Коротко

Новости

Подробно

Актер заговорного жанра

Том Круз в "Операции "Валькирия""

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

Сегодня в прокат выходит фильм "Операция "Валькирия"" (Valkyrie). Режиссер Брайан Сингер изготовил из не совсем избитого исторического факта безукоризненно банальный фильм с совершенно обыкновенным Томом Крузом в роли полковника, возглавившего последнюю попытку убить Гитлера. О том, что среди фашистов были порядочные люди и кроме штандартенфюрера Штирлица, узнала из "Валькирии" ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


Чтобы развеять первый же приходящий в голову по поводу "Валькирии" вопрос ("Какой же из Тома Круза арийский аристократ?"), в ходе рекламной кампании, включающей кругосветное путешествие исполнителя главной роли, педалируется его поразительное внешнее сходство с настоящим Клаусом фон Штауффенбергом. Хотя один из потомков прототипа высказался в том смысле, что помимо отсутствия харизмы американский актер и ростом просто-напросто не вышел для роли полковника. Том Круз с непрошибаемым достоинством выносит все эти нападки, так же как его герой с самого начала прекрасно видит своим единственным широко раскрытым глазом, что его историческая миссия невыполнима, и именно это его в ней, возможно, дополнительно привлекает. Второй глаз, а также несколько других частей тела полковник теряет в североафриканской кампании, после чего, вернувшись в Берлин, попадает в кружок антинацистских заговорщиков-генералов. Их играют в основном английские актеры — Кеннет Брана, Билл Найи, Том Уилкинсон, Теренс Стамп и имеющаяся у многих комическая родословная, конечно, придает определенный колорит как их совместным сценам, так и описанию предыдущей попытки уничтожить Гитлера. Она заключается в том, что генерал фон Тресков (Кеннет Брана) подсовывает в самолет Гитлеру "небольшой презент" — бутылочку французского ликера куантро, в которую вмонтировано взрывное устройство. Получив звонок, что самолет, несмотря на ликерчик, благополучно приземлился, генерал поджимает губки и на подгибающихся ногах идет к кому-то в кабинет вызволять несработавшую бутылочку, стараясь при этом не паниковать и самому не подорваться на своей бомбе.

Первую половину "Валькирии" занимают преимущественно кабинетные совещания, во время которых авторы стараются покрупней показать мужественные медальные профили, суровые квадратные скулы, волевые подбородки и многозначительно сощуренные глаза немецких аристократов, презирающих плебея Гитлера и его национал-социалистское отребье. Однако, обсуждая, чем бы извести фюрера в следующий раз и скоро ли за всеми ними придут из гестапо, пожилые заговорщики слишком нервно кудахчут друг на друга, отчего как-то сразу становится очевидно: люди, которые так суетятся, обречены на поражение. Герой Тома Круза один пытается сохранять нордическое самообладание в этой базарной компании, напоминающей сборище "пикейных жилетов". Потеряв вместе с кистью правой руки и возможность записывать в дневник интересные парадоксальные мысли о том, что верность Гитлеру — это одно, а преданность Германии — совсем другое, фон Штауффенберг внушает заговорщикам, что хватит теоретизировать, а пора действовать: на дворе 1944-й, и чем закончится Вторая мировая для Германии, уже можно догадаться.

Гитлер в "Операции "Валькирия"" (Дэвид Бамбер), пожалуй, выглядит наиболее оригинально — не как клишированный бесноватый фюрер, а как пожилой усталый человек, который раньше всех все понял и теперь ко всему уже безразличен, кроме своей овчарки и бравых военных. Тщательно осмотрев пришедшего на аудиенцию полковника фон Штауффенберга, пучащего один настоящий глаз и один стеклянный (его он вставляет почему-то только во время свиданий с Гитлером, видимо, стараясь ему понравиться), фюрер объявляет красавца идеалом немецкого офицера и доверчиво подписывает подсунутый ему неотразимым полковником план операции "Валькирия", по которому власть после убийства рейхсканцлера должна перейти в руки заговорщиков. Должно быть, чтобы обезопасить фон Штауффенберга от гомоэротических подозрений, ему придумана эпизодическая жена, которая появляется пару раз без какой-либо конкретной цели, если не считать стремления режиссера Сингера напустить сентиментальности. В одной из семейных сцен детишки виснут на фон Штауффенберге, белокурая малютка дочь напяливает его фуражку, а из патефона раздается вагнеровский "Полет валькирий". В этот момент окончательно рассеивается эфемерная надежда, что в "Операции "Валькирия"" можно будет увидеть хоть что-то настоящее, кроме мессершмитов.


Комментарии
Профиль пользователя