Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Номер 034 от 19-09-95
Полоса 018
 Экспорт капитала

Miami Hit


       Закат лета. 30-градусная жара. Примерно такой же температуры океан. США, Флорида, Майами... И вот в этих абсолютно не рабочих условиях с 27 августа по 3 сентября находились участники конференции "Offshore strategies-95". Вместе с ними внутреннюю борьбу между желаниями и долгом переживал корреспондент Ъ ЮРИЙ КАЦМАН.
       
Взгляд сквозь запотевшие очки
       Детские представления об Америке как о стране-антиподе, оказывается, не столь уж наивны. Действительно есть некоторые явления, которые в нашем понимании поставлены с ног на голову. Я не говорю о баскетболе, стиле жизни или ведения бизнеса — речь идет о более прозаических вещах.
       Например, о времени. Когда в Москве день, в Америке, между прочим, ночь, и быстро привыкнуть к этому не так-то просто. Можно, конечно, лопнуть от гордости, обнаружив в себе скрытые возможности без какого-либо напряжения встать в 6 часов утра и еще до начала рабочих заседаний конференции сделать пару-тройку кругов по беговой дорожке и десяток раз коснуться бортов бассейна в swimming pool отеля Miami Intercontinental. Но перспектива окончательно сломаться уже в час ночи лишь на третьем бокале пива или втором Vodka-Gimlet мужское самолюбие не тешит.
       Кто носит очки, прекрасно знает, что произойдет, если с холодной зимней улицы зайти в душное помещение — стекла запотеют. Так вот, в Майами то же самое происходит, во-первых, летом (зимы как таковой нет), а во-вторых, при обратной последовательности действий — когда из кондиционированного помещения попадаешь на улицу. Это открытие я и сделал, как только вышел из зала аэропорта.
       Словом, в Майами жарко. И при этом чрезвычайно влажно — кругом океан. Кстати, пребывание в нем тоже не спасает, ибо, как уже говорилось, температура воды едва ли не выше температуры воздуха. И так практически круглый год, за исключением разве что периодов ураганов. Зато прекрасно освежает jet sky (водный мотоцикл) или полет на парашюте за моторной лодкой. Примерно такой же эффект производит Pina Colada в барах на South Beach с непременными латиноамериканскими танцами. Короче, условия для отдыха почти идеальные.
       
Тайные встречи
       А потому еще в самолете я пытался понять, какими мотивами руководствовались участники конференции, чем была для них эта поездка — больше отдыхом, нежели работой, или наоборот. Иными словами, согласились бы они на нее, если бы конференция проходила не в Майами. В пассажирах самолета ничто не выдавало деловых людей, и потому я решил, что либо среди них участников конференции нет, либо они, предвкушая прекрасный отдых, уже успели напрочь забыть о работе.
       Я ошибся дважды. Сначала — когда поздним вечером многих из тех, кого я видел в самолете, встретили те же люди, что и меня, загрузили в тот же автобус и отвезли в тот же отель — не подтвердилось первое предположение. А второй раз — наутро, когда зал заседаний конференции оказался практически полон.
       И это не было просто вежливостью участников конференции — мол, так и быть, первую рабочую сессию отсидим, а там... То же самое повторилось и в следующие дни, за исключением разве что последнего, когда обсуждалась возможность инвестиций российских резидентов в недвижимость на территории США.
       
------------------------------------------------------
       Международная конференция "Offshore strategies-95" проходила в Майами с 27 августа по 3 сентября в отеле Intercontinental. В конференции приняли участие около 40 банков, страховых, инвестиционных, трастовых компаний, аудиторских и консалтинговых фирм, адвокатских контор из России и стран бывшего СССР. Организатор конференции — международная консультационная фирма International Business Creations, спонсор — Comtek International. Тематика конференции: офшорное и международное банковское дело; тактика избежания деловых и правовых ошибок при осуществлении офшорных инвестиций; создание компаний в США; борьба с финансовыми махинациями и роль банковских аналитических групп; инвестиции в недвижимость на территории США.
-------------------------------------------------------
       
       Правда, на заседаниях участники конференции вели себя довольно пассивно. По крайней мере, количество поступавших из зала вопросов докладчикам было, на мой взгляд, явно недостаточным. Так что предположение о том, что приехавшие в Майами просто "отбывали" конференцию, имело право на существование. Да и график заседаний был составлен таким образом, что уже к 15 часам рабочие сессии завершались и наступало время неофициальных (проще говоря, развлекательных) мероприятий конференции.
       И тем не менее деловые контакты, по моим наблюдениям, были весьма интенсивными. Просто проходили они, как правило, кулуарно, с глазу на глаз и особо не афишировались. Из разговоров с организаторами конференции и некоторыми ее участниками я сделал вывод, что они не заинтересованы открыто обсуждать свои проблемы, хотя вопросов, связанных с ведением дел в США, достаточно. Оно и понятно. "Светиться", зная отношение российских контролирующих органов к проблеме бегства капитала, никто не хочет. Дошло до того, что организаторы до последнего момента держали в тайне список участников, ссылаясь на их просьбу не афишировать имен. И хотя к окончанию конференции списки (с заголовком List of Participaiting Companies, из которого никак не следует, в чем, собственно, принимали участие поименованные ниже) появились и полный состав участников конференции Ъ известен, мы все же решили его не приводить, чтобы не привлекать к означенным в списке компаниям и банкам лишнего внимания российских контролирующих органов.
       
Стабильность стабильностью, а без помощи не обойтись
       В таких условиях ничего иного не оставалось, как искать ответа на вопросы, какие цели преследуют российские предприниматели, создавая компании в США и открывая счета в американских банках, и с какими проблемами они сталкиваются, непосредственно у организаторов конференции — представителей International Business Creations.
       
--------------------------------------------------------
       IBC с 1991 года работает с клиентами из стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза (сегодня только в странах СНГ постоянными клиентами IBC являются более 250 юридических и частных лиц), предоставляя услуги в финансовой и юридической сферах, в области налогового планирования, создания компаний и ведения бизнеса в США. Как член Американской банковской ассоциации, IBC уполномочена на предоставление американскому банковскому сообществу информации о банках и финансовых институтах России и стран Восточной Европы.
       --------------------------------------------------------
       Как-то вечером мне удалось задать пару вопросов генеральному менеджеру IBC Серджу Кэрэсу (помнится, когда мы с ним учились на экономическом факультете МГУ, его называли просто Сергей Карась).
       — Мистер Кэрэс, чем, на ваш взгляд, может привлекать русских предпринимателей бизнес в США?
       — Все понимают, что на банковских процентах в США столько, сколько в России, не заработаешь. Поэтому основной мотив для российских предпринимателей — это поиск стабильной экономической и правовой системы. Второй аргумент — снижение издержек и минимизация налогов. Существующая в США система учета подразумевает декларативное формирование прибыли. В Америке нет налога с оборота, налога на добавленную стоимость, не облагаются налогом остатки на банковских счетах. Все, что есть — это федеральный налог, достигающий 30%, налог штата (до 13%) и еще 8% необходимо выплачивать, если бизнес ведется в New York City. Однако при существующей системе калькуляции прибыли оказывается, что налоговое бремя совсем не тяжелое. А в некоторых случаях, например при создании limited liability company и отсутствии деловой активности на территории США, налогов удается избежать вовсе. Ну и, наконец, третий аргумент — это стабильная, технологически совершенная банковская система, наличие международных банков (таких, как Citibank), имеющих филиалы во всех странах мира. Все эти качественные характеристики дополняет психологический мотив. В США огромная русская эмиграция, чуть ли не у каждого здесь есть родственники или друзья. Только в Бруклине в настоящее время проживает 350 тысяч официально зарегистрированных русских эмигрантов. И, что важно, никакого пренебрежения к эмигрантам в Америке (в отличие, скажем, от Западной Европы) нет.
       — Но если здесь все так просто, то какую реальную помощь могут оказать компании типа IBC?
       — Отождествление Америки и порядка — это иллюзия. Без ошибок нигде не бывает. К тому же существует масса нюансов — различные налоговые системы в разных штатах, различные процедуры создания, реорганизации и ликвидации компаний. Поэтому самостоятельно вести бизнес в США неподготовленному предпринимателю довольно тяжело. Скажем, если компания во Флориде решит объявить себя банкротом, существующие в этом штате законодательные процедуры позволяют не арестовывать ее активы, следовательно, инвестор (в том числе и российский), направивший средства в такую компанию, может их лишиться. Об этом мы и информируем своих клиентов. Или, скажем, весьма частые случаи — потери денег при банковских переводах. Достаточно, чтобы служащий банка допустил незначительную ошибку в названии компании, и средства не попадут адресату — банк не упустит случая их "покрутить". Можно привести массу примеров, когда нам приходилось искать деньги своих клиентов. С другой стороны, российские клиенты иногда не в состоянии проверить финансовые документы, поступающие в их адрес. Ну действительно, что можно сразу сказать о неком банковском драфте, выданном трастовой компанией с Каймановых островов? Да ничего. Нужно проверять, что это за траст и что это за драфт.
       Короче, финансовый и деловой партнер в США для большинства российских компаний и банков необходим. Особенно если это небольшой банк, не имеющий сильного международного отдела. Что же касается крупных банков и финансовых компаний, то для них мы представляем интерес в качестве консультационной фирмы.
       
Dovery, no provery
       Со своей стороны, в сотрудничестве с российскими предпринимателями весьма заинтересованы и американцы, для которых Россия — это одновременно и гигантский новый рынок с потенциально очень высокой отдачей от инвестиций, и многочисленные новые клиенты, имеющие возможность и желание держать на зарубежных счетах сотни тысяч долларов и заниматься инвестициями в США. По крайней мере, на предложение встретиться с российскими бизнесменами лицом к лицу откликнулись представители крупнейших банков, инвестиционных, трастовых, юридических компаний, риэлтерских фирм США.
       Однако, если верно то, что в Америке ждут частный капитал из России, то уж тем более верно, что американцы, во-первых, сомневаются в законном происхождении этого капитала, а во-вторых, не исключают, что Россия, где уровень банковского контроля невысок, будет все чаще использоваться для незаконных международных финансовых операций. Опасения, надо признать, небезосновательны. По данным американской таможенной службы, наличные депозиты российских клиентов на счетах в западных банках составляют от $20 до $40 млрд. А с учетом вложений в недвижимость эта сумма увеличивается примерно до $100 млрд. Около $16 млрд ежегодно поступает в Россию для отмывания. Все эти опасения были высказаны — разумеется, в чрезвычайно деликатной форме. Как бы то ни было, выступления представителей таможенной службы США и Американской банковской ассоциации (ABA), посвященные проблеме борьбы с финансовыми махинациями, не были случайными. Хотя бы потому, что этому в США уделяют сейчас особое внимание.
       
Знай своего клиента!
       Американцы гордятся своей законопослушностью. И привыкли соблюдать правила. А для банковской системы США сейчас правило номер один — "знай своего клиента".
       Американские банки не только вправе, но и обязаны в отношениях с клиентами не ограничиваться лишь общими знаниями характера их деятельности и направления и величины финансовых потоков. Банки должны во всех деталях знать, как работает их клиент — кто его партнеры, каков характер сделок между ними и каковы их финансовые отношения. Обо всех подозрительных операциях банки обязаны докладывать в контролирующие органы. Равно как и обо всех сделках наличными на сумму свыше $10 тысяч. Или меньше — если у банка есть подозрение, что эта конкретная операция может быть звеном цепи сделок, общая сумма которых выходит за рамки $10 тысяч. Кстати, умышленное занижение суммы операций (например, депонирование на счет не $10 тысяч единовременно, а по пять, да еще в разных банках) в США уголовно наказуемо.
       Для связи банков с контролирующими органами используется механизм регулярных отчетов, неподача которых опять же является уголовным преступлением. Причем ответственность за сокрытие или искажение информации несет не только персонал банка, но и само учреждение как юридическое лицо. В 1992 году конгресс США принял закон, в соответствии с которым банк может быть закрыт из-за правонарушений, совершенных его сотрудниками (так называемый билль "о смертной казни"). Конечно, это не значит, что банк обязательно будет закрыт. Его руководство может, например, доказать, что персонал банка действовал за спиной у управляющих; смягчает вину учреждения и активное сотрудничество банка с комиссией по расследованию преступления; кроме того, государство принимает во внимание то, какие экономические и социальные последствия будет иметь закрытие банка. Однако сути это не меняет: в любом случае имидж банка будет сильно подпорчен.
       Именно с резким повышением ответственности банков после принятия билля "о смертной казни" связана активизация деятельности по подготовке и переподготовке банковских кадров, с одной стороны, и тесное сотрудничество банков с правоохранительными органами — с другой. Последние регулярно выпускают специальные вестники, где описываются типичные схемы незаконных финансовых операций. Кстати, такого рода пособия заменяют "черные списки" неблагонадежных клиентов, что, как считает Джон Бирн из Американской банковской ассоциации, очень важно. Дело в том, что существование "черных списков" подрывает систему взаимоотношений банков с клиентами, в основе которой — тайна клиентских операций. Когда же информация о подозрительных клиентах сначала поступает в государственные контролирующие органы, а уже затем — после проверки и обобщения — становится доступной другим банкам, этот принцип не нарушается.
       Так что совершенно ясно, что банковская система США постепенно становится третьим, после правоохранительных органов и налоговой инспекции, ограничителем свободы — политика "знайте своих клиентов" покрывает почти все сферы.
       На мой взгляд, важно, что американцы полностью раскрыли карты и честно предупредили, что может ждать российских предпринимателей в США. А когда Тимоти Вагнер из Таможенной службы США дал понять, что американские госорганы и спецслужбы заинтересованы в более тесном сотрудничестве с законодательными, правоохранительным и контролирующими органами России, практически не осталось сомнений в том, что бесконтрольно переводить деньги на счета в американские банки и распоряжаться ими в дальнейшем не удастся. Но как бы участники конференции ни оценивали ее итоги, несомненно одно: конференция предоставила российским предпринимателям еще одну возможность завязать неформальные знакомства с деловой элитой США. Благо ее представители шли на контакт весьма охотно.
       
       
--------------------------------------------------------
Из выступлений на конференции
       
Тимоти Вагнер, директор управления финансовых расследований US Custom Service
       Я приведу лишь несколько примеров незаконных финансовых операций, раскрытых таможенной службой. Однако и их будет достаточно, чтобы понять, насколько разнообразны схемы легализации преступных капиталов.
       Очень часто для этих целей используется международная торговля. Нередко большие суммы наличности попросту физически скрываются в грузовых контейнерах, попадают на территорию страны со слабым банковским контролем, а уже оттуда происходит их репатриация в США. Обнаружить деньги в грузе чрезвычайно трудно — чтобы обыскать только один контейнер, 6-8 таможенников должны работать в течение целого дня. И тем не менее, например, в прошлом году в Майами с помощью собак, реагирующих на запах краски и бумаги, на которой напечатаны деньги, в грузе воздушных компрессоров удалось обнаружить контейнер с $5,2 млн наличными. Двигаясь дальше по цепочке, мы вышли на груз аудиоколонок — и нашли еще $5,2 млн. Арест преступников и обыск дали еще $2 млн. Деньги, как выяснилось, были заработаны на наркотиках.
       В 1980 году закончилось расследование деятельности на американском рынке японской компании Mitsui, продававшей сталь по чрезвычайно низким ценам и таким образом разорявшей конкурентов. Mitsui вздувала цену на бумаге, выписывая счета фактуры на очень большие суммы и направляя прибыль в Швейцарию на счет своего клиента. Такого рода демпинг — один из типичных способов легализации преступных доходов.
       Или другой пример. Некий Деван Арбаледо приобрел в Майами компанию по торговле золотыми слитками. На самом же деле под видом золотых слитков продавались покрытые золотом свинцовые чушки. В результате, их покупатели — члены дистрибуторской сети по торговле наркотиками — платили за чушки по завышенным ценам, переправляя деньги в Латинскую Америку, где они и отмывались. К моменту ареста преступникам удалось отмыть около $500 млн.
       Используется и обратная схема — занижение цены. Например, приобретается недвижимость. По бумагам покупатель платит $5 млн, тогда как на самом деле — вдвое больше. Когда недвижимость будет перепродана, но уже по настоящей цене, преступники смогут объяснить источник прибыли.
       
Дэвид Алхадеф, президент Central European Business Information Services
       Если откровенно, моей первой реакцией на просьбу поговорить о российской банковской системе был шок. Ну как может один человек в своем взгляде уместить все то, что представляет собой российская банковская система? Тем более что единого мнения о том, что такое российский банк — кошмар или норма — на западе нет. Financial Times, скажем, пишет, что многие российские банки проводят операции, которые банковскими и считать-то нельзя. А вот, например, банкиры, с которыми мне удалось поговорить — из Сиэтла, из Портленда, из Калифорнии, говорят, что с русскими можно делать дело. Когда они выпивают утром аспирин, когда проходит первый шок и головная боль, они видят, что банковская система в России в принципе работает. Да и не стали бы люди оставлять семьи и соглашаться на утомительный перелет, если бы с вашими банкирами нельзя было иметь дело.
       То, что банки в России развиваются очень быстро, это вызывает удивление, и это признается всеми. Другой вопрос, что означает этот рост? Настораживает тот факт, что многие банки управляются не банкирами, и уже более 500 банков неплатежеспособны. Странно, когда традиционный для банкира консерватизм уступает место большой терпимости к риску, когда займы выдаются не на основе анализа положения клиента, а на основе личных связей, — и в результате, многие из них не возвращаются. Все это приводит к тому, что западные банкиры не хотят давать в долг российским без гарантий правительства. Настораживает, разумеется, преступность. За 3,5 года было совершено 80 нападений на банкиров, и половина из них закончилась трагической смертью. Насколько я знаю, в российских банках сейчас в общей сложности работает около 30 тысяч частных охранников — столько человек примерно работает в банке среднего размера. Сами понимаете, что чувствует западный банкир, когда такие ресурсы выбрасываются на ветер, когда очень много оружия в руках у верзил. Ну и, конечно, настораживает постоянно меняющаяся в России правовая структура. Новые законы очень часто имеют негативные последствия и для самой России, и для ее западных партнеров, которые оказываются в итоге вынуждены либо нарушать закон, либо ждать. И то, и другое плохо, но, как известно, из двух зол выбирают меньшее. Как результат — частных западных инвестиций в Россию практически нет.
       ------------------------------------------------------
       
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №34 от 19.09.1995, стр. 18

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение