Коротко

Новости

Подробно

Союз одного актера

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 46

На прошлой неделе в Гостином дворе прошел внеочередной съезд Союза кинематографистов России, собранный по инициативе Никиты Михалкова и его сторонников. За событиями на съезде и вокруг него наблюдала корреспондент "Власти" Мария Сидельникова.


Кинематографисты собрались на престижной площадке — в Гостином дворе. В первых рядах сидели люди известные — министр культуры Александр Авдеев (он занял в ходе съезда позицию наблюдателя и ни во что не вмешивался), режиссер Карен Шахназаров, актер Сергей Безруков и прочие. Места подальше отвели менее известным кинематографистам — многих из них на съезд свозили автобусами из гостиницы "Космос". Это были ветераны союза, прибывшие в Москву по личному приглашению Никиты Михалкова. Они искренне радовались, видя знакомые лица, умилялись: "Да ты, оказывается, еще жив-здоров!" Все происходящее в прямом эфире транслировал телеканал "Вести", который, надо сказать, нечасто столь щедро распоряжается эфирным временем.

Такое внимание имело под собой все основания. Последние три месяца страсти вокруг организации, казалось бы, давно находящейся в тени и на реальную жизнь, в том числе и в кино, не влияющей, очень сильно накалились. За баталиями с участием известных кинематографистов наблюдала чуть ли не вся страна.

Предыстория такова. В 1998 году Союз кинематографистов (СК) практически единогласно избрал своим председателем амбициозного, достаточно молодого и вхожего в высшие круги власти Никиту Михалкова. Но многим потом показалось, что сделано это было зря: время шло, мечты не сбывались, "жизнь в союзе омертвела", росло недовольство. А примерно четыре года назад Михалков объявил, что в связи с необходимостью снять продолжение "Утомленных солнцем" уходит в творческий отпуск и оставляет на хозяйстве Михаила Пореченкова.

В 2007 году срок на посту председателя СК у Михалкова истек и, согласно уставу, он должен был созвать съезд. Но не созвал. Сам Михалков впоследствии объяснял это, с одной стороны, собственной занятостью, а с другой — нерасторопностью членов правления союза, вовремя не озаботившихся организацией собрания кинематографистов.

Состоялось оно лишь в середине минувшего декабря. К этому моменту должность председателя СК приобрела дополнительный аппаратный вес: было принято решение о создании правительственного совета по развитию кинематографии. Создать такой совет в октябре предложил премьер Владимир Путин и сам же его возглавил. "С 2010 года планируется ежегодно выделять на развитие отечественного кинематографа 4,3 млрд руб.,— заявил он тогда.— Речь идет о поддержке фильмов, направленных на формирование ценностных установок, соответствующих интересам российского общества и стратегическим задачам развития страны. Государственное софинансирование таких лент составит не менее 2 млрд руб. в год". На заседании, во время которого было сделано это заявление, по правую руку от премьер-министра сидел Никита Михалков.

"Комиссия должна начать работу, когда начнется перестройка нашего кинематографа,— рассказал "Власти" министр культуры и один из членов совета Александр Авдеев.— Сейчас мы подвели под это юридическую базу: приняты изменения в закон о кино, следующим этапом должны стать новые правила финансирования кино, поскольку кино отказывается от конкурсов и переходит на субсидии. И вот здесь и начнет работать совет, который будет помогать это делать. Пока конкретных заседаний не было, но потому, что не разрешены все финансовые вопросы. Естественно, председатель Союза кинематографистов войдет в состав совета, но конфликт в союзе и задержка начала работы никак не связаны".

Впрочем, есть и другая точка зрения. "Эта комиссия не может работать, так как пока непонятно, что писать под фамилией Михалков",— заявил "Власти" один из нынешних оппонентов Никиты Михалкова, главный редактор журнала "Искусство кино" и член Совета по кинематографии Даниил Дондурей. По его словам, Михалков наряду с вице-премьером Александром Жуковым и министром Авдеевым должен стать одним из заместителей Владимира Путина в совете.

Такое назначение выглядело бы абсолютно логичным, если бы Никита Михалков являлся в числе прочего и главой СК. Но в декабре 2008 года, на VII съезде союза, случилось неожиданное. Устав СК предполагает, что делегаты съезда выбираются на собраниях региональных отделений. И собрание кинематографистов-москвичей не избрало делегатами ни Никиту Михалкова, ни его сторонников. Этим решением они фактически перешли в открытое противостояние с Михалковым. Реакция была молниеносной: обслуживающая СК компания "Стрелецкий, Логунцов и партнеры" выпустила юридическое заключение о том, что из-за отсутствия кворума при голосовании проведенные собрания нелегитимны. В связи с этим Никита Михалков попросил съезд перенести. Но съезд состоялся. Подготовка к нему велась впопыхах, да и проходил он нервно и не совсем убедительно: в срочном порядке добирали голоса, переделывали протоколы, созывали повторные собрания. Второпях и с нарушениями, которые традиционно сопровождают выборы в СК, кинематографисты, невзирая на все юридические угрозы Никиты Михалкова судом и его отказ читать отчетный доклад, новым председателем СК выбрали 83-летнего Марлена Хуциева. А работа прежнего правления была признана неудовлетворительной — и такого, по словам членов СК, не было давно.

Победители ликовали и строили планы на будущее. Но случилось неизбежное: и съезд, и все его решения в судебном порядке были признаны нелегитимными, благо и устав союза весьма противоречив, и российское законодательство об общественных организациях не обновлялось последние десять лет. Кроме того, Минюст распорядился до 1 апреля устранить выявленные в союзе нарушения, пообещав в противном случае приостановить его деятельность на полгода. Чтобы избежать этой угрозы, Никита Михалков, поскольку он все еще оставался главой СК, был вынужден единолично собрать чрезвычайный внеочередной съезд, не предусмотренный уставом СК.

Существовали серьезные опасения, что съезд не сможет принять никаких решений из-за отсутствия кворума. Но в первый день съезда из 4923 членов СК в Гостином дворе зарегистрировались (в том числе и с учетом доверенностей) 2570 человек, что составило чуть больше необходимой для кворума половины. После всех формальностей на трибуну, напевая "А напоследок я скажу...", вышел Никита Михалков. Затем он исполнил другой проверенный хит: "Я собирался и собираюсь уходить, но я не могу себе позволить уйти вот так, как мне предлагают, невыслушанным, оболганным, не ответившим на те вопросы, которые заданы".

Вопросов за последние месяцы действительно было задано немало. Триумфаторы декабрьского съезда разоблачали прежнего председателя на бесконечных пресс-конференциях и в множестве интервью. Никита Михалков обиду копил почти молча, а в выступлении ответил за все. Начал он с Дома кино, который несколько лет назад предложил построить вместо старого здания и даже нашел инвесторов, но "деструктивные силы внутри союза" это "конструктивное предложение зашельмовывали, освистывали и превратно интерпретировали". "Я хотел — мне не дали. Не хотите — не надо",— с сожалением подытожил он. Собравшиеся члены СК, словно загипнотизированные, одобрительно кивали, не смея ни на минуту оторвать изумленных глаз от слайдов с цифрами и фотографиями, на которых были жалкого вида санатории в Болшеве и Пицунде, где многие из присутствовавших провели детство. Последовательно расправившись с обвинениями в финансовой нечистоплотности, халатном руководстве союзом, развязывании информационной войны против коллег, самоуправстве, выразившемся в обращении от имени российских кинематографистов к Владимиру Путину с просьбой остаться на третий срок, Михалков перешел в наступление, и это стало кульминацией речи.

Он вернулся к довольно давним событиям, связанным со зданием Киноцентра. История началась в момент распада СССР, а в 1993 году был подписан договор, по которому 32% акций ЗАО "Киноцентр" перешли в собственность российского СК, а остальные 68% достались СК республик бывшего СССР. За этим последовали долгие годы борьбы Михалкова, когда он пытался "всеми способами вернуть то, что нам принадлежит по праву".

Участники съезда внимательно следили за всеми перипетиями излагаемого Михалковым сюжета, однако ближе к концу потеряли нить событий. Эффектный финал потряс всех. "Коллеги из московского союза — Говорухин, Бардин, Гусман, Щербаков, Финн, Дыховичный, Ярмольник, Волчек, Семаго и Рощин 30 июня 2003 года получили от ЗАО "Киноцентр" в качестве безвозмездного имущественного взноса, подарка, в полную собственность 3164,2 кв. м лучших площадей Киноцентра на Красной Пресне в Москве. Оценочная стоимость этих площадей — $31,65 млн. Таким образом, в результате вывода имущества ЗАО "Киноцентр" на каждого из 15 выдающихся кинематографистов Москвы приходилось по 58 млн руб. (стоимость движимого и недвижимого имущества), 2 млн руб. денежных средств на счетах, а также 1,666 млн руб. ежегодной прибыли от кинопоказа. И это в то время, когда мы за шесть лет получили меньше 7 млн руб. на 5 тыс. человек. Ну как вам эта арифметика, москвичи и питерцы, уральцы, донцы, сибиряки, как вам эта арифметика московская, а?" — по завершении своей непростой речи Никита Михалков прослезился.

Зал аплодировал стоя, камеры снимали изумленные лица присутствующих — выступление возымело нужный эффект. В кулуарах корреспонденту "Власти" члены союза признавались: "Теперь стало понятно, кто за что борется", "Убедительно звучат все цифры — есть логика, правильная интонация. Он же не может врать перед таким количеством людей?! Я верю ему, его таланту", "Деньги всему виной, в союзе писателей еще хуже".

Несмотря на голоса немногочисленных скептиков — "Многого мы, конечно, не знали, и Никита особо острые углы срезал, это чувствуется" — Никита Михалков выглядел триумфатором. Но фиксировать победу он не спешил — драматургия съезда оказалась более изощренной. На пост председателя СК выдвинули несколько человек. Сам Михалков предложил Марлена Хуциева. Затем была названа кандидатура 94-летнего Владимира Зельдина. Это придало происходящему некоторый неуместный комизм, но не интригу: после того как Карен Шахназаров заявил, что не представляет другой фигуры, кроме Михалкова, развязка стала очевидной. В течение почти полутора часов кинематографисты один за другим просили Михалкова согласиться выставить свою кандидатуру. Режиссер отнекивался, говорил: "Это не кокетство, мне работать надо, вы ставите меня в неловкое положение". Но в конце концов со словами "Я понимаю, что нельзя сейчас бросать союз" согласился и, отметив: "Тяжелый груз вы на меня взваливаете", был избран председателем СК.

На этом конфликт вокруг Союза кинематографистов, очевидно, не закончится. В судах находятся поданные "михалковскими" и "хуциевскими" иски, рассмотрение которых может затянуться на неопределенный срок. Впрочем, с учетом того что для "реального сектора" российского кинематографа куда более важной становится деятельность совета по развитию кинематографии под председательством Путина, можно предположить, что для Никиты Михалкова легитимность его избрания председателем СК в глазах коллег по цеху менее существенна, чем авторитет среди коллег по совету.

Комментарии
Профиль пользователя