Коротко

Новости

Подробно

80 лет великому кризису

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 12

ТАСС, 12 марта 1929 года

ТАСС, 14 марта 1929 года

ТАСС, 16 марта 1929 года

ТАСС, 20 марта 1929 года

ПРАВДА, 23 марта 1929 года

Рубрику ведет Евгений Жирнов


Из воспоминаний агента ОГПУ Н. Н. Крошко-Кейта

Я получил задание постараться проникнуть в белоэмигрантскую организацию "Братство русской правды". Эту организацию возглавлял бывший следователь по особо важным делам царского правительства В. Орлов. Он раньше был во главе контрразведки у Врангеля. Это был умный и опасный враг. В берлинской полиции у него была связь с начальником отдела политической полиции, в рейхскомиссариате у него был свой человек, прибалтийский немец Зиверт... Орлов был организатором фабрики антисоветских и антикоммунистических фальшивок. По заказам иностранных разведок Орлов "добывал" для них, то есть изготовлял, "директивные письма ОГПУ и Коминтерна" и другую липу, послужившую, однако, основанием для крупных антисоветских провокаций... Я завоевал у Орлова полное доверие. Он уже стал иногда оставлять меня одного в своей квартире, и я смог снять слепки с ключей от его квартиры, шкафов и сейфа. Когда Орлов уехал к жене в свое мекленбургское имение, я проник в его квартиру и изъял материалы, изобличающие изготовление им фальшивок (дубликаты, черновики, заготовки, образцы штампов, печатей и т. д.). В частности, я изъял заготовки фальшивок, "изобличавших" американских сенаторов Бора и Норриса в получении денег от Советского правительства...

В начале 1929 года на основании заявления корреспондента американской газеты "Нью-Йорк ивнинг пост", известного американского журналиста Артура Книккербокера-младшего немецкая полиция вынуждена была арестовать всю шайку Орлова. Им инкриминировалась попытка продать Книккербокеру фальшивое письмо о получении американскими сенаторами Бора и Норрисом денег от Советского правительства за то, чтобы эти сенаторы выступили за признание Соединенными Штатами Советского правительства и установление дипломатических отношений. Заготовки и черновики этих писем вместе с другими изобличающими Орлова материалами были изъяты мною у Орлова незадолго до провала. Произошел грандиозный международный скандал.

ТАСС

12 марта 1929 года

Берлин. Постановление о высылке Орлова из Германии уже принято... Полицай-президент Цергибель хочет поспешно переправить Орлова через границу, так как он боится показаний, которые Орлов может дать в случае разбора его дела на суде.

ТАСС

14 марта 1929 года

Полпредство СССР в Берлине сделало германскому министерству иностранных дел представление такого же содержания, как сделанное недавно Соед. Штатами, т. е. что советское правительство заинтересовано в доскональном расследовании дела о фабрикации подделок.

ТАСС

16 марта 1929 года

Берлин. Лишь вчера был арестован ближайший сподвижник Орлова Гуманский... Газета "Вельт ам Абенд" сообщает, что Гуманский имел неоднократные свидания с вождем национал-социалистов (фашистов) Геббельсом.

ТАСС

19 марта 1929 года

Берлин. По делу о фабрике фальшивок арестован еще один эмигрант — Брауде. Всего по этому делу сидит уже десять человек. Газета "Роте Фане" снова указывает, что полицай-президиум поручил расследование дела о фальшивках Гарольду Зиверту, который сам является эмигрантом, шпионом и закадычным приятелем белогвардейских преступников.

ТАСС

20 марта 1929 года

Берлин. Продолжая свои разоблачения о Зиверте, газета "Роте Фане" задает полицай-президиуму вопросы: "Правда ли, что четыре месяца назад Зиверт получил от Орлова несколько тысяч долларов? Правда ли, что Зиверт заставил Орлова отдать эти деньги под дулом револьвера и при этом хвастался, что идея подделки документов принадлежит ему?"

ПРАВДА

23 марта 1929 года

В кондитерской этот опустившийся, но всегда "при набитом кошельке" человек часами доказывает своей аудитории, что большевики являются самыми гнусными в мире преступниками. Он изучает газетные сообщения о "раскрытом центре фальсификаций", и на его губах змеится улыбка. Он и не думает отрицать, что он именно и есть тот, за кого я его принимаю, он громко смеется и говорит:

— Что мы даем нашей клиентуре? Конечно, только такой товар, какой она хочет иметь. Большевики — подлецы, мошенники, негодяи, если они и не дают письменных доказательств этого. А мы эти доказательства даем. Америка хочет слышать о том, что сенатор Бора подкуплен? Пожалуйста, вот вам квитанция! Думаете, мы хотя бы одним словом обмолвились, что она подлинная? Дураки мы, что ли? А что касается юридической стороны вопроса, то торжественно заявляю вам, что то, что мы делаем, вовсе не является наказуемым деянием. Разве то, что нигде никогда не существовало, может считаться документом? Нет. Можно его фальсифицировать? Нет. Это также не оперирование лживыми фактами, ибо подкуп Бора вовсе не является фактом. Что же вы хотите? Эта квитанция является, таким образом, лишь утверждением, что сенатор Бора — подкупный человек. Это оскорбление, и сенатор Бора мог бы на нас пожаловаться мировому судье. Мы, однако, не живем в Америке, и за оскорбление нью-йоркского жителя нельзя быть наказанным в Берлине.

Хроника событий 1929 года


17.03 — В Москве введены заборные книжки — новое название карточек — на хлеб.

17.03 — Установлены дипломатические отношения между Швецией и Советским Союзом.

18.03 — В кишлаке Шахимардан толпа разъяренных верующих растерзала народного поэта Узбекистана коммуниста Хамзу Хакимзаде Ниязи.

Комментарии
Профиль пользователя