Коротко


Подробно

Лента Мебиуса

выбор Юлии Пешковой

Куда только не заносит дизайнеров в поисках новых идей. Даже в самых, казалось бы, абстрактных и далеких от реальности областях они находят чем поживиться. Например, в последнее время они увлеклись точными науками. Благодаря этому на свет появились подсвечники в виде атомной решетки, ковры, испещренные формулами, и прочие вещи, вызывающие у большинства людей малоприятные ассоциации со школой. Не осталась незамеченной, разумеется, и лента Мебиуса. Школьная программа на ней подробно не останавливалась, поэтому в отличие от формул она не превратилась в кошмар, оставшись загадочным курьезом наподобие опытов с медным купоросом. Самое удивительное, что ее мог сделать любой двоечник — нужно было вырезать бумажную полоску и склеить концы, перевернув один из них. Даже сделанная своими руками, лента Мебиуса вызывала удивление: ну как это можно выйти из одной точки и вернуться в нее же?! Это как оказаться вниз головой на американских горках. Но самое интересное начиналось, если продолжить эксперимент и разрезать ленту. Результат магическим образом зависел от того, где проходила линия разреза. Если посередине, то, вместо того чтобы распасться на две части, лента удлинялась и закручивалась вдвое сильнее (как мне сейчас подсказала "Википедия", данный результат называется "афганской лентой"). Ближе к одному из краев — лента раздваивалась, причем первая часть оставалась лентой Мебиуса с одним поворотом, а другая превращалась в "афганскую". При разрезании она ведет себя не менее забавно, делясь на две спутанные намертво ленты. При определенной ловкости рук после серии разрезаний можно было получить клубок бумажных лент, изящный трилистник, соединенные друг с другом кольца и прочие фигуры.

Дизайнеры тоже учились в школе и, без сомнений, знакомы с удивительными свойствами ленты Мебиуса. Именно поэтому вдохновленные ею вещи так не похожи друг на друга. Самый простой вариант — классическая лента с одним поворотом — встречается довольно редко. Например, есть она в коллекции турецкой марки Megaron — проходит под видом декоративного объекта из металла. Слабый интерес к простой ленте Мебиуса понятен. Можно, конечно, по ней пустить муравьев, как в одном из произведений Эшера, и следить за их бесконечным движением, но помимо этого интересного в ней мало.

Куда эффектнее смотрятся более сложные производные. Два самых интересных объекта за последнее время были созданы при участии компании DuPont и знаменитого производителя материала Corian. Он легко поддается разнообразным деформациям — сложно придумать лучший материал для предметов причудливых форм. Речь идет о низких столиках, они же сиденья, The Endless Nile и SW 410. Объекты из категории "найди десять отличий". Отличия, конечно, есть, но вряд ли наскребется десять. Можно предположить, что это работа одного дизайнера, которую он с некоторой разницей во времени продал разным маркам. Однако странность в том, что сделаны они почти в одно время разными дизайнерами, никогда не считавшимися особенно близкими,— Каримом Рашидом и Фабио Новембре. Египтянин по происхождению, Рашид, как можно догадаться, отвечает за "Бесконечный Нил". На ленту Мебиуса он напрямую не указывает, ссылаясь в описании на течение главной африканской реки, но влияние ее явно есть. С Фабио Новембре история куда интереснее. Его столик — это лишь часть большого проекта. Когда обувная марка Stuart Weitzman заказала итальянскому дизайнеру концепцию своих бутиков, он решил взять за основу ленту Мебиуса. Но не какую-то жалкую завитушку, а бесконечную ленту, неизвестно откуда вырастающую и неизвестно где кончающуюся. В результате бутики Weitzman производят довольно сильное впечатление: лента обвивает стены, заворачивается, расползается по разным помещениям и т. д. Собственно, ничего, кроме этой ленты, нет. Она и полки, и скамейки, и стойка кассира. Дизайн бутика запатентован и надежно оберегается (там даже не разрешают фотографировать), но столики можно заказать отдельно.

Таких мудреных воплощений идеи ленты Мебиуса немного. Большинство дизайнеров предпочитают использовать средний по сложности вариант — ленту, своим изгибом напоминающую символ бесконечности. Хоть и доказано, что он использовался еще за 200 лет до открытия ленты Мебиуса одноименным математиком, связь между ними очевидна. Главное поле применения — это низкие журнальные столики. Приведенные здесь примеры лишь жалкая часть армии моделей с круглой столешницей (чаще всего стеклянной) и сложно изогнутой базой (чаще всего из фанеры). В аксессуарах этот прием тоже встречается довольно регулярно. Правда, плоская лента обычно трансформируется в объемную гнутую трубку (как у Christofle, George Jensen и проч.). Можно, конечно, сказать, что от ленты Мебиуса подобные модели далеко ушли. Ну так и дизайн не точная наука. Тут все можно.


Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 20.03.2009, стр. 56
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение