Коротко


Подробно

Таир Салахов: все надо было провести еще и сверху

Мастер "сурового стиля" в фонде "Екатерина"

Выставка живопись

Сегодня в Москве в фонде "Екатерина" открывается ретроспектива Таира Салахова, организованная Айдан-галереей и приуроченная к его 80-летию. С вице-президентом Российской академии художеств, Героем Социалистического Труда, лауреатом Госпремии, орденоносцем, основоположником "сурового стиля" и просто легендой советского искусства ТАИРОМ Ъ-САЛАХОВЫМ накануне встретилась МИЛЕНА Ъ-ОРЛОВА.


— Вы наверняка знакомы с современным русским искусством благодаря своей дочери — художнице и галеристке Айдан Салаховой. Что вам кажется в нем перспективным?

— Мне нравится, что Айдан находит новые имена, что она дружила с Тимуром Новиковым, дружит с Рауфом Мамедовым и другими и чувствует, где есть правда или красота творчества. Мне нравится эта линия. Не знаю только, почему она ко мне обратилась как к художнику?

— Как вам, сыну репрессированного из Азербайджана, удалось выбиться в такие большие люди в советском искусстве?

— Сложно все было. Отец был арестован 29 сентября 1937 года, я хорошо это помню, мне было девять лет. Он был первым секретарем Лачинского района. 4 июля 1938 года после заседания тройки — у меня есть отцовское дело, там четыре статьи тяжелейшие против него — его приговорили к высшей мере и привели в исполнение. Мы узнали об этом только в 1956 году, когда его реабилитировали. Все это наложило отпечаток на нас, пятерых детей. Мы не верили, что наш отец что-то совершил, мы хотели возродить доброе имя отца и матери.

— Говорят, что вы спрятали вашу картину "Тебе, человечество!" от погрома Хрущева в Манеже. Это правда?

— Эта картина была показана впервые 12 апреля 1961 года в Баку на республиканской выставке. Еще за год до полета Гагарина я ее придумал по какому-то наитию. И когда эту работу взяли на всесоюзную выставку в Манеж, это был уже 1962 год, пошли какие-то слухи, что ею недовольны — какие-то летающие люди с античными лицами, да еще голые, где социалистический реализм? Где Гагарин? Когда сказали, что коллегия в Манеже, я подумал: зачем я должен подводить Союз художников СССР. Я пригласил рабочих, они сняли холст с подрамника — а он размером шесть метров на два, свернули и увезли. Пришла комиссия: а где ваша работа, о которой все говорят? А я говорю: нет ее. С тех пор эта работа была в Баку. Айдан приехала в Баку, увидела, что она в запаснике,— папа, давай я ее покажу. А я говорю, Айдан, что хочешь, то и делай. Кто мог предположить, что так время изменится и что эта работа будет выставлена в Айдан-галерее!

— Вы же сами много лет, с начала 70-х и до 90-х, были в руководстве Союза художников СССР.

— C 1973 года я был первым секретарем правления Союза художников СССР. С молодежью положение было очень сложное. В 1963 году отменили институт кандидатов в Союз художников, в сам союз сложно было поступить, а с другой стороны шел огромный выпуск художников по всем направлениям. Считалось, что художники необходимы в развитии страны. Утвердили план выпуска, а должностей, ставок не утвердили. Уже к концу 70-х я выявил девять тысяч бесхозных художников, которые окончили Репинский, Суриковский, Строгановку, институты в Киеве, Вильнюсе, Тбилиси, по всей стране, а работы у них не было, галерей никаких не было тогда, и вот получалось, что они — тунеядцы. И я вам скажу, бульдозерная выставка была результатом этого равнодушия к людям, к художникам.

— Сейчас, конечно, это нелегко вообразить.

— Прошла бульдозерная выставка, потом выставка в Измайлове, а потом в павильоне "Пчеловодство" (несанкционированные властью показы нонконформистов.— "Ъ"). И вот после этих событий меня вызвали на ковер к Суслову. Там сидели академики, там сидел Петр Нилович Демичев, министр культуры, кандидат в члены политбюро, Василий Филимонович Шауро, завотделом культуры, и я между ними. Обстановка тяжелейшая. И вот, "товарищ Салахов, доложите, что происходит в нашем искусстве". 15 минут я говорил о том, что произошло в преддверии, откуда все это взялось, и я сказал, что во всем, что произошло, виноваты мы, здесь сидящие. А Петр Нилович меня ногой так и стукнул. На меня напали, что он здесь говорит, где советская власть, почему мы не можем от идеологических врагов избавиться? И я сказал, что все это касается не только художников, вся молодежь творческая в тяжелом положении. В конце Суслов сказал: "Товарищи, прошло то время, когда мы решали идеологические вопросы административным путем". Это он впервые так заговорил.

— Но доктрина советского искусства все-таки не поменялась, продолжалась и подпольная жизнь.

— Зная все тонкости творчества, все тонкости той жизни, которую я прошел, те обвинения, которые предъявляли мне и моей семье, у меня всегда было чувство за человека, за его жизнь и правоту, поэтому мы демократизировали все эти вопросы сверху. Одно дело там Рабин, Кабаков и другие художники, они боролись и своим творчеством, и своим отношением, но это все надо было провести еще и сверху. Вот такая ситуация была. Я хочу сказать, я не видел еще трудов, где был бы проведен анализ всего этого и где нашли бы место мужеству таких людей, как Сергей Герасимов, Юрий Пименов, Александр Дейнека, Дмитрий Мочальский, тем героическим поступкам, которые они совершали в защиту художников, искусства, ведь они первые взломали этот асфальт.

— Несколько лет назад медалями Академии художеств наградили Олега Кулика и других авангардистов после первой Московской биеннале современного искусства. Вы как вице-президент академии это одобряете или академия все-таки должна быть бастионом традиций?

— Мы были на открытии биеннале на Винном заводе, члены президиума, Зураб Константинович. У меня нет вопросов к этим ребятам, мне нравится их желание быть во времени. Это тоже подвиг с их стороны. А каждый подвиг требует награды. Вот Кабаков, Булатов, Рабин, то, что они в рядах академии — они почетные члены нашей академии, это восстановилась справедливость. Если моего отца Верховный суд реабилитировал, то здесь Академия художеств России взяла на себя эту функцию реабилитации художников. Мы возвратили наш долг.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 15.01.2009, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение