Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от

 ЗиЛ
 
 Гигантомания "Микродина"


       К руководству советским флагманом индустрии пришли новые российские предприниматели

       Этот прецедент тем более важен потому, что ЗИЛ переживает тяжелые времена и, казалось бы, его привлекательность для инвесторов — нулевая.
       Раньше у ЗиЛа был гарантированный сбыт. Большую часть автомобилей закупали военные и аграрии. Кроме того, на базу "ЗиЛов" устанавливалась специальная техника, вроде строительных кранов или бетономешалок. Но в 1992 году проблемы ЗиЛа обострились. Под жестким финансовым давлением оказались основные потребители его продукции, в результате чего рынок резко сократился. И хотя завод способен производить 200 тысяч автомобилей в год, в 1993 году было произведено 108 тысяч, а в прошлом — всего 26 000. Столь же стремительно ухудшалось и финансовое положение компании: за 1994 год задолженность по краткосрочным кредитам увеличилась более чем в 15 раз, по долгосрочным в 5 раз, убытки превысили 12 млрд рублей.
       Нельзя сказать, что руководство компании ничего не предпринимало, чтобы выправить положение. Однако усилия в основном тратились на выбивание льгот и денег у правительства и рекламирование планов модернизации. ЗиЛ планировал: производить новый колесный вездеход, собирать автобусы в Таджикистане, наладить производство сочлененных автобусов по заказу правительства Москвы, собирать грузовики Kenworth, создать совместное предприятие с Caterpillar для производства дизельных двигателей, создать сбытовую сеть, соответствующую мировым стандартам etc. Время от времени начальство ЗиЛа козыряло двадцатью пятью (!) новыми моделями грузовиков, "пользующихся высоким спросом на внутреннем и международном рынке...". Насколько можно понять, не реализовано ничего.
       Одной из важнейших причин плачевного состояния руководство компании называло "неправильную" приватизацию ЗиЛа (этот тезис поддерживал и Юрий Лужков). Однако в ГКИ проблемы объясняли неспособностью менеджеров предприятия адаптироваться к рыночным условиям. Предполагаемые изменения в структуре собственности там не приветствовали, а из кризиса выходить предлагали, используя внутренние резервы.
       В начале года разгорелся известный конфликт между руководством ЗиЛа и компанией "Микродин", владеющей 35% голосов в этом акционерном обществе и, вероятно, несколько раздраженной омертвлением своих средств.
       В свое время этот, по существу контрольный, пакет был куплен "Микродином" весьма недорого. Очень грубая оценка цены пакета "Микродина", исходя из аукционной цены акций (1 штука за ваучер), курсов ваучера и доллара в мае 1993 года (когда был чековый аукцион по ЗиЛу), составляет $3,6 млн.
       Как известно, конфликт завершился победой "Микродина" — 13 апреля на очередном заседании Совета АМО "ЗиЛ" президентом — генеральным директором общества был назначен Александр Ефанов (председатель совета директоров АО "Микродин").
       Компания "Микродин", известная как торговая, в настоящее время уже сильно диверсифицирована. Помимо ЗиЛа, она владеет большими пакетами акций "Пермских моторов" и Иркутского авиазавода. С компанией тесно связаны два банка — Ресурс-банк и Рато-банк (среди российских банков занимают 44-е и 69-е места по сумме активов). Другой руководитель "Микродина" — Дмитрий Зеленин — недавно стал первым заместителем председателя правления Ресурс-банка. Этот банк активно финансирует строительные проекты, в частности, строительство бизнес-центра в погоревшем бывшем Доме актера на Тверской. Только в этот проект Ресурс-банк вложил $30 млн. Напрашивается мысль о формировании диверсифицированной финансово-промышленной структуры, обеспечивающей эффективный переток капитала между секторами хозяйства.
       Итак, все выглядит вполне элегантно. Новый бизнес, энергично освоив торговый сектор экономики, перебрался вначале в финансовый сектор, а теперь осваивает и производственный. Это происходит в силу естественных причин — по мере роста капитала, задействованного в торговом и финансовом секторах хозяйства, его предельная производительность падает, и капитал в поисках нового применения обращается к "старым ценностям", в данном случае в виде грузовиков и холодильников. Причем важно, что "новый капитал" идет не на преуспевающее производство, а на предприятие, пребывающее в состоянии глубокого кризиса. В предпринимательской среде формируется, если так можно выразиться, новый консерватизм.
       Концепция подкрепляется и соответствующим политическим обрамлением. Олег Бойко (ОЛБИ) назвал "Микродин" среди тех крупных коммерческих структур, которые в целях сохранения стабильности будут добиваться отсрочки выборов. Дмитрий Зеленин тогда же заявил: "Всем нам нужна великая Россия... Мы не являемся политиками, но прилагаем все усилия для стабилизации экономики, и в первую очередь промышленности, тем самым нормализуя и денежный оборот". Напомним также, что "Микродин" входит в состав попечительского совета ОРТ.
       Однако, на наш взгляд, проблемы ЗиЛа столь серьезны, что эта концепция, даже будь она реализована, потеряет большую часть своей элегантности. По сравнению, например, с ГАЗом (см. материал в этом номере) ЗиЛ сильно проигрывает. У него почти не диверсифицирован выпуск — нет большого спектра модификаций автомобилей, удовлетворяющих специализированный спрос. Менеджмент ЗиЛа, судя по всему, весьма консервативен и до сих пор не ориентирован на потребности рынка. Производственные мощности ЗиЛа давно не обновлялись (в отличие от ГАЗа, для которого в конце 80-х годов, как раз перед началом реформ, были закуплены импортные основные фонды). У ГАЗа уже есть реализуемые совместные с иностранными инвесторами проекты, а на ЗиЛе таковые пребывают в зачаточном состоянии.
       Отчетливо проигрывает ЗиЛ и КамАЗу — в классе самосвалов и тягачей для автопоездов. Многие специалисты полагают, что если бы в Набережных Челнах не сгорел завод двигателей КамАЗа, сокращение производства на ЗиЛе могло бы быть значительно большим, что, кстати говоря, самым негативным образом сказалось бы и на движении котировок его акций.
       Иначе говоря, ЗиЛ в его теперешнем виде, похоже, обречен. И 200 тысяч грузовиков — по крайней мере из нынешней гаммы моделей — он не произведет больше никогда.
       Какие цели ставил перед собой "Микродин", покупая ЗиЛ, не совсем ясно. Завод уже тогда был нерентабельным, а его перспективы лишь ухудшались, поэтому рассчитывать на какие-то дивиденды было нельзя. Курсовая стоимость акций в последние два года хотя и росла, но настолько медленно, что этот актив проигрывал в доходности любому самому низкопроцентному депозиту. Если в сентябре 1993 года акция ЗиЛа стоила около 8 тыс. рублей, то в апреле этого — 13-14 тыс. руб. Ясно, что инфляция многократно обесценила реальную стоимость акций. Даже если дефлировать динамику цены акций ЗиЛа на курс доллара, который рос медленнее внутренних цен, то все равно потери составили почти две трети первоначальной стоимости.
       Предположим даже, что инвестор и не собирался приобретать весьма хлопотное производство, каким является автомобильный завод, а рассчитывал, например, на землю, на которой этот завод расположен. Отметим, что в мировой практике подобные прецеденты есть: например, в 30-х годах компания Renault снесла свой завод в Париже, землю продала, а на вырученные деньги построила в другом месте совершенно новый. В конце концов, огромное производство посреди Москвы — явная аномалия; все равно когда-нибудь ЗиЛ будет из Москвы удален. Но для того, чтобы разобрать гигантские цеха и вывезти на свалку оборудование, потребуется несравненно больше денег, чем на саму покупку. К тому же подобные действия сегодня вряд ли будут приветствоваться властями, а проблемы землевладения в нашем законодательстве еще и не начинали решать. Можно еще использовать предприятие в качестве залога. Но вряд ли под эту обузу дадут много денег, а рыночная цена даже всего пакета акций невелика.
       Новое руководство ЗиЛа не спешит обнародовать свои стратегические планы. Отвечая на вопрос агентства Reuter, Александр Ефанов сказал: "Сложившаяся на ЗиЛе ситуация заставляет в первую очередь говорить о тактических задачах. Во-первых, необходимо улучшить сбыт продукции. Это даст возможность существования до его структурной перестройки. Без четко налаженной системы реализации нет смысла говорить о каких-то кардинальных изменениях. Во-вторых, необходимо отрегулировать систему связей между производствами внутри завода. В том числе и бюджетов отдельных производств. Решение этих вопросов поможет решить многие проблемы...".
       Между тем, нельзя сказать, что "Микродин" ввязался в заведомо убыточное дело. В конце концов покупка обошлась столь дешево, что для компенсации затрат вовсе не обязательно производить сотни тысяч автомобилей.
       Во-первых, "Микродин" получил "паблисити". Во-вторых, помимо автомобилей ЗиЛ производит и другие товары, причем пользующиеся спросом, скажем, холодильники. Этот сегмент компании может успешно развиваться. В-третьих, на имеющемся универсальном оборудовании можно производить профильную промежуточную продукцию, пользующуюся сегодня спросом. В-четвертых, ЗиЛ имеет общенациональное значение, и наше традиционное патерналистское государство вряд ли в ближайшее время решится лишить его своей поддержки. Александр Ефанов от этой поддержки, естественно, не отказывается: "...есть указы президента и правительства России об инвестировании ЗиЛа. Все они будут выполнены в рабочем порядке".
       А льготы дарованы немалые: отсрочка по платежам в федеральный бюджет; сокращение мобилизационных мощностей по производству грузовых автомобилей и ежегодное финансирование затрат ЗИЛа на содержание оставшихся мобилизационных мощностей; выделение в 1994-1996 годах инвестиционного кредита в размере 300 млрд рублей; возврат не позднее 1 июля 1995 г. задолженности иностранных государств перед ЗиЛом за продукцию, поставленную им за границу по межправительственным соглашениям, заключенным до 1992 года; то же — с задолженностью предприятий СНГ; включение в государственный заказ на 1995 год задания ЗиЛу на поставку грузовых автомобилей для Минобороны и Министерства по чрезвычайным ситуациям; передача в собственность предприятий ЗиЛа на безвозмездной основе объектов социальной и культурной сферы, находящихся на балансе общества; продажа в установленном порядке предприятиям ЗиЛа земельных участков, находящихся в их пользовании; предоставление в I квартале 1995 г. за счет средств федерального бюджета ссуды в размере 150 млрд рублей для проведения структурной перестройки и многое другое.
       Нет сомнений: если правительственные решения действительно будут выполняться, финансовые проблемы самого ЗиЛа на какое-то время решатся (один только индийский долг составляет $110 млн), что может расширить и финансовые возможности всей группы "Микродин". Мало того, сотрудничество с ЗиЛом позволит торговому крылу группы занять более прочные позиции на рынке недорогой бытовой техники. Управление же многочисленными объектами социальной сферы завода позволит группе закрепиться и на рынке недвижимости. Такая игра действительно стоит мессы: сумма льгот многократно покрывает накопленные обязательства ЗиЛа и прямые расходы "Микродина". Однако что будет в конечном счете с основным производством ЗиЛа, даже в среднесрочной перспективе сказать невозможно, несмотря на обнадеживающие изменения в его руководстве.
       
Комментарий к графику 1
       Прогноз на 1995 год — почти трехкратный рост производства по сравнению с прошедшим годом — составлялся еще при старом руководстве. На наш взгляд, этот прогноз слишком оптимистичен.
       
       Валерий Фадеев
       

Комментарии
Профиль пользователя