Коротко

Новости

Подробно

Защитник абсурда

Умер литературовед Владимир Глоцер

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

некролог

В понедельник вечером в Москве скончался литературовед, исследователь творчества русских поэтов абсурдистов-обэриутов Владимир Глоцер.


Литературовед и критик Владимир Глоцер родился в 1931 году. Был литературным секретарем Самуила Маршака, а затем Корнея Чуковского. В 1964 году вышла его книга "Дети пишут стихи" с предисловием Чуковского и сборник детских стихов "Раннее солнце" с предисловием Маршака. В советские годы Глоцер был одним из главных специалистов по детской литературе, занимался пересказами "сказок народов СССР" и аудиопостановками детских книг и стихов. В частности, именно он поставил для "Мелодии" пластинки детских стихов Даниила Хармса ("Из дома вышел человек") и Александра Введенского ("Кто").

В конце 80-х Глоцер начинает изучать творчество обэриутов: Даниила Хармса, Александра Введенского, Николая Олейникова. В 90-х находит в Венесуэле вдову Хармса Марину Малич — на основе записанных им воспоминаний в 2000 году в издательстве "Б.С.Г.-Пресс" вышла книга "Мой муж Даниил Хармс". Он бесконечно боролся с издателями и запрещал публикации, если издательства отказывались платить гонорары наследникам поэтов, причем суммы назначал порой неподъемные. Дискуссия о том, что "наследникам надо платить", очевидно, уляжется со смертью Владимира Глоцера: трудно себе представить другого активиста, который будет таскать нерадивые издательства по судам и биться за каждую строчку каждого стиха. Люди, знавшие Глоцера, говорят, что сам он на своей литературной борьбе не наживался: все отдавал пасынку Введенского, инвалиду, впроголодь живущему в Харькове. Очевидно, сражение для него шло не за выгоду, а за справедливость. Он заполонял собой все пространство вокруг любимых обэриутов, не мог упустить ни одной книги, ни одного комментария. И во всех статьях о Введенском и Хармсе поминал голод, которые терпели оба поэта, когда их не печатали в 30-е годы. В его стремлении выступить от лица Введенского и Хармса было, конечно, что-то комичное. А для наследия Введенского, для которого более чем полвека спустя гонорары важны гораздо менее, чем публикации, его бурная деятельность была мало полезна. Но самой яростной убежденностью этой борьбы нельзя не восхититься.

Лиза Ъ-Биргер



Комментарии
Профиль пользователя