Марк Рибу

В Москве открывается выставка Марка Рибу — фотографа, снимавшего по всему миру, одного из лучших представителей французской школы фотографии и одного из лучших фоторепортеров в мире.

Легенда гласит, что самые первые снимки Марка Рибу сразу попали на выставку, да не на какую-нибудь, а на всемирную — в Париже 1937 года. Ему было всего 14 лет. Но от карьеры профессионального фотографа его отделяли еще 14, на которые пришлись война, участие в Сопротивлении, учеба на инженера в лионской Ecole Centrale и работа на заводе. В 1951-м ему дали премию за фотографию на Лионском фестивале — и он решил, что будет свободным фотографом. Ушел с завода, поехал в Нью-Йорк — там фотографию уже признали искусством и выставляли в музеях. В 1952-м оказался в Париже, познакомился с создателями "Магнума" Анри Картье-Брессоном и Робертом Капой — Капа и пригласил его вступить в Magnum Photos. Позже он дослужится до поста магнумовского президента, и это не случайно. Марк Рибу стал воплощением репортерских принципов знаменитого фотокооператива: репортер — это очевидец события, никаких постановок и никаких манипуляций с отснятой пленкой.

Марк Рибу был очевидцем многих исторических событий. В 1957-м он — чуть ли не первым из европейских фотографов — отправился в маоистский Китай и потом не раз туда возвращался, зафиксировав все стадии культурной революции. Пару раз побывал в СССР, в 1960-м и 1968-м, и что-то такое разглядел в лицах московских дворничих — кажется, что роскошная метель, заметающая Красную площадь, заметает и хрущевскую оттепель. В 1968-м,1972-м и 1976-м ездил во Вьетнам, но прославился не только снимками ужасов войны, зверств вьетконговцев и зверств американских морских пехотинцев, но и кадрами с антивоенных демонстраций в Вашингтоне осенью 1967-го. Особенно одним — с девушкой-студенткой, вышедшей с цветком в руках против шеренги солдат с автоматами наперевес. Был в воюющем за независимость Алжире и в Иране времен исламской революции. Турция и Камбоджа, Афганистан и Япония, Мексика и Нигерия, Индия и Аляска — он объездил весь мир. И весь мир увидел себя, как в зеркале, в его репортажах на страницах Life, Geo, National Geographic, Paris-Match и Stern. Прошедший сквозь все горячие точки планеты своего времени, Марк Рибу умудрялся остаться поэтом и лириком. В этом он был истинным французом — из тех, что насвистывают легкомысленную песенку на баррикадах. Показательна его первая большая профессиональная работа — репортаж, напечатанный в Life в 1953 году: маляр на Эйфелевой башне, который не красит, а как будто бы танцует над окутанным дымкой Парижем. Разумеется, без всякой страховки.

Анна Толстова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...