Коротко


Подробно

 Обзор арбитражной практики


Из зала суда: богатые тоже плачут


Приватизированные предприятия возвращаются государству в судебном порядке
       Прецедентные решения по кредитным спорам: если заемщик умышленно не вернул ссуду, страховщик не должен платить возмещение банку-кредитору
       Арбитраж признал незаконной торговлю программами телепередач
       Суд запретил Федеральной службе по валютному и экспортному контролю и налоговой полиции взыскивать с предприятий штрафы за незачисление валютной выручки на счета в уполномоченных российских банках
       Продажа серебра без лицензии обернулась для продавца изъятием всей его прибыли по решению суда
       Арбитраж признал законным 31-миллиардный штраф, наложенный налоговыми органами на "Русский дом селенга" за сверхлимитный остаток наличных денег в кассе
       
Телекомпании хотят выходить ночью и торговать анонсами
       САМЫЕ громкие споры минувших недель в Высшем арбитражном суде связаны с двумя телекомпаниями. Заметим, что средства массовой информации — не частые участники арбитражных споров. Некоторые их иски к госорганам арбитражные суды не принимают, заявляя, что они должны рассматриваться в общих (народных) судах. Именно по этой мотивировке более года назад Высший арбитражный суд оставил без рассмотрения иск "Российской газеты", которая оспаривала постановление правительства России о смене ее учредителей. В народный же суд "Российская газета" обратиться не успела, так как правительство спешно уволило ее тогдашнего редактора, и некому было подписывать иск. Как правило, арбитраж принимает иски газет и телерадиокомпаний, если ущемлены их интересы как предприятий и собственников имущества. А споры по поводу учредительства средств массовой информации разрешают нарсуды.
       Петербургская телекомпания "5-й канал" предъявила иск к Федеральной службе по телерадиовещанию (ФСТР), которая, как считает истец, нанесла ущерб "5-му каналу" и как средству массовой информации, и как предприятию. ФСТР изъяла у телекомпании часть утреннего и ночного эфирного времени. Согласно приказу ФСТР, программы компании "Петербург-5-й канал" больше не будут выходить с 7.00 до 12.30 (в выходные дни до 10.00) и с 0.30 до 2.00. Петербургская телекомпания обратилась в суд с просьбой признать этот приказ недействительным.
       Если эфирное время забирают, значит, это нужно кому-нибудь из конкурентов "5-го канала". И действительно, изъятые у петербургской компании эфирные часы были отданы московской компании "Телеэкспо" по просьбе Юрия Лужкова. Эту компанию создали Москомимущество и АО "Мосэкспо" для организации в эфире своеобразного телемагазина, а также выпуска развлекательных и семейных программ. ФСТР своим приказом передала компании "Телеэкспо" все ночное время, в том числе те часы, которые принадлежали ГТРК "Петербург-5-й канал". Телекомпания пыталась доказать суду, что ФСТР нарушила порядок изъятия эфирного времени. Нарушение, по мнению истца, заключалось в том, что ФСТР предоставила компании "Телеэкспо" чужое эфирное время, в то время как лицензия "5-го канала" не была аннулирована в части этого времени. Однако истцу следовало бы придержать этот главный козырь до судебного заседания, а не оглашать его в отправленном ФСТР по почте иске. Сообразительный ответчик успел подготовиться к суду — переформулировал оспариваемый приказ так, чтобы его действия выглядели законно.
       Основной же причиной изъятия лицензии у телекомпании являлось, по словам представителей ФСТР, нарушение ею "Положения о лицензировании..." Имела место скрытая переуступка истцом своей лицензии, а именно трансляция им передач телекомпании "Свежий ветер" без логотипа "5-го канала". (Эта телекомпания, учрежденная директором фирмы "ЛИС`С" Сергеем Лисовским, готовила, в частности, развлекательную программу "Доброе утро", наиболее прибыльную на петербургском телевидении). Хотя истец и утверждал, что передачи "Свежего ветра" выходили с логотипом петербургской компании, однако видеопленку в доказательство не представил. ФСТР также не передала суду видеоматериалы. Но судебная коллегия сочла, что в данном случае доказательства должны были поступить от истца. А поскольку они предоставлены не были, суд отклонил иск "5-го канала".
       Коллеги "5-го канала" из екатеринбургской частной компании "4-й канал" судились со Свердловским теруправлением антимонопольного комитета (ГКАП). Телевизионщиков возмутило предписание этого теруправления о нарушении "4-м каналом" закона "О конкуренции". Предыстория спора такова. Год назад телекомпания "4-й канал" решила выпускать свою газету и публиковать в ней программу передач. На время "раскрутки" этой газеты было решено ограничить другим изданиям доступ к телепрограмме. К примеру, "Уральской газете" и ее приложению "Торг" программу не давали, так как они отказались платить за нее 50 млн руб. "Уральская газета" обратилась с жалобой на телекомпанию в Свердловское теруправление антимонопольного комитета РФ. И оно предписало телекомпании обеспечить равное право доступа всем печатным изданиям к приобретению программы телевидения "4-го канала" и ее публикации. В ответ телекомпания подала в суд иск к антимонопольному теруправлению, и Свердловский арбитражный суд отменил его предписание. Однако теруправление добилось пересмотра этого дела в Высшем арбитражном суде. Суд вынес прецедентное решение. Он признал, что компания вообще не вправе была взимать с газет плату за публикацию программ передач, поскольку телепрограммы не относятся ни к объектам авторского права, ни к интеллектуальной собственности — это лишь расписание выхода передач в эфир. Действия же "4-го канала" суд расценил как нарушение закона "О средствах массовой информации". Иск телекомпании к антимонопольному управлению отклонен. И хотя руководство "4-го канала" заявило, что все равно будет брать плату за телеанонсы, тем не менее этот вердикт Высшего арбитражного суда может стать основанием для отказа газет от оплаты программ передач, даже чисто символической.
       
