Коротко

Новости

Подробно

Год пишем, два в уме

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 23

Борьба российских властей с углубляющимся экономическим кризисом неизбежно наложит отпечаток и на внутреннюю политику, которая, скорее всего, заметно ужесточится. Однако сохранить в стране хотя бы относительную политическую стабильность Кремлю в 2009 году, видимо, все-таки удастся.


Главным достижением восьми лет правления Владимира Путина, с точки зрения большинства рядовых россиян, была экономическая стабильность. За это властям могли простить многое: и существенное ограничение гражданских прав и свобод, и отмену всенародного избрания губернаторов, и фактическую замену свободных выборов всех уровней одобренным сверху назначением. Однако если ощущение личной экономической стабильности вдруг пропадало, это немедленно ставило под угрозу и стабильность политическую. Так произошло, например, в конце 2004--начале 2005 года, когда тысячи протестовавших против закона о монетизации льгот пенсионеров, совсем как в "проклятых 90-х", перекрывали улицы и штурмовали местные администрации.

Прошлой осенью экономическая стабильность неожиданно закончилась, и вернуть ее российским властям при всем желании до завершения мирового кризиса не удастся. Поэтому первейшей задачей Кремля и Белого дома на 2009-й и последующие два-три года станет сохранение в стране хотя бы относительной политической стабильности, отсутствие которой может обернуться для нынешних правителей серьезными проблемами на следующих федеральных выборах. Главное же условие такой стабильности — контроль властей над формальной и неформальной политической активностью граждан, то есть продолжение доминирования "Единой России" на выборах и предотвращение массовых акций протеста населения.

Кризисная стабильность


Выполнимость этой задачи прямо зависит от того, насколько глубоким окажется кризис и когда он закончится. На этот счет у экспертов разные мнения. Наиболее оптимистичные, но весьма редкие оценки сводятся к тому, что подъем начнется уже во второй половине 2009 года. В большинстве прогнозов фигурирует уже 2010 год. Бывший же премьер Михаил Касьянов, к примеру, уверен, что в Европе экономический рост начнется не ранее 2011 года, а в России — лишь в 2012 году.

Развитие событий по первому сценарию особых проблем российским властям не предвещает. Выборы в первой половине 2009 года будут только одни — 1 марта, в рамках единого дня голосования. Явка на региональные и муниципальные выборы обычно ниже, чем на федеральные, и для успеха единороссам хватит поддержки наиболее активных избирателей — пенсионеров и бюджетников. Им в 2009 году обещано очередное повышение зарплат и пенсий, которое власти поклялись осуществить во что бы то ни стало, даже если другие бюджетные расходы придется урезать. По той же причине маловероятно участие этих категорий граждан в акциях протеста. Те же, кому государство помочь не сможет, вряд ли успеют за несколько месяцев дойти до такой степени отчаяния, чтобы вместо поисков новой работы выходить на митинги. Отдельные волнения вроде недавних митингов автомобилистов против повышения пошлин на иномарки, конечно, возможны, но с ними власти пока справляются без особого труда.

Второй вариант уже может создать для федерального центра серьезные трудности, поскольку в условиях продолжающегося кризиса денег для поддержания социальных расходов на прежнем уровне в российском бюджете-2010 наверняка не хватит. А значит, ряды потенциальных противников режима пополнят не только сотни тысяч новых безработных, но и миллионы пенсионеров и работников бюджетных учреждений, недовольных чувствительным падением уровня благосостояния. Соответственно, и выигрывать выборы, особенно в самых депрессивных регионах, "Единой России" станет гораздо сложнее. Хотя отлаженный административный ресурс, возможно, позволит властям компенсировать падение ее популярности.

Если же оправдается прогноз Касьянова, то положение для Кремля может стать почти катастрофическим. Победы оппозиции на выборах станут столь же привычными, как в 1990-х годах, а протесты — по-настоящему массовыми и повсеместными. Такой вывод можно сделать из исследований протестных настроений, проводившихся во время прежних кризисов — после дефолта 1998 года и в период монетизации льгот в 2004-2005 годах (см. графики). Кроме того, углубление кризиса может привести к заметному ухудшению криминальной обстановки, и прежде всего к росту числа имущественных преступлений, совершаемых потерявшими работу людьми (подобный всплеск был зафиксирован, например, в период кризиса 1998-1999 годов — см. график).

В результате под угрозой может оказаться решение главной задачи 2012 года — переизбрание президента Медведева на второй срок либо проведение очередной операции "Преемник". Ведь затяжной кризис может пригнать на избирательные участки тех, кто и раньше был недоволен властями, но не ходил на выборы ввиду предопределенности их результата. Голосовать эти люди наверняка станут отнюдь не за действующих руководителей.

Сами власти, судя по заявлениям Владимира Путина в ходе "прямой линии" 4 декабря, пока считают наиболее реальным прогноз о завершении кризиса к весне 2010 года. Однако если Кремль и Белый дом сочтут неизбежным развитие событий по худшему варианту, то муссируемый в СМИ сценарий досрочных президентских выборов может стать вполне реальным. Ведь сейчас уровень доверия к президенту и премьеру достаточно высок, а следующего президента, согласно недавним поправкам к Конституции, будут переизбирать лишь через шесть лет, когда кризис сменится новым подъемом.

Кризисная политика


Впрочем, пока власть, похоже, надеется обойтись менее радикальными способами борьбы с кризисом. Прежде всего в 2009 году будет продолжена политика "либерализации для своих", основные направления которой были изложены президентом Медведевым в его первом послании Федеральному собранию.

В Госдуму уже внесены законопроекты о новом порядке формирования Совета федерации (сенаторами смогут стать лишь действующие депутаты региональных и местных парламентов) и о предоставлении победившей на региональных выборах партии права выдвигать кандидатов в губернаторы. В ближайшее время должны появиться проекты о поэтапном снижении численности партий, уменьшении количества подписей, необходимых для выдвижения партсписка на думских выборах, предоставлении "поощрительных" депутатских мандатов партиям, получившим на тех же выборах от 5% до 7% голосов, и о гарантиях освещения деятельности думских фракций в государственных СМИ.

Все эти меры, которые могут быть одобрены Думой уже в весеннюю сессию, должны способствовать консолидации всех "системных" политических сил и заставить их еще больше дорожить статусом официально зарегистрированных. Ведь бонусы, получаемые партиями за сам факт принадлежности к "системе", будут настолько велики, что пожертвовать ими партийные лидеры вряд ли рискнут даже в условиях нарастающего кризиса.

Кстати, примеры того, как федеральная власть готова защищать интересы "системных" партий, появились уже в ходе нынешней региональной кампании. Избиркомы Владимирской области и Хакасии попытались было не допустить к парламентским выборам КПРФ и "Патриотов России" соответственно, сославшись, как обычно в подобных случаях, на весьма сомнительные нарушения в их документах. Однако Центризбирком РФ за партийцев тут же заступился, обязав нижестоящие комиссии "незамедлительно заверить" списки обеих партий.

В этой ситуации примечательны два момента. Во-первых, ЦИК вообще нечасто напрямую отменяет решения нижестоящих избиркомов, предпочитая решение подобных споров в судах. Во-вторых, наряду с авторитетной КПРФ Центризбирком позаботился и о "Патриотах России", которые относятся к числу партий-аутсайдеров и крайне редко преодолевают установленный на выборах барьер. Ранее к судьбе таких организаций федеральный центр был равнодушен, но в рамках концепции "либерализма для своих" партии второго эшелона тоже должны иметь определенные гарантии.

Еще одним важным направлением борьбы за сохранение политической стабильности станет укрепление губернаторского корпуса. В 2009 и начале 2010 года истекают полномочия у 15 глав регионов, в том числе у последних семи всенародно избранных (подробнее о них см. справку). И судя по тому, что в прошлом году постов лишились три региональных лидера, утвержденных уже по новой процедуре, факт назначения главы субъекта РФ президентом Путиным вовсе не служит гарантией того, что этого губернатора переназначит и президент Медведев.

Кризисная пропаганда


Разумеется, предоставление преференций "своим" потребует и дальнейшего закручивания гаек в отношении "чужих". Причем перечень последних может заметно расшириться: к деятелям радикальной оппозиции добавятся организаторы несанкционированных акций протеста экономического характера.

Можно также предположить, что некоторые дела в отношении наиболее буйных "несогласных" для большего воспитательного эффекта будут рассматриваться в рамках уже не административного, как прежде, а уголовного судопроизводства. Для этого достаточно переквалифицировать дело с "нарушения порядка проведения митинга" (ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях) на "массовые беспорядки" (ст. 212 Уголовного кодекса). Тогда вместо штрафа 1-2 тыс. руб. организаторы несанкционированных акций протеста, сопровождавшихся столкновениями с милицией, могут получить до десяти лет лишения свободы, а их участники — до восьми лет.

Понятно, что для достижения необходимого пропагандистского эффекта подобные показательные порки должны проходить максимально публично. Поэтому нельзя исключать, что государственные телеканалы в 2009 году несколько изменят подход к освещению антиправительственных акций. Если в последнее время такие мероприятия, как правило, телевидением просто игнорировались, то в условиях кризиса куда правильнее было бы давать о них развернутые репортажи, в которых убедительно разоблачались бы истинные цели оппозиционеров, пытающихся подорвать политическую стабильность и вбить клин между народом и его мудрым руководством.

Примером такой успешной пропагандистской работы можно считать пиар-кампанию на российских телеканалах, которой сопровождалась новогодняя газовая война с Украиной (см. стр. 10). Самих россиян проблема транзита российского газа в Европу совершенно не касалась и, казалось бы, должна была вызывать не больше эмоций, чем, скажем, рост цен на бензин в США. Однако назойливые спецвыпуски новостей, почти полное отсутствие в эфире точки зрения второй стороны и бегущие строчки в развлекательных программах сделали свое дело. В итоге к концу праздников российские пенсионерки и домохозяйки увлеченно обсуждали на кухнях неподобающие действия Киева и искренне жалели Медведева и Путина, которым вместо отдыха пришлось героически спасать Европу от вороватых украинцев.

Подобные информационные технологии в этом году наверняка понадобятся Кремлю еще не раз. Ведь своевременно и умело созданный образ врага позволяет хотя бы частично выпустить пар народного гнева, что особенно актуально в условиях явного дефицита во властных структурах подходящих мальчиков для битья. Во время предыдущих кризисов таковыми обычно являлись премьеры и отдельные министры, но премьер Путин пока остается вне критики, как и подобранные лично им министры.

Наиболее перспективных кандидатов во враги предсказать тоже несложно. На внутриполитической сцене ими, естественно, останутся радикальные оппозиционеры. Правда, уличить Гарри Каспарова или Михаила Касьянова в раздувании экономического кризиса Кремлю вряд ли удастся. Однако подробный рассказ о том, как оппозиционеры с подачи Запада и на его деньги пытаются помешать реализации в России глубоко продуманной антикризисной программы, будет выглядеть на телеэкранах весьма органично.

Отдельно должно достаться от государственных СМИ самому Западу, в частности американцам, которых власти РФ уже официально объявили главными виновниками глобального кризиса. Так, напоминания о недальновидной и даже в чем-то преступной экономической политике США в последние годы будут убеждать россиян, что в вынужденном сокращении расходных статей федерального бюджета наши власти совсем не виноваты. Сообщения же о резком падении доходов РФ от экспорта в Европу можно сопроводить пространными комментариями о том, как Евросоюз спасает собственную экономику, не считаясь с интересами других стран.

Правда, все эти объяснения будут иметь весьма ограниченный срок действия. В случае неуклонного ухудшения экономического положения России убеждать граждан в том, что власти страны никакого отношения к этим проблемам не имеют, станет все труднее. Однако решением этой проблемы Кремлю и Белому дому, скорее всего, придется заняться уже в 2010 году.

ДМИТРИЙ КАМЫШЕВ


Комментарии
Профиль пользователя