Коротко

Новости

Подробно

Вождь в руку

Валентину Гафту приснился Иосиф Сталин

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера

В театре "Современник" показали премьеру спектакля с говорящим названием "Сон Гафта, пересказанный Виктюком". Автор пьесы и исполнитель главной роли — Валентин Гафт, режиссер — Роман Виктюк. В сновидениях разбиралась МАРИЯ Ъ-СИДЕЛЬНИКОВА.


Для "Современника" "Сон Гафта" не первая попытка поразмыслить, кем же был товарищ Сталин на самом деле. В репертуаре театра уже есть спектакль "Полет ласточки...", где умирающего Сталина — вполне предсказуемого тирана, вызывающего жалость, играет Игорь Кваша. На второго Сталина худрук "Современника" Галина Волчек согласилась только при условии, что реального исторического персонажа на сцене не будет. Для этого место действия своей дебютной пьесы Валентин Гафт определил как "сон", а Роман Виктюк поставил ее в незаменимом в таких случаях жанре фантасмагории.

Для господина Виктюка эта тема тоже не в новинку: почти 20 лет назад он выпустил в Театре Вахтангова политический фарс "Уроки мастера" с Михаилом Ульяновым в роли бескомпромиссного и жестокого политика Сталина. В "Сне Гафта", кажется, все наоборот: Сталин отчаянно твердит "расстрелять", чтобы тут же усомниться в своем приговоре.

Фабула проста: служащему архива Коле (Валентин Гафт) снится сон, в котором Иосиф Сталин жив и приглашает его на свидание. Дальше — больше: Коля вдруг начинает сбиваться на сомнительный грузинский акцент и объявляет себя генсеком. По очереди оживший вождь приглашает к себе (в железной "клетке-комнате" угадывается любимый сценограф Романа Виктюка Владимир Боер) на задушевные исповедальные беседы Эдуарда Радзинского, маршала Жукова, Анну Ахматову, Дмитрия Шостаковича, Михаила Жванецкого и даже Геннадия Зюганова (все роли исполняет Александр Филиппенко). Для каждого посетителя у внимательного генсека находится и ласковое словцо: Радзинскому он кается в войне ("на совести моей война"), Жукову объявляет, что без него не было бы победы; заслушивается Седьмой симфонией Шостаковича и признает-таки его гением; нехотя говорит о том, что знает наизусть все стихи Ахматовой; любовно издевается над Зюгановым, декламирующим: "Товарищ Сталин, мы навеки с вами и даже гимн поем со старыми словами", и иронизирует над Жванецким: "Ну хоть бы раз из интереса сатирик был бы не еврей".

Между шутками и остротами, напоминающими эпиграммы Валентина Гафта, порой проскальзывают и вполне серьезные высказывания, которые метят в день сегодняшний: "в России каждый президент есть генеральный секретарь" или "молчание слепого большинства кончалось страшным воем заключенных". Но устрашающее будущее России так и остается лишь туманными намеками. А в настоящем — родившийся после перестройки подросток (молодой актер "Современника" Максим Разуваев) наивно удивляется: за что же посадили бабушку?

Как и следовало ожидать, в финале чувствительный тиран, прячась в собственный пиджак, сходит с ума и в отчаянии просит за все прощения. Зрители расходятся довольные разговором с вождем "не по службе, а по душе" а критики идут обсуждать, почему же сон Гафта рождает чудовищ.


Комментарии
Профиль пользователя