Началась экспроприация неудачно проданных предприятий
       В местные арбитражные суды стало поступать все больше исков госорганов о расторжении или признании недействительными договоров, по которым победителям конкурсов продавались магазины, кафе и парикмахерские. Как правило, иски предъявляются от имени фондов имущества, которые недовольны нецелевым использованием проданных объектов. В некоторых случаях истцом выступает прокуратура, нашедшая в давних сделках приватизации формальные нарушения закона.
       Судебные споры по таким искам показывают, что лишиться приватизированного объекта не просто, а очень просто. В некоторых случаях фонд имущества только и ждет, когда покупатель нарушит хоть один пункт договора купли-продажи, что станет поводом для расторжения с ним этого договора через суд. Два таких иска были недавно рассмотрены в порядке надзора Высшим арбитражным судом.
       Типичная ситуация сложилась в Перми, где городской фонд имущества решил возвратить в свою собственность муниципальное предприятие "Кафе 'Лира'", проданное в 1993 году фирме "Лира Лтд". Фонд подал в Пермский арбитражный суд иск к "Лире Лтд" о расторжении договора купли-продажи кафе. Областной арбитраж не стал отменять сделку приватизации, признав, что ни один из законодательных актов такого права ему не дает. Однако его поправил Высший арбитражный суд. Он сослался на закон "О приватизации...", который предоставляет суду право признать сделку приватизации предприятия недействительной, если нарушены условия, на которых оно было приобретено по конкурсу.
       Кафе "Лира" было продано одноименной фирме на условиях сохранения его профиля на 5 лет и рабочих мест на 2 года. Оба эти условия покупатель нарушил. Как сказано в решении суда, фирма "Лира Лтд" вообще не обеспечила работу предприятия. Это стало основанием для признания сделки по продаже ей кафе недействительной. Высший арбитражный суд обязал "Лиру Лтд" возвратить кафе в муниципальную собственность. Взамен фирма получит от фонда 78 тыс. руб., которые она заплатила в 1993 году за кафе.
       Аналогичные иски прокуратур удовлетворяются судами реже. Судьи с некоторым раздражением воспринимают прокурорские требования, основанные лишь на формальном и незначительном отступлении сделок приватизации от требований закона. В качестве примера — тяжба прокуратуры Московской области с коммерческим благотворительным фондом содействия правоохранительным органам, у которого она пыталась изъять в пользу муниципальных властей магазин "Малахит".
       Летом 1992 года в подмосковном Щелково был проведен конкурс по продаже магазина #40 "Малахит". Победителем был признан коммерческий благотворительный фонд содействия правоохранительным органам, учрежденный тремя физическими лицами. Он заявил о намерении уплатить за магазин 15,3 млн руб. Местные власти продали ему эту торговую точку. А два года спустя областная прокуратура предъявила иск о признании договора купли-продажи недействительным. По ее мнению, фонд не вправе выступать в роли покупателя на конкурсе, так как его статус не соответствует ни одной из организационно-правовых форм, предусмотренных законом "О предприятиях...". К тому же, покупателю была необоснованно предоставлена рассрочка в оплате здания, которую вправе был получить лишь трудовой коллектив магазина "Малахит".
       Однако Высший арбитражный суд счел претензии прокуратуры необоснованными и отклонил ее иск. Из устава фонда следует, что он создан как предприятие, а значит, он мог быть покупателем на конкурсе. Попрекать же фонд рассрочкой, по мнению суда, уже поздно, так как он давно уплатил всю продажную сумму магазина и 3 года пользуется им как собственник.
       
Приватизироваться можно и по решению суда
       Активность в арбитражных спорах о приватизации проявляют не только госорганы, но и фирмы-покупатели. В суде последние просят принудить чиновников к оформлению выкупа их предприятий. Суды принуждают органы по управлению имуществом включить в договор выкупа не только оборудование предприятия, но и недвижимость, которую упомянутые органы предпочитают оставлять в своем распоряжении и сдавать в аренду.
       Однако покупатели могут рассчитывать на результативный исход судебной тяжбы лишь при правильном составлении иска. Довольно распространенная ошибка истцов — требовать в суде признания за ними права собственности на помещения, которые они арендуют и по закону имеют право выкупить. Торопиться не следует — сначала надо заставить госорганы оформить договор купли-продажи помещений. А право собственности на них будет следовать из такого договора.
       Неудачей завершилась в Высшем арбитражном суде тяжба ТОО "Чародейка" с комитетом по управлению имуществом подмосковного города Жуковский. И все из-за того, что "Чародейка" неправильно сформулировала свой иск, потребовав признать за ней право собственности на помещение парикмахерской, которую она занимает (Жуковский, ул. Молодежная, д. 22). Ранее ТОО выкупило арендованное имущество парикмахерской, а ее площади продолжало арендовать. Теперь согласно Госпрограмме приватизации на 1994 год "Чародейка" имеет право на приобретение в собственность и арендованного помещения.
       Однако суд отклонил ее иск. Позиция суда такова: право собственности на помещение перейдет к "Чародейке" лишь после заключения договора купли-продажи. Поэтому ей следовало подать иск о принуждении ответчика к заключению такого договора, а не о признании за ней права собственности.
       Довольно часто судьям приходится сталкиваться с необоснованными придирками госорганов к договорам аренды, предусматривающим право выкупа арендованного имущества. Так, министерство республики Коми по управлению имуществом отказалось продавать "Автотранспортному предприятию торговли" арендованное (с правом выкупа) имущество предприятия. Министерство сочло договор аренды незаконным, так как в нем отсутствовала фиксированная ставка арендной платы.
       Однако, по мнению судебной коллегии, которая рассматривала иск предприятия к министерству, арендная плата не обязательно должна быть фиксированной. В договоре о передаче имущества в аренду "Автотранспортному предприятию торговли" арендная плата измеряется в процентах от прибыли арендатора. И это не повод для отказа в приватизации предприятия. Арбитражный суд республики Коми признал недействительным решение министерства об отказе в выкупе арендованного имущества и обязал ответчика в 20-дневный срок заключить с истцом соглашение о выкупе. Министерство пыталось оспорить это решение в Высшем арбитражном суде, однако он оставил его в силе.
       
Крупное предприятие борется с мошенничеством властей
       Если вас как вкладчика обманула какая-нибудь фирма типа "Рога и копыта", вам должно быть не так обидно, как руководству Курского производственного объединения "Магнит". Последнее оказалось жестоко обманутым более солидной организацией — администрацией Курска. В декабре 1991 года администрация выставила в адрес "Магнита" платежное требование на 300 тыс. руб., сообщив, что согласно ее распоряжению это предприятие обязано внести дополнительный долевой вклад в строительство жилья. Ни квартир, ни своих денег "Магнит" не получил. Позже выяснилось, что упомянутое распоряжение Курской администрации не обязывало "Магнит" вносить дополнительные средства на строительство жилья. Городские власти умышленно ввели в заблуждение это предприятие, чтобы получить деньги на свои нужды.
       "Магнит" решил проучить чиновников-мошенников, предъявив Курской администрации иск на 900 млн руб. В сумму иска вошли не возвращенные ему 300 тыс. руб., а остальное — убытки, рассчитанные исходя из количества жилой площади, которую истец мог бы получить в 1991 году на 300 тыс. руб. То есть "Магнит" требовал возместить ему убытки в связи с инфляцией. Увы, эти требования были заведомо обречены на отклонение, так как в нашей стране ни один законодательный акт не предусматривает взыскание с должника убытков, связанных с инфляцией. Предприятию следовало бы взыскивать с администрации проценты за незаконное пользование чужими деньгами, в соответствии с "Основами гражданского законодательства". Увы, оно пошло другим путем, и его стремление проучить власти так и осталось неудовлетворенным. Высший арбитражный суд взыскал с администрации Курска лишь незаконно полученные в 1991 году 300 тыс. руб., а в остальной части иска отказал.
       
Суд разъяснил, что такое страховой случай
       Невозврат банковского кредита стал довольно банальным явлением. Как и нежелание страховщика кредита расплачиваться с банком за должника. Крупные и известные страховые компании имеют опытных юристов, которые при подаче на них в суд легко доказывают, что их компания не должна отвечать за невозврат застрахованного кредита.
       "Наступил ли страховой случай?" — этот вопрос для участников кредитных споров сродни гамлетовскому "Быть или не быть?" Высший арбитражный суд в нескольких постановлениях по конкретным делам разъяснил, в каких случаях страховщик освобождается от ответственности перед банком-кредитором.
       Челябинский Форум-банк судился с Русской страховой транспортной компанией, которая застраховала ссуду 11,5 млн руб., выданную банком в 1993 году некоему ИЧП "Антант". По истечении срока возврата ссуды "Антант" постигла участь многих ИЧП: он обанкротился. Банк-кредитор, как и полагается, обратился за возмещением к страховщику. Однако не получил от него ни рубля. Тогда банк решил взыскать кредит через суд.
       Челябинский арбитражный суд в декабре 1994 года удовлетворил иск банка за счет страховой компании. Но спустя полгода надзорная коллегия Высшего арбитражного суда, специализирующаяся на банковских спорах, приняла решение о возврате страховой компании взысканных денег. Коллегия пришла к однозначному выводу, что страховой случай не наступил. Ведь ссуда была целиком потрачена заемщиком на погашение другого кредита, взятого ранее ИЧП "Антант", а не на закупку товаров, как указывалось в кредитном договоре. Причем нецелевое использование кредита не было случайным, а носило умышленный характер. Между тем согласно закону "О страховании" основанием для отказа произвести страховую выплату являются умышленные действия заемщика, направленные на наступление страхового случая. Подтверждением умысла заемщика на невозврат ссуды явился для суда и факт возбуждения против ИЧП "Антант" уголовного дела. По мнению суда, кредит следовало взыскивать именно с ИЧП "Антант".
       Другой челябинский банк, "Челиндбанк" через суд взыскивал со страховой компании "Росса" 43 млн руб. — проценты за пользование ссудой, выданной банком акционерному обществу "Стройпрофиль" и застрахованной "Россой". Этот иск также был удовлетворен Челябинским арбитражным судом за счет страховой компании, а Высший арбитражный суд не согласился с областным арбитражем и отменил его решение.
       Коллегия суда отметила, что "неисполнение заемщиком обязанности по возврату кредита может быть расценено как страховой случай только тогда, когда это событие явилось случайным, то есть не зависящим от действий самого заемщика". Если же заемщик использует ссуду не на цели, указанные в кредитном договоре, а на расчеты со своими должниками и уплату налогов (как это сделало в данном случае АО "Стройпрофиль"), то невозврат кредита нельзя считать случайным. Следовательно, страховщик ничего не должен платить банку-кредитору. В этом же постановлении Высший арбитражный суд подверг критике практику местных арбитражей, которые считают наличие договора страхования безусловным основанием для взыскания со страховой компании невозвращенной ссуды.
       
Скрывая валютную выручку, вы дарите ее государству
       По всей стране идут судебные процессы, связанные с применением небезызвестного указа президента РФ от 14 июня 1992 года #629 "О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки..." С исками в арбитражные суды обращаются предприятия, которые были уличены госорганами в сокрытии валютной выручки от экспорта и оштрафованы на сумму сокрытой выручки.
       К каким уловкам только не прибегают в суде истцы, чтобы вернуть кровные валютные суммы, исчисляемые, как правило, в миллионах долларов! Но тщетно. Штраф будет вам возвращен судом лишь в одном случае — если его наложил ненадлежащий орган. Ответ на вопрос, какой же орган правомочен штрафовать за сокрытие валютной выручки, содержится в июльском постановлении Высшего арбитражного суда по иску госпредприятия "Инмортранс" к налоговой инспекции по Петербургу.
       Налоговая инспекция при проверке установила, что "Инмортранс" в 1993 году реализовал компании "Бошинфлот" (Гамбург) 8 млн тонн топлива на $1,2 млн. Полученную выручку "Инмортранс" не зачислял на счета в уполномоченные банки РФ, как требует упомянутый указ #629, а расходовал на нужды своих экипажей, рассчитывался с кредиторами, переводил деньги на свой счет в Будапештском банке. Налоговая инспекция решила оштрафовать "Инмортранс" на сумму сокрытой валютной выручки, как это предусмотрено тем же указом.
       Оштрафованное предприятие подало на инспекцию в суд. Оно утверждало, что налоговая инспекция не вправе была накладывать такой штраф. Ведь согласно закону "О валютном регулировании..." штрафовать за нарушения, связанные с использованием валюты, вправе лишь специальные органы валютного контроля.
       Однако суд опроверг этот довод и отклонил иск "Инмортранса". Он разъяснил, что закон "О валютном регулировании...", принятый позже указа #629, не отменил его. А по указу штраф налагается Госналогслужбой РФ. Следовательно, Петербургская налоговая инспекция как подразделение этой службы вправе была штрафовать истца. Вместе с тем суд прямо указал в своем постановлении, что Федеральная служба РФ по валютному и экспортному контролю штрафует провинившихся лишь в случаях, предусмотренных законом "О валютном регулировании...", а применять штрафные санкции на основании указа #629 она не имеет права.
       Лишена такого права и налоговая полиция. Если решение о штрафе за незачисление валютной выручки в уполномоченные банки РФ принимается налоговыми полицейскими, то Высший арбитражный суд его отменяет. Он считает, что полиция не вправе применять к кому-либо санкции за правонарушения, не связанные с налоговыми отношениями.
       
Строить без лицензии можно, а торговать серебром нельзя
       Плох тот налоговый инспектор, который не найдет в любой сделке налогоплательщика нарушение закона. Некоторые особо добросовестные инспекторы и налоговые полицейские, обнаружив незаконную сделку, подают в суд иск о ее аннулировании и взыскании полученной по ней прибыли в бюджет. Незаконной госорганы считают, в частности, деятельность, запрещенную без лицензии, если у сторон по сделке ее нет.
       Налоговая инспекция по Новочеркасску подала иск о признании незаконными строительно-монтажных работ, проведенных экологическим кооперативом "Диоген" по договору с Новочеркасской ГРЭС. Хотя "Диоген" делал полезную работу (ремонтировал очистные сооружения), однако лицензии у него не было. Поэтому инспекция потребовала взыскать в бюджет всю полученную от этих работ прибыль (38 млн руб.). Но Высший арбитражный суд не позволил истцу пополнить бюджет за счет "Диогена". В обоснование отказа в иске суд сослался на новый Гражданский кодекс. Согласно ему сделка, совершенная лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной, если доказано, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. А налоговая инспекция не доказала, что заказчик знал о незаконности договора с "Диогеном".
       Не нашел суд оснований и для взыскания прибыли от этой сделки в госбюджет. По Гражданскому кодексу такая санкция предусмотрена, если сделка была совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, при наличии умысла у обеих сторон. Этого инспекция также не доказала. Суд отметил в решении, что "Диоген" хоть и вел строительно-монтажные работы без лицензии, но при этом свой устав не нарушал, так как по нему подобная деятельность была кооперативу разрешена.
       ТОО "Юность" повезло меньше, чем кооперативу "Диоген". К этому товариществу Высший арбитражный суд применил-таки "высшую меру наказания": взыскал полученную по его незаконным сделкам прибыль в доход государства.
       Инициатором этих жестких мер стала налоговая полиция Ивановской области, которая уличила "Юность" в совершении в 1992 году незаконных сделок по продаже населению ювелирных изделий из серебра. Они были приобретены "Юностью" на Приволжском ювелирном заводе "Красная Пресня" и на предприятии "Росгалантерея". ТОО, перепродав ювелирные изделия без соответствующего разрешения (лицензии), нарушило указ президента от 22 февраля 1992 года "О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена". Полиция предъявила иск о признании этих сделок незаконными и взыскании в госбюджет прибыли, полученной "Юностью" в результате их совершения (0,9 млн руб.). Суд удовлетворил иск, так как упомянутый указ президента запрещает свободную реализацию драгметаллов в целях "обеспечения общественной безопасности". Следовательно, сделки, совершенные в нарушение этого запрета, противоречат, по мнению суда, государственным интересам. И прибыль от них подлежит изъятию в доход государства.
       
У РДС изъяли 7 миллиардов и пересчитали за его счет
       Год назад областные налоговые органы проверили региональные филиалы АОЗТ "Русский дом селенга" на предмет накопления в их кассах наличных денег сверх установленного лимита. Проверке в Байкальском филиале РДС предшествовал инцидент в Иркутском аэропорту, когда налоговая полиция предотвратила вывоз этим филиалом 7 млрд руб. за пределы области. Изъятие денег и стало поводом для проверки. Полицейские пытались выяснить, каким образом у филиала накопилась такая крупная сумма наличности. Ведь он обязан был ежедневно сдавать так называемые сверхлимитные остатки наличных денег в Востсибкомбанк, где находится его счет.
       Проверив филиал, налоговая инспекция по Иркутской области вынесла решение о наложении на него штрафа в размере 31,8 млрд руб. Санкции были применены на основании указа президента РФ от 23 мая 1994 года #1006 "Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей". Этот указ разрешает штрафовать налогоплательщика в тройном размере от суммы сверхлимитных остатков в кассе. У филиала же было обнаружено 10,6 млрд руб., не сданных в банк. Филиал подал на инспекцию в суд. Истец доказывал, что штрафовать филиал за сверхлимитные наличные деньги в кассе незаконно — ведь самого лимита установлено не было. Согласно "Порядку ведения кассовых операций в РФ", этот лимит должен быть установлен Востсибкомбанком, обслуживающим филиал. Но банк его не определил, так как филиал РДС просил слишком большой лимит (сначала 54 млрд руб., затем 5 млрд руб.). Иркутский арбитражный суд отменил штраф. А пока длилась тяжба, изъятые у РДС деньги (7 млрд руб.) были сданы Иркутской налоговой полицией в Востсибкомбанк. Там они были пересчитаны сотрудниками банка, которым полиция заплатила за эту работу 164 млн руб. из денег РДС. Пересчитанные деньги полностью ушли на счета областной налоговой инспекции и Кировской районной налоговой инспекции (где стоит на учете филиал РДС). Таким образом, частично было исполнено инкассовое распоряжение о 31-миллиардном штрафе.
       Налоговые органы не могли смириться с отменой судом штрафа. С помощью Генпрокуратуры они добились пересмотра дела в Высшем арбитражном суде. Ему было представлено заключение Департамента регулирования денежного обращения ЦБ, который признал, что если обслуживающий банк не установил предприятию лимит остатка наличных денег в кассе, то оно обязано сдавать в банк всю денежную наличность. Следовательно, филиал РДС, который является предприятием, оштрафован законно, так как наличные деньги в банк не сдавал. С этим согласился Высший арбитражный суд, который отменил решение Иркутского арбитража и отказал в иске филиалу РДС.
       Аналогичные судебные процессы по искам филиалов АОЗТ "Русский дом селенга" к налоговым органам состоялись во многих областях страны. Во всех случаях филиалы оспаривали штрафные санкции за обнаруженные в их кассах "лишние" миллиарды рублей, которые не были вовремя сданы в банк. В некоторых случаях им удавалось добиться удовлетворения исков. Так, Хабаровский арбитражный суд признал недействительным решение управления Департамента налоговой полиции (УДНП) по Хабаровскому краю о взыскании с Хабаровского филиала РДС 6,8 млрд руб. штрафа за превышение лимита наличных денег в кассе. Суд признал, что решение о штрафе в данной ситуации вправе была принимать лишь налоговая инспекция, а не полиция. Пензенский арбитражный суд признал недействительным аналогичный акт проверки УДНП в отношении Пензенского филиала РДС, оштрафованного на 11,6 млрд руб., поскольку налоговая полиция опять же превысила свои полномочия. В остальных случаях победы в судебных спорах с РДС добивались налоговые органы. К великому огорчению вкладчиков, чьи деньги, собственно, и уходили в лучшем случае в бюджет, а в худшем — оседали на счетах налоговых органов.
       
ГПУ растолковало указ президента. Имеются жертвы
       Указ президента #1773 о налоговой амнистии и трехкратных штрафах отменен, о чем Ъ сообщал на минувшей неделе в налоговом обзоре. Однако судебных исков налогоплательщиков, испытавших на себе действие указа, меньше пока не стало. А в связи с разъяснением указа Государственно-правовым управлением (документ датирован 28 декабря 1994 года) судам придется, возможно, пересматривать и собственные решения. Дело в том, что сам указ предусматривает тройные штрафы лишь за сокрытые от налога доходы, а в разъяснении ГПУ под "доходами" понимаются и остальные недоплаченные налоги. Арбитражные суды отменили уже довольно много решений налоговых органов, которые так же, как и ГПУ, расширительно трактовали указ и штрафовали в тройном размере за неуплату любых налогов.
       Теперь же Высший арбитражный суд диктует иную практику. В своих постановлениях он ссылается на разъяснение ГПУ и признает правомерным тройной штраф за сокрытие любого налога. В качестве примера можно привести решение этого суда от 19 июля об отказе в иске ВО "Авиаэкспорт" к налоговой инспекции #4. Истец надеялся избежать 300-процентного штрафа за занижение налога на пользователей автомобильных дорог и на имущество. Суд мотивировал отказ в иске так: по указу президента, конечно, тройные санкции в этом случае не положены, но "между тем" есть разъяснение ГПУ (данное по поручению самого президента), которое такие санкции узаконило. Так что требования истца об их снижении, по мнению суда, необоснованны. Таким образом, суд взял на вооружение трактовку ГПУ, юридически далеко не безупречную. Спорить же по этому поводу с судом Ъ не советует.
       ЕКАТЕРИНА ЗАПОДИНСКАЯ
       
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение