацких отношениях наметилось некоторое оживление. Правда, словацкая сторона по-прежнему не слишком оптимистично смотрит на перспективы двусторонней торговли. И прежде всего это объясняется сохраняющимся с 1993 года 900-миллионным отрицательным сальдо Словакии. Например, в 1994 году товарооборот между двумя странами составил $1,579 млрд, из которых на российский экспорт пришлось $1,278 млрд (76% — поставки нефти и природного газа). Основными статьями словацких поставок в Россию остаются машины и оборудование (25%) и товары народного потребления (33%). Первые шесть месяцев 1995 года общей картины не изменили: отрицательное сальдо Словакии составило $579 млн.
       Именно на выправление торгового дисбаланса и направлена сегодня деятельность словацких предпринимателей в России. Значительную роль при этом играют словацкие торговые представители, которые при отсутствии необходимых межправительственных соглашений устанавливают прямые контакты с администрациями областей и автономий. Связи налажены уже с Москвой, Санкт-Петербургом, Оренбургом, Омском, Башкирией. Несмотря на постоянную причину недовольства европейских предпринимателей — отсутствие устоявшейся законодательной базы, — результаты не замедлили сказаться. Например, словацкой стороной и Московским авиационным ПО создано совместное предприятие по разработке и производству нового двигателя для самолета Як-130, а в Омске уже в конце 1995 года будет введено в строй крупное предприятие по изготовлению автомобильных шин мощностью 1 млн штук ежегодно — детище СП, учрежденного российским "Омск-шина" (49% капитала) и словацким "Метадор-Пухов" (51%).
       Этим сфера интересов словацкого капитала не исчерпывается. По словам г-на Сандтнера, его соотечественники были бы не прочь восстановить нарушенные связи в целом ряде отраслей — деревообрабатывающей (мебель), легкой (одежда и обувь), химической промышленности (упаковочные материалы), производстве медицинского оборудования и прочих. И нынешнее внутриэкономическое состояние Словакии к тому располагает. Удачное преодоление экономического спада, максимум которого пришелся на 1992-1993 годы, по мнению г-на Сандтнера, обусловлено согласованными действиями всех политических сил страны при проведении реформ. В результате словацкая экономика медленно, но верно выбирается из кризиса: в 1994 году ВВП вырос на 4,8% по сравнению с 1993 годом, инфляция в тех же временных рамках снизилась с 23,2% до 13,4%, а курс национальной валюты, словацкой кроны, за последний год ни разу не вышел за пределы коридора 29-30 крон за американский доллар.
       Как следствие — приток в страну иностранных инвестиций. Первую строчку в списке инвесторов в словацкую экономику занимает ФРГ. Учитывая результаты последнего года, германские вложения начиная с 1989 года составили около $120 млн, или 20% от общего объема инвестиций в этот период ($585 млн). За ФРГ в списке инвесторов стоят Австрия, Франция, Чехия, США. А вот российский капитал в этом потоке практически не заметен. И если предположить, что одна из причин того, что Россия столь легко отдает свои традиционные рынки, — это отсутствие информации, то предстоящая выставка лучший способ эту преграду устранить. Причем, как подчеркнул в завершение г-н Сандтнер, словацкий бизнес конкуренции не боится.
       
       АЛЕКСАНДР Ъ-БОТОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя