Коротко

Новости

Подробно

Илья Кабаков не прошел вне конкурса

Культурная политика / Милена Ъ-Орлова

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Главная сенсация в списке номинантов на 4-ю Государственную премию в области современного визуального искусства "Инновация", оглашенном в конце прошлой недели,— это имя Ильи Кабакова, выдвинутого вместе с женой Эмилией в главной номинации "Лучшее произведение" за "Альтернативную историю искусства" — инсталляцию в "Гараже" Дарьи Жуковой.

Сразу скажу — решение о включении в пятерку номинантов на лучшее произведение патриарха, практически отца современного русского искусства и мировой звезды первого ряда Ильи Кабакова (вместе с женой-соавтором, разумеется), выдвинутого Московским музеем современного искусства, нелегко далось экспертному совету, в котором, признаюсь, состою и я... Часть экспертов резонно считали, что авторитет и заслуги 75-летнего классика так велики, что его присутствие в конкурсе лишает главную номинацию всякой интриги. Не дать премии такому человеку просто смешно. Дать — после приза от Венецианской биеннале, орденов от японского императора и от российского президента Медведева, не считая множества других весомых наград и всеобщего международного признания,— еще смешнее, а потому надо его исключить, ведь есть еще и номинация "За вклад", авось жюри, которое само выбирает лауреата в этой категории, догадается дать ее ветерану концептуализма.

Другие возражали, что на авось дело пускать нельзя, на "Вклад" могут найтись и другие претенденты, и в таком случае будет нелепо проигнорировать самую громкую выставку сезона, о которой (отчасти благодаря вложенным в нее $2 млн и имени подруги Романа Абрамовича Дарьи Жуковой, открывшей "Альтернативной историей искусства" свой центр искусств "Гараж" в сентябре прошлого года (см. "Ъ" от 17 сентября 2008 года) судачили далеко за пределами узких арт-кругов.

Однако среди 15 экспертов нашлись и такие, кто счел, что грандиозная тотальная инсталляция (жанр, придуманный Кабаковым), представляющая собой музей трех фиктивных российских художников-персонажей, чье совокупное творчество охватывает весь XX век и предлагает "третий путь" между авангардизмом и соцреализмом,— вовсе не шедевр и не инновация, а раздутый благодаря феноменальному для нашей страны бюджету перепев старых кабаковских мотивов, так что еще неизвестно, кого предпочтет жюри, там тоже не дураки сидят, они пусть и думают, кто сейчас главный новатор в русском искусстве. Так и порешили.

Альтернативы у "Альтернативной истории" следующие. "Это есть. Этого нет. Это есть" — проект 56-летнего Никиты Алексеева, тоже легендарного, хотя и не столь знаменитого, как Кабаков, концептуалиста-расстриги, в начале 1980-х бросившего концептуальное "умничанье" в группе "Коллективные действия" и открывшего на своей квартире галерею "Апт-Арт", из которой, как из рок-н-ролльной кожаной куртки, вышли многие звезды веселых 1980-х. Его нынешние карандашные рисунки сделаны как будто назло всем модным и актуальным трендам, видеоартам и инсталляциям, в назидание подрастающему поколению, что искусством можно заниматься и без всякого бюджета. Впрочем, такое вот приватное философствование с помощью простого рисования — тоже международный тренд, достаточно назвать знаменитого болгарина Недко Солакова или молодого румына Дана Пержовски, запомнившегося своими рисуночками на окне башни "Федерация" на 2-й Московской биеннале.

"Грачи прилетели" — очередной продукт никола-ленивецких промыслов, крестьянской артели из деревни Никола-Ленивец Калужской области, сбитой бывшим митьком Николаем Полисским в мощную творческую группировку, редчайший пример истинно народного современного искусства, как и предыдущие шедевры артели,— зиккураты из сена, вавилонские башни из сучьев, триумфальные арки-корзины. Стаю деревянных птиц, кажется вылетевших прямо из культовой саврасовской картины, как-то даже неудобно называть инсталляцией, скорее это мобильная скульптура, меняющая, как и настоящая грачиная стая, свои очертания и месседж в зависимости от того, куда она приземляется,— на русские поля или на пляж в Майами.

Кроме того, конкуренцию Кабаковым составляют представители относительно молодого поколения — видеоартист Виктор Алимпиев, следующий в фарватере знаменитого Билла Виолы и поразивший Москву меланхоличной и загадочной выставкой "Чей это выдох?", и фотограф Владислав Ефимов, выдвинутый на "Инновацию" сразу тремя сериями, из которых пришлось выбрать одну — про старые советские радиоприемники.

Таких явных фаворитов, как в номинации "Лучшее произведение", ни в "Кураторском проекте", ни в "Новой генерации", ни в "Теории, истории и критике" не обнаружилось. Бог знает, победит ли маститая Екатерина Деготь в качестве куратора исторической выставки "Борьба за знамя" юную энтузиастку Дарью Пыркину, проведшую целую биеннале молодых художников, а один из них — молодой художник Андрей Кузькин, поразивший воображение перформансом, где он месил ногами бетон, пока тот совсем не застыл,— поэтичного Хаима Сокола, проиллюстрировавшего ржавым железом платоновский "Котлован".

Но вот в номинации "Региональный проект", придуманной специально для поддержки инициатив на местах, спорная ситуация с Кабаковым повторилась. Тут заведомыми тяжеловесами оказались московский галерист Марат Гельман, раскочегаривший сенатора Сергея Гордеева не только на выставку "Русское бедное" в Перми, но и на открытие там музея современного искусства, и московский же коллекционер Пьер Броше со своим ЗАО "Авангард", повторивший подвиг передвижников и прокативший выставку современного столичного искусства по семи городам, от Владивостока до Краснодара. Хоть провинциальным деятелям должно быть обидно, что два из пяти мест в "их" номинации заняли люди с московской пропиской, у которых "и так все хорошо", но их присутствие вывело эту номинацию из разряда соревнования "Первый парень на деревне" на столичный уровень, как и включение нью-йоркского жителя Ильи Кабакова в номинацию "Лучшее произведение" сделало "Инновацию" конкурсом международного ранга. Теперь уже независимо от вердикта жюри.


Комментарии
Профиль пользователя