Коротко

Новости

Подробно

НАТО на боевом мосту

В Страсбурге прошел 60-й саммит альянса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

В минувшие выходные на французско-немецкой границе развернулись настоящие боевые действия. Так анархисты отметили прошедший там саммит НАТО. Лидеры стран альянса погромов в Страсбурге не заметили, уделив главное внимание ситуации в Афганистане и избранию нового генсека НАТО. Кроме того, они пообещали активнее вовлекать Россию в действия альянса, но посоветовали ей вывести свои войска из Абхазии и Южной Осетии. Понять, что хочет НАТО и чего добиваются его противники, попытался в Страсбурге спецкор "Ъ" МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ.


Война пацифистов


Рано утром в субботу Страсбург, основной город проведения 60-го саммита НАТО, наводнили клоуны. Они пробрались на авеню де ла Пас (то есть проспект Мира) и разлеглись на проезжей части. Расчет нарядившихся клоунами пацифистов был прост: по авеню де ла Пас ходил единственный работающий в городе трамвай, на котором журналисты должны были добираться до пресс-центра. Но поскольку клоуны легли на рельсы, журналистам ничего не оставалось, кроме как идти все пять километров до места проведения саммита пешком.

Французские спецназовцы, наряженные в стиле ниндзя-черепашек (в пластмассовых наплечниках, нагрудниках и наколенниках), в этой ситуации оказались бессильны. "Мы мирный протест",— улюлюкали ряженые, и спецназовцы сжимали кулаки, потому что по закону не имели права оттащить манифестантов. К саммиту НАТО французские леваки подготовили брошюру "Учебник протестующего". В ней объяснялось, как надо разговаривать с полицейским, чтобы он не имел права тебя задержать, куда звонить, если тебя задержали, и как потом отсудить у государства за это побольше денег.

— Против чего вы протестуете? — поинтересовался я у девушки лет шестнадцати с розовыми волосами.

— НАТО — это агрессивный военный, который развязывает войны во всем мире. Все войны, которые сейчас идут, начало НАТО,— подбирая английские слова, стала объяснять юная манифестантка. Я огляделся, нет ли рядом корреспондентов российских каналов. Увы, ценная фактура пропадала зря.

На помощь юной клоунессе пришла более прагматичная бабушка, тоже разукрашенная.

— У нас кризис, а Саркози с ним не борется, только ездит по саммитам. Если так будет продолжаться, то во Франции случится революция.

— Так, через пять минут сбор национальных делегаций под деревом!-- закричал здоровенный клоун с барабаном.

Красные носы стали сбиваться в группки — оказалось, что на рельсах лежат клоуны, приехавшие из разных европейских стран.

В это же самое время всего в километрах трех от этого места, на германском берегу Рейна, проходил сбор других национальных делегаций. Главы стран--членов НАТО съезжались к мосту в городе Келе, где их встречала улыбающаяся Ангела Меркель. По плану они дружной толпой должны были перейти по мосту через Рейн. Это символизировало бы, что благодаря НАТО в Европе после Второй мировой войны наступил мир. Все шло по плану, пока не подъехал Сильвио Берлускони. Он вышел из машины с мобильным телефоном, подал Ангеле Меркель знак, что у него важный разговор, и пошел к Рейну. Ангела Меркель сначала засмеялась. Потом подала знак шоферу итальянского премьера, чтобы он освободил дорогу для машин остальных лидеров. Потом еще несколько минут она подождала Сильвио Берлускони, но он, даже не глядя на нее, гулял между флагами стран НАТО, украшавшими берег. Уже все были в сборе: и Барак Обама, и Гордон Браун, и остальные премьеры и президенты. Никола Саркози, который должен был выходить навстречу процессии с другого, французского берега, заметно нервничал.

— Иногда это уже скучно,— сказала Ангела Меркель, кивнув в сторону продолжавшего болтать Сильвио Берлускони, достаточно громко для того, чтобы эту фразу уловили микрофоны, и предложила его не ждать. Все пошли по мосту.

Два раскола


Сильвио Берлускони все же удалось оправдаться. По его словам, он звонил премьер-министру Турции Реджепу Эрдогану, чтобы убедить его согласиться с кандидатурой на должность нового генсека НАТО. Раскол по этому вопросу начался накануне саммита. 25 стран согласились с тем, что новым главой альянса должен стать нынешний премьер Дании Андерс Фог Расмуссен. Но Турция вспомнила, что господин Расмуссен был противником ее вступления в ЕС, что он отказался извиняться за публикации карикатур на пророка Мухаммеда в датской газете и что Копенгаген привечает у себя курдских сепаратистов.

Переговоры о Расмуссене продолжались после того, как президенты перешли через мост. Уже в десять утра лидеры должны были начать заседание Совета НАТО, но вместо этого они продолжали вместе и поодиночке уговаривать турок. В зале заседаний бродили министры иностранных дел, которых на мост не позвали. Особенно тяжело пришлось Хиллари Клинтон. Чиновники всех восточноевропейских стран сочли своим долгом подойти к ней, поздороваться и потом сфотографироваться (некоторые — на мобильный телефон). Более честные доставали фотоаппарат сразу, более политически искушенные делали вид, что хотят обсудить евроатлантическое единство, но госсекретарь США прерывала их прямолинейным предложением: "Давайте сфотографируемся!" — и они доставали фотоаппарат.

Главы государств пришли с полуторачасовым опозданием. В своей вступительной речи Барак Обама назвал НАТО самым эффективным альянсом в истории и объявил о том, что в него вступают Албания и Хорватия.

В это самое время в километре от места проведения саммита протестующие начали свою демонстрацию. Сценарий они позаимствовали у президентов: одна группа противников НАТО должна была подойти к Рейну с французской стороны, а другая — с немецкой, с тем чтобы на мосту произошла их встреча.

Начинался поход очень весело: манифестанты били в барабаны, молодые девушки кричали что-то нецензурное про НАТО, юноши — что-то нецензурное про полицию, старушки-троцкистки — про классовую борьбу. Впрочем, довольно скоро стало понятно, что в толпе есть две совершенно разные группы. К клоунам, фрикам, танцующим пацифистам и бессменному генсеку Французской компартии престарелой Мари-Жорж Бюффе, плетущейся где-то в толпе, присоединились деловые молодые люди в черной одежде и черных масках. Они смешивались с толпой и начинали бросать камни в стоящих по бокам улицы полицейских. Спецназовцы уворачивались, злились, но ничего сделать не могли: не атаковать же мирное шествие.

Так продолжалось примерно до моста через Рейн, соседнего с тем, по которому три часа назад прошли президенты. Его полиция перегородила: торжественная встреча французских и немецких противников НАТО в планы полицейских не входила.

Черные маски сначала обрушили полицейских и даже начали их теснить. В этот момент неожиданный удар по анархистам нанесли клоуны – они стали кричать, что их протест мирный и даже попытались оттащить людей в черном от спецназовцев. Примерно в это время полицейские применили слезоточивый газ. Клоуны стали разбегаться. Анархисты достали бутылки с зажигательной смесью. Первой было сожжено здание бывшей таможни на немецко-французской границе. Потом они побежали назад – в тот квартал, который они только что прошли маршем. Там был сметено стеклянное здание, в котором размещался туристический офис, аптека и магазин. Через дорогу оказался отель Ibis, куда анархисты бросились за алкоголем. Рассказывают, что в ходе погрома к «черным маскам» охотно присоединилась местная молодежь – этот квартал считается одним из самых неблагополучных в Страсбурге и живут в нем в основном выходцы с Ближнего Востока и из Турции.

Безопасность и порядок


Отель Ibis полыхал примерно два часа, прежде чем к нему смогли проехать пожарные, – все подступы к мятежному кварталу были перекрыты полицией. Когда пожарные подъехали, обнаружилось, что тушить уже нечего – остатки гостиницы продолжали гореть всю ночь.

Толпа наглотавшихся газа пацифистов, клоунов, социалистов и тусовщиков со всей Европы убегала на юг – туда, где еще до начала саммита они разбили палаточный лагерь. «Черные маски» бежали с ними, по ходу переодеваясь в более светлую одежду. Следом гналась полиция, подгоняя хвост бывшей демонстрации слезоточивым газом.

В это самое время на сцену Дворца музыки, в котором проходил саммит НАТО вышли четыре человека: нынешний генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер, его будущий преемник Андерс Фог Расмуссен, канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Никола Саркози. Последний скорее даже выпорхнул – он был так счастлив избранию датского премьера новым главой альянса, что не мог сдерживать эмоций. Дважды раз он даже протягивал руку, чтобы потрепать очевидно симпатичного ему господина Расмуссена по щеке, но одергивал ее. В третий раз он не сдержался и таки ущипул будущего генсека за щеку. Тот явно не обиделся и тоже решил дать волю чувствам – он бросился жарко обнимать Ангелу Меркель.

На турецких журналистах не было лица. Сначала, казалось, они в шоке оттого, что Турция прогнулась, сдала свои позиция и согласилась на кандидатуру нежеланного Андерса Фога Расмуссена. Но потом выяснилось, что турецкие журналисты просто жили в горящей гостинице Ibis и выборы генсека НАТО их в тот момент волновали меньше всего.

Однако ни сияющий президент Франции, ни канцлер Германии о прошедших в километре от них боевых действиях не обмолвились ни словом. Они взахлеб рассказывали о том, что НАТО готово обеспечивать безопасность и навести порядок в Афганистане. Они пообещали выделить на операцию в Афганистане $100 млн и отправить туда дополнительные три тысячи военных.

Протестующих на фанцузско-немецкой границе было в десять раз больше – по оценкам полиции, их было 30 тыс.

Потом к журналистам вышел Барак Обама. Он был, видимо, очень уставшим – потому что говорил вяло, долго и без огонька в глазах – как будто бы на самом деле тема безопасности Афганистана ему глубоко неинтересна. Впрочем, огонек в глазах появился у Барака Обамы во время его выступлений в Страсбурге только однажды – когда на встрече с молодежью в субботу его спросили, когда же наконец он купит дочерям собаку.

На итоговой же пресс-конференции Барак Обама упомянул про недавнюю стрельбу в Нью-Йорке и очень много рассуждал об угрозе «Аль-Каиды», однако про погромы в Страсбурге не обмолвился. Первый вопрос американского журналиста касался плана Обамы по стимулированию американской экономики.

— Вы что? Я недостаточно говорил об этом дома? Я недостаточно говорил про экономику на саммите в Лондоне?—возмутился Барак Обама,— Я буду выглядеть неадекватно, если я начну сейчас отвечать на ваш вопрос.

И начал отвечать.

Позже он еще сказал про то, что НАТО должно развивать отношения с Россией и вовлекать ее во все свои мероприятия и проекты. В итоговом заявлении саммита действительно говорится, что «несмотря на все разногласия, Россия очень важна для НАТО». В качестве единственной проблемы в отношениях они отметили «признание независимости абхазского и южноосетинского регионов Грузии» и присутствие там российских военных баз. В документе говорится, что эти факты вызывают осуждение и обеспокоенность.

В тот момент, когда вертолет Барака Обамы поднялся над Страсбургом, в городе повсюду сняли полицейские оцепления. В этот же момент полиция начала зачистку в палаточном городке, который разбили в южном пригороде Страсбурга протестующие. Рассказывают, что оттуда выехало несколько автобусов примерно с двумя сотнями арестованных анархистов.

Вечером около все еще горящего отеля Ibis я встретил мэра Страсбурга Филиппа Риса. Он утверждал, что погибших за день саммита НАТО в городе не было, число арестованных ему неизвестно. Среди пострадавших он особо выделил пожилого коммуниста, у которого из-за слезоточивого газа случился сердечный приступ. Вокруг тлеющего отеля уже даже успели подмести мусор. Живущие в этом районе турки снимали развалины на видеокамеры.

Я пошел к мосту через Рейн.

— Вы идете в Германию?—спросил полицейский,— Если да, то проходите. Если нет, возвращайтесь. Не надо тут стоять подолгу, пожалуйста. А лучше, приходите завтра. Тут у нас еще долго ничего не изменится.


Комментарии
Профиль пользователя