Коротко


Подробно

10 дел адвоката Маркелова

Один из самых распространенных, после соболезнований, откликов на смерть адвоката Станислава Маркелова на интернет-форумах: не занимался бы такими делами, не убили бы. "Власть" предоставляет читателям возможность ознакомиться с делами, которыми, по мнению значительной части общества, в России заниматься нельзя.


19 января Станислав Маркелов провел пресс-конференцию, посвященную условно-досрочному освобождению Юрия Буданова. После пресс-конференции Маркелов и внештатная сотрудница "Новой газеты", студентка пятого курса журфака МГУ Анастасия Бабурова пошли по улице Пречистенка по направлению к Гоголевскому бульвару. У дома N1 их догнал убийца в натянутой на лицо шапке с прорезями для глаз. Он сделал два выстрела — один в голову Маркелова, второй — в голову Бабуровой и ушел в метро "Кропоткинская". Станислав Маркелов умер на месте, Анастасия Бабурова скончалась в тот же вечер в больнице.

Убийство вызвало большой резонанс в СМИ. Российские и зарубежные правозащитники потребовали от властей приложить все силы к раскрытию этого преступления. Прокуратура не испытывает недостатка в версиях: многие из дел, которыми занимался Маркелов, могли стать причиной его смерти. "Власть" рассказывает только о десяти. Конечно, не все они смертельно опасны, но каждое по-своему показательно.

Дело Буданова


В мае 2002 года Станислав Маркелов заменил заболевшего адвоката семьи Кунгаевых Абдуллу Хамзаева. После возвращения последнего на процесс защитники не смогли найти общий язык. Кульминацией их противостояния стал инцидент на записи телепередачи "Забытый полк" в ноябре 2002 года, когда адвокат Хамзаев ударил своего коллегу кулаком в лицо. В результате Станислав Маркелов отказался от дальнейшего участия в процессе, после смерти Хамзаева от сахарного диабета в июне 2004 вернулся в дело.

Командир 160-го танкового полка Юрий Буданов обвинялся в том, что в марте 2000 года арестовал, а затем задушил 18-летнюю чеченскую девушку Эльзу Кунгаеву. На первых допросах Буданов сообщил, что пытался узнать у девушки, где находится ее мать, которую считал снайпером боевиков. Позже стал говорить, что принял за снайпера саму Эльзу. 25 июля 2003 года полковник Буданов был признан виновным в умышленном убийстве, похищении и превышении служебных полномочий и приговорен к десяти годам колонии строгого режима. 24 декабря 2008 года Димитровградский городской суд удовлетворил ходатайство бывшего полковника об условно-досрочном освобождении. Станислав Маркелов обжаловал решение суда. Он утверждал, что осужденный не возместил причиненный ущерб, а в адрес проживающих за границей Кунгаевых продолжают поступать угрозы. Маркелов направил письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, потребовав от него "нести личную ответственность за происшедшее". Тем не менее 15 января 2009 года Юрий Буданов был выпущен из тюрьмы, а жалобу защиты к рассмотрению не приняли. 19 января на пресс-конференции за полчаса до своей гибели адвокат требовал расследовать другие преступления Юрия Буданова в Чечне и обещал при необходимости обратиться в международный суд. Позже стало известно, что Маркелов в последнее время получал SMS-сообщения такого содержания: "Ты безмозглое животное... опять влез в дело Буданова?! Придурок, не мог найти более спокойный способ самоубийства??!!".

Дело Кадета


Еще одним громким "чеченским" процессом Станислава Маркелова стало дело оперуполномоченного угрозыска Нижневартовского РОВД Сергея Лапина (кличка Кадет), обвиняемого в похищении Зелимхана Мурдалова. Откомандированный в Чечню Лапин был одним из сотрудников чеченской милиции, задержавших 26-летнего чеченца в Грозном 2 января 2001 года. После задержания он исчез. Свидетели видели, как сильно избитого Мурдалова забрал из изолятора Октябрьского ВОВД оперуполномоченный Лапин, которого опознали по выбритому на затылке радиопозывному "Кадет". Станислав Маркелов представлял в этом деле родителей пропавшего, тело которого не найдено до сих пор. Этот процесс стал первым делом против российского милиционера, рассматривавшимся в Чечне. 29 марта 2005 года Сергей Лапин получил 11 лет колонии строгого режима. В этом деле Станислав Маркелов тесно сотрудничал с журналисткой Анной Политковской, которая много писала о Кадете. Он представлял ее интересы, когда прокуратура возбудила против Лапина дело в связи с угрозами, отправляемыми им на электронный адрес журналистки (позже закрыто за отсутствием состава преступления).

Дело чеченского боевика


Маркелов защищал бывшего чеченского боевика Заура Мусиханова. 21-летний чеченец был членом одного из бандформирований всего несколько месяцев и за этот срок не совершил тяжких преступлений. В феврале 2003 года он добровольно явился с повинной в милицию, рассчитывая на амнистию. Там ему предложили присоединиться к службе безопасности Рамзана Кадырова, а после отказа завели дело. 24 сентября 2004 года Верховный суд Чечни приговорил Мусиханова к девяти годам колонии строгого режима, признав виновным в незаконном лишении свободы, бандитизме и незаконном ношении оружия и боеприпасов. Станислав Маркелов рассказал журналистам о существующей в Чечне практике, когда объявленная амнистия используется для вербовки сдавшихся боевиков в "кадыровские вооруженные отряды", а несогласные "подвергаются политическим гонениям и судебному разбирательству по надуманным поводам". По словам адвоката, это и произошло в деле с его подзащитным. Защитник безуспешно пытался обжаловать приговор в Верховном суде, а затем направил дело в Европейский суд по правам человека.

Дело заложницы "Норд-Оста"


Маркелов представлял интересы потерпевшей в теракте на Дубровке чеченки Яхи Несерховой, подозреваемой в терроризме. Несерхова пришла на мюзикл "Норд-Ост" с подругой и не покинула захваченный театр, когда террористы отпустили всех кавказцев и мусульман. После штурма она попала в больницу с отравлением газом, откуда 28 октября 2002 года ее переправили в СИЗО "Марьино" как предполагаемую террористку. По словам правозащитника Давида Горелишвили, Станислав Маркелов оказался единственным адвокатом, который согласился защищать чеченку в ходе следствия. 5 ноября ее признали заложницей и освободили, не предъявив никаких обвинений.

Дело о масличном маке


В 2004-2006 годах Станислав Маркелов защищал обвиняемую по "огородному делу" пенсионерку Ирину Батурину. Сотрудники Госнаркоконтроля обнаружили на ее участке в деревне Боталы под Смоленском произраставший самосевом масличный мак и обвинили дачницу в выращивании наркосодержащих растений. 24 ноября 2004 года Угранский райсуд приговорил ее к трем годам лишения свободы условно. Адвокат Маркелов настаивал, что "преступления не было как такового: иначе судить за садовый мак можно каждого огородника". 15 июля 2005 года после пересмотра дела по его жалобе пенсионерка была оправдана. Это решение суда, в свою очередь, было отменено по ходатайству прокуратуры — из-за неправильного написания отчества подсудимой в приговоре. После очередного пересмотра Смоленский облсуд оставил оправдательный приговор в силе.

Дело об избитых в Благовещенске


С 2005 года Станислав Маркелов был адвокатом потерпевших в деле о милицейских "зачистках" в Благовещенске. 10-14 декабря 2004 года в ответ на избиение хулиганами нескольких сотрудников милиции в городе была проведена "профилактическая операция", в ходе которой были задержаны и избиты более 300 человек. К ответственности по нескольким уголовным делам привлекли десять сотрудников местного ГРОВД и республиканского ОМОНа, которым предъявили обвинения в превышении должностных полномочий. Выступая одним из защитников по данному делу, Станислав Маркелов неоднократно вызывал раздражение местных милиционеров. Адвокат ходатайствовал о заключении обвиняемых под стражу, считая недопустимым, что большинство из них не только остаются на свободе, но и продолжают работать на своих должностях. Он утверждал, что на потерпевших оказывается административное давление, их пытаются запугать или подкупить. Маркелов безуспешно ходатайствовал о привлечении к уголовной ответственности главы МВД Башкирии Рафаила Диваева. Шестеро обвиняемых были приговорены к условным срокам, один получил четыре года колонии. Процесс по делу трех милицейских начальников еще не завершен.

Дело об убитом антифашисте


В 2007 году Станислав Маркелов представлял в суде интересы матери убитого антифашиста Александра Рюхина. 16 апреля 2006 года у метро "Домодедово" на Рюхина и его друга Егора Томского напали шестеро членов неофашистских группировок. Активист "антифа" скончался на месте от ножевых ран, его другу удалось убежать. Представшим перед судом членам "Славянского союза" (СС) Василию Реутскому и Андрею Анциферову (Цифер), а также члену группировки "Формат 18" Александру Шитову (Шульц) предъявили обвинения в хулиганстве, причинении легкого вреда здоровью и побоях. Дело еще трех скрывшихся участников нападения выделили в отдельное производство. Адвокат Маркелов активно протестовал против разделения дела на две части, опасаясь, что обвиняемые отделаются условным приговором. 19 июня 2007 подсудимые получили от четырех до шести лет лишения свободы. После приговора на одном из националистических сайтов появились угрозы, что адвокат "будет следующим за Николаем Гиренко" (убитый в Петербурге в 2004 году эксперт по проблемам национализма).

Дело Михаила Бекетова


В феврале 2008 года Станислав Маркелов стал защитником главного редактора "Химкинской правды" Михаила Бекетова, обвиняемого мэром Химок Владимиром Стрельченко в клевете на основании критических публикаций в его газете. Это дело не было завершено, поскольку 13 ноября редактор был жестоко избит неизвестными и с тех пор находится в больнице в тяжелом состоянии. После нападения Маркелов в ряде интервью заявлял, что считает главной версией преступления "конфликты с местной администрацией". По словам адвоката, причиной нападения также мог стать иск, поданный Бекетовым в ответ на обвинения в клевете. В нем утверждалось, что следствие занималось фальсификацией доказательств. Защитник добивался передачи дела об избиении на федеральный уровень — в следственный комитет при прокуратуре РФ,— поскольку в местном ГУВД расследованием занимались "те же лица, которых сам потерпевший обвинял в должностном преступлении". В одном из интервью он также обещал "постараться не дать забыть о деле Михаила Бекетова", когда у журналистов найдутся другие информационные поводы.

Дело кадыровского пленника


Еще одним "чеченским" делом Станислава Маркелова стало дело проповедника Мохмадсалаха Масаева. Как утверждал Масаев, в сентябре 2006 года его похитили в Чечне и до января 2007 года продержали пленником в частной тюрьме Рамзана Кадырова в Центорое. 10 июля 2008 года в "Новой газете" вышло интервью, в котором он подробно рассказал о своих злоключениях. В августе Масаев, в последнее время проживавший в Москве, поехал в Чечню на похороны старшей сестры и бесследно исчез. Станислав Маркелов еще в марте 2008 года добился возбуждения уголовного дела по факту незаконного лишения Масаева свободы. Оно стало первым делом о незаконных тюрьмах в Чечне. После второго исчезновения он смог убедить руководство следственного отдела по Заводскому району Грозного возбудить уголовное дело по факту похищения. По информации правозащитников, Маркелов готовил иск в Страсбургский суд о похищениях и пытках Масаева.

Дело солдатской матери


Еще одной подзащитной адвоката Маркелова стала глава владимирского комитета солдатских матерей Людмила Ярилина, обвиняемая военной прокуратурой Владимирского гарнизона в пособничестве в уклонении от воинской службы. Следствию удалось доказать, что обвиняемая за деньги организовала двум призывникам хирургическую операцию для симуляции язвы желудка. 24 декабря 2004 года она была признана виновной и осуждена на два года лишения свободы условно. После вынесения приговора адвокат Маркелов заявил, за его подопечную судят за "ее правозащитную деятельность и ни за что другое". Он поставил под сомнение беспристрастность процесса, в котором "свидетелей привозят военные", а "военная прокуратура заранее знает, какие показания будут у свидетелей". 19 января 2009 года, в день убийства адвоката, Людмилу Ярилину арестовали, предъявив ей новое обвинение в пособничестве в получении врачами взятки за оформление фиктивных актов о состоянии здоровья призывников.

Ольга Шкуренко


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